Царство естественной лжи

Число россиян, считающих, что власти им врут, достигло максимума и перевалило через «психологическую отметку» 50%. Соответственно, число полагающих, что руководство страны говорит преимущественно правду рухнуло за год до 12%. Рассуждать о причинах здесь несложно: президент Путин в 2005 году пообещал не поднимать пенсионный возраст, а потом поднял. Потому что может. Плюс пятый год подряд падения доходов (а по телевизору чиновники говорят, что доходы растут).

Если двигаться от общественных оценок к экспертным, то тут с доверием дела обстоят тоже неважно. В последние дни продолжают активно обсуждаться действия Росстата, который так решительно откорректировал данные о росте российской экономики в 2018 году, что он стал максимальным за последние 6 лет. Эксперты очень удивились.

Убедительных доказательств оправданности корректировок Росстат представить не может. Поэтому в экспертном сообществе всерьез говорят о том, что государственное статистическое ведомство начало целенаправленно манипулировать статистикой. Если раньше Росстату не верили в основном простые граждане (не всегда это недоверие было оправданно), то теперь речь идет о квалифицированных инвесторах. А это уже серьезно.

Выстроить причинно-следственную связь не слишком сложно. Раньше Росстат подчинялся Правительству РФ, которое отвечало и за экономический рост, и за множество других вопросов. Но потом статведомство переподчинили Минэкономразвития, ответственное главным образом за экономический рост. В антикоррупционном законодательстве это называется конфликт интересов: когда ты командуешь тем, от кого зависишь. Министр экономического развития (молодой технократ) уволил главу Росстата и назначил другого молодого технократа на его место — и, о чудо, Росстат начал показывать рекордный экономический рост. В Минэкономразвития, конечно, уверяют, между ним и Росстатом «высокая китайская стена». Видимо, такая же высокая, как между политическим руководством страны и судебной системой. В ее независимость все, конечно, верят.

Ложь.png 
Источник: «Левада-Центр»

Обыватель скажет: «Подумаешь, Росстат. Росстатом больше, Росстатом меньше». Дело в том, что альтернативы Росстату в части данных о большинстве процессов, происходящих в России, просто нет. Статистика — это очень дорого и сложно. Калининградский бизнес не так давно попробовал сделать свой простой статистический барометр отслеживания ситуации, но эксперимент провалился: не смогли наладить систему сбора данных. Но главная проблема состоит в том, что если статистикой начинают манипулировать, то очень скоро власти сами попадают в свою ловушку и перестают понимать, что происходит на самом деле. Вести статистическую «черную бухгалтерию» для внутреннего пользования крайне сложно.

Очень согласуется с духом времени недавнее назначение исполняющего обязанности калининградского отделения Росстата. На смену много лет возглавлявшей структуру статистику Галине Чуриковой пришел чиновник «широкого профиля» Михаил Плюхин. В прошлом он возглавлял калининградский облизбирком, когда Центральным избиркомом руководил «волшебник» Владимир Чуров, а затем у губернатора Цуканова заведовал внутренней политикой (это когда ты убеждаешь всех, что губернаторское решение — самое верное). Так что есть основания полагать, что «волшебства» в государственной статистике станет больше не только не федеральном, но и на региональном уровне.

Серьезное искажение статистики — это только наступающая эпоха. А вот в эпоху ложных интерпретаций со стороны чиновников мы живем довольно давно.

Местные чиновники любят рассуждать о «негативном мышлении» тех журналистов, которые не берут у них деньги на «освещение деятельности» (с позитивом у тех, кто берет, все нормально). Соответственно, журналисты регулярно обращают внимание на иногда комичную, а иногда и опасную «позитивность мышления» чиновников. Госслужащие вообще являются профессиональными оптимистами (им платят за то, чтобы все было хорошо хотя бы на словах), а журналисты — профессиональными пессимистами (им платят за то, чтобы они рассказывали о проблемах, которые чиновники должны исправить). В итоге конкуренция двух точек зрения — безудержного и порой необъяснимого оптимизма чиновников и критического взгляда журналистов и общественников — формирует более-менее усредненное содержание информационного поля, куда погружены жители области.

Это поле начинает искажаться, когда чиновники пытаются тащить «одеяло на себя», предпринимая действия на грани закона. К освещению деятельности правительства приглашаются проплаченные в прямом смысле слова журналисты, а остальным губернатор сообщает, что он сам волен выбирать, кого звать, а кого нет. Информационное пространство превращается в сплошной позитив, где средства на строительство домов культуры в области не сгорают, а «сохраняются», а строительство онкоцентра идет «в графике».

Идиллию разрушают журналисты независимых изданий, когда рассказывают, что федеральное финансирование на дома культуры все-такисгорело из-за нерасторопности чиновников, а онкоцентр строят с серьезным опозданием. Даже решительная борьба молодого губернатора с «зарвавшимися» газовиками получает совсем иное звучание, когда выясняется, что последние в разы подняли цены на свои услуги после того, как их за слишком низкие цены начало штрафовать как раз правительство Алиханова.

Отдельным элементом картины вечно растущего позитива можно считать систематическое умолчание или возможное злоупотребление властями монополией на информацию, которая им не принадлежит. В российских регионах неплохо наслышаны о том, что калининградская экономика получает огромные субсидии (мы являемся одним из самых субсидируемых регионов РФ), но мы не знаем, как именно были распределены эти 56 млрд руб. в 2018 году (в пересчете — 56 тыс. руб. на одного жителя области). Правительство Антона Алиханова, судя по его ответу, считает, что об этом можно не рассказывать. Поэтому экономика выглядит равномерно поддерживаемой, а предположения о том, что львиная доля денег уходит конкретной компании, где содержание одного рабочего места обходится бюджету в более чем 1 млн руб. в месяц, так и остаются предположениями.

Чиновник манипулирует данными, потому что манипулировать для него естественно. За правду его может ждать только наказание. Изменить чиновничью природу едва ли получится, поэтому общество должно четко осознавать важность второй точки зрения. Будь ее источниками «Левада-Центр», общественные организации или независимые СМИ — все они нуждаются во внимании и поддержке общества. Главным образом потому, что без них всех нас ждет только один нескончаемый ложный позитив, который обычно обрывается словами «это было навсегда, пока не кончилось».

Вадим Хлебников

Комментарии (20)

Комментарии