Восточно-европейская петросяния

Информационное пространство враз заполнилось миролюбиво-оптимистичными заявлениями и новостями про Европу и нас. Сначала президент, а затем и министр иностранных дел нашей необъятной страны сообщил согражданам, что все проблемы в реализации их безвизового попадания в Евросоюз, равно как и европейцев – к нам заключаются в неготовности этого самого союза. Так и сказал господин Лавров: «Важно, чтобы к этому был готов Евросоюз, но такой готовности пока нет. Но мы нацелены на интенсивную совместную работу с целью достигнуть такой договоренности».
Нацеленный министр простерся мыслью далее, заявил корреспонденту ИТАР-ТАСС: «Мы договорились, что наши германские друзья ускорят начало полноценного функционирования визовой секции генерального консульства Германии в Калининграде». Интересно, с каким чувством воспринял заявление коллеги-дипломата экс-генконсул ФРГ в российском эксклаве, грустный старый Корнелиус Зоммер? Полтора года работы у нас в городе господин Зоммер провел в номере гостиницы. Шесть заявок на размещение консульства вне гостиницы были отклонены – ФСБ никак не могло согласовать расположение здания, опасаясь за «безопасность государственных интересов». Интересы граждан страны, вынужденных мотаться за визами в столицы за две границы, к сожалению, не оказались приоритетными.
Ну да ладно, здание в конце концов согласовали, визы когда-нибудь да начнут выдавать. Вернемся к безвизовому раю. Слова Сергея Лаврова, вероятно, бальзамом ложатся на души постоянных пассажиров поездов в Москву и Питер, замерших в тревожном ожидании расширения Шенгена. Впрочем, если углубиться в историю вопроса, то градус оптимизма несколько снизится. К примеру, четыре года назад небезызвестный, ныне – опальный депутат, а тогда - спецпредставитель Президента РФ в Калининградской области Дмитрий Рогозин выражался не менее победоносно. «Хочу заверить, что граждане России, которые хотят воочию увидеть янтарный край, смогут сделать это и после 1 июля 2003 года без виз», - заявил господин Рогозин после окончания очередного раунда переговоров между Россией и Литвой. Это заявление он сделал в марте 2003 года. 1 июля давно минуло, Дмитрий Рогозин извлек необходимые политические дивиденды из своего спецпредставительства, а визовый воз поныне там.
Свой вклад в решение проблем путешествующих россиян сделал на этой неделе и Георгий Боос. Впрочем, этот вклад вызывает стойкое ощущение «déjà vu» - губернатор вновь поднял вопрос спокойного сна пассажиров транзитных поездов и предложил сократить число проверок на границах с четырех раз до двух. Ровно такое же предложение господин Боос высказал в день своего триумфального въезда в Калининградскую область в роли безальтернативного кандидата в губернаторы в 2005 году. Подобная настойчивость несомненно похвальна, однако не сильно способствует спокойному сну пассажиров.
Тем временем, калининградская тематика в очередной раз стала разменной картой во внешнеполитических играх федерального руководства. Воодушевленная сделанным с традиционной для военных прямотой заявлением главы Генштаба Юрия Балуевского заявления о возможности выхода России из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, западная пресса принялась раскачивать и без того накренившуюся лодку российско-европейских отношений. И предположила, что в случае нагнетания конфликта, связанного с размещением американских ПРО в Польше, Россия может украсить Калининградскую область живописными шахтами баллистических ракет.
Вообще-то, логика в предположениях польских журналистов просматривается. Размещение оружия дальнего действия на удачно затесавшейся в европейских просторах области выглядит тем самым «адекватным ответом», о котором говорил в Мюнхенской речи Владимир Путин на реальную угрозу безопасности страны. Несмотря на вред, который способно нанести развитию экономики региона усиление военной группировки. Другой вопрос – чему адекватен этот ответ? И кто определяет критерии реальности этой угрозы? Не те ли это структуры, которые более полутора лет согласовывали размещение германского консульства?
Свой крайне скромный, но крайне характерный вклад в развитие событий внес в последнем номере газеты «Дворник» глава облисполкома КПРФ и депутат областной Думы Игорь Ревин. Сей государственный муж четко и прямо предложил: надо, мол, построить АЭС, а в случае угрозы – взорвать ее к чертям собачьим. По скрупулезным подсчетам господина Ревина, радиоактивное облако накроет минимум треть враждебных натовских стран. «Как шахид», - так и говорит. «Шантаж здесь уместен», - резюмирует депутат. Остается радоваться, что аудитория газеты «Дворник» не распространяется на сопредельные государства. Между прочим, Уголовный Кодекс Российской Федерации в минувшем году был дополнен частью 2 статьи 205 – «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма». Предполагающей за публичное оправдание террористических идей, кроме прочего, наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
На фоне визовых, ракетных и атомных заявлений Калининградская социологическая служба опросила жителей региона, умудрившись сформулировать вопрос донельзя провокационно: "Должна ли Калининградская область стать частью Евросоюза?". Кому эта самая область должна, социологи, с присущей им скромностью, уточнить забыли. Естественно, чуть менее половины опрошенных – видимо, успевшая посетить Миколайки, Гданьск и Вильнюс, ответствовала, что «область должна стать частью Евросоюза, оставаясь российской территорией». Почти столько же решили, что европеизация на пользу эксклаву отнюдь не пойдет. Из этих ответов федерально-подчиненные журналисты сделали единственно-возможный вывод: «миф о якобы поголовном желании калининградцев раствориться на европейских просторах мифом так и остался». Упаси бог нас от ярости викингов – и от тандема социологов и журналистов.
В данной ситуации весть о том, что заслуженный кавеэнщик и режиссер Юлий Гусман намерен привезти в регион лучших артистов-юмористов и организовать фестиваль смеха, воспринимается вполне естественно. Жителям региона, в котором и вокруг которого разворачивается подобная петросяния, только и остается, что смеяться. Главное – чтобы не сквозь слезы.