Почему дело Рудникова-Дацышина — самый важный процесс десятилетия

Судебный процесс над издателем «Новых колес» Игорем Рудниковым и экс-замполпреда президента, миллиардером Александром Дацышиным относится к той категории явлений, которые изнутри куда глубже, чем кажется снаружи. Чем ближе судья Московского районного суда Санкт-Петербурга подходит к моменту вынесения приговора, тем более очевидным становится тот факт, что это суд не столько над издателем старомодной газеты и бывшим чиновником, сколько над тем, как было принято «решать вопросы» в Калининградской области многие годы.

Заслушивание в суде скрытых записей разговоров между основными фигурантами дела дает возможность составить довольно подробное впечатление о том, что происходило между главой регионального управления Следственного комитета Виктором Леденевым, Рудниковым и Дацышиным.

Леденев, как он признается в разговорах на прослушанных в суде записях, был сильно утомлен постоянным прессингом со стороны газеты «Новые колеса». Газета, с одной стороны, уделяла внимание проживанию генерала в дорогом особняке на Верхнем озере, с другой стороны — возмущалась, как казалось ее авторам, низким качеством расследования нападения на ее издателя Игоря Рудникова. Более того, руководство настойчиво рекомендовало Леденеву решить свои проблемы с прессой. В итоге через экс-главу УМВД Мартынова Леденев вышел на Дацышина. Экс-замполпреда в разговоре с Леденевым не выглядит вымогателем. Это человек, который много лет «решал вопросы», будучи сотрудником администрации президента, собирал высокопоставленных силовиков, ставил задачи и помогал им, в том числе, с решением их медийных проблем. Вернувшись в бизнес, Дацышин, видимо, не смог отказаться от привычки и продолжил выступать медиатором в элитных спорах.

Обсуждая с Леденевым проблемы главы управления СК с Рудниковым, Дацышин действительно говорит о деньгах, и в разговоре звучат суммы, необходимые для того, чтобы давление на Леденева прекратилось. Дацышин полагает, что многие вопросы решаются с помощью денег и эту проблему тоже можно решить. «Ничего нового нет и не будет ничего нового», — объясняет Дацышин и вспоминает, как за 18 млн руб. администрацией президента, по его мнению, была решена проблема антибоосовских протестов 2010 года.

Леденев опасается, что если согласится выплатить Рудникову «компенсацию», то тот может потребовать еще. Дацышин же полагает, что если компенсировать Рудникову затраты на «расследование», то он успокоится. «Он всегда держал слово. Если мы решаем <неразборчиво>, если мы договариваемся, то в этот адрес или ничего, или хорошее», — говорит экс-замполпреда на записи.

То, что делал Дацышин, некоторое время оставалось решением частного вопроса. Все-таки публикации в газете по поводу особняка, где жил Леденев, были в первую очередь частной проблемой Леденева, которую он под давлением начальства был вынужден решать и для этого попросил помощи у Дацышина. Вероятно, эта проблема и была бы решена в частном порядке, как и тысячи аналогичных проблем, происходивших в области в 1990-2010-е, но так как события развивались во второй половине 2010-х, возникли сложности то ли с человеческим фактором, то ли с изменением ландшафта.

Согласно позиции Дацышина, он уведомил о своем намерении разрулить конфликт между Рудниковым и Леденевым исполнявшего обязанности замполпреда президента «молодого технократа» Михаила Ведерникова (сейчас возглавляет Псковскую область). Вероятно, Дацышин полагал, что Ведерников примет информацию к сведению, как бы поступил сам Дацышин, работая в полпредстве. Но Ведерников, по версии Дацышина, четкого мнения не высказал, но поделился информацией с главой управления ФСБ Леонидом Михайлюком, после чего Леденева вызывали в ФСБ. С этого момента разрешение внутриэлитного конфликта «по понятиям» становится составом предполагаемого преступления. Если верить Дацышину, то Леденев и сам полагал, что вопрос можно было «закрыть по-тихому», пока информация не попала к Ведерникову.

Процесс Рудникова-Дацышина фактически разрушает инфраструктуру разрешения конфликтных ситуаций «по понятиям», когда обе стороны признают авторитет арбитра. По сути, и Леденев, и Рудников обратились к Дацышину как к независимому медиатору, который был способен развязать возникший узел (Рудников во время встречи с Леденевым несколько раз делает отсылки к Дацышину). Теперь же едва ли кто-то захочет выступать посредником.

С одной стороны, решение подобных проблем цивилизованным способом, то есть через суд — лучше, чем решение вопросов «по понятиям», и происходящее вроде бы должно быть движением в правильном направлении. С другой стороны, почему Леденев не пошел в суд? Вероятно, потому что суд в России публичен, а огласки глава управления СК не хотел (но в итоге получил ее в многократно усиленном размере).

Когда суд над Рудниковым и Дацышиным приближается к финалу, на первый план выходит вопрос: а что, собственно, предлагается вместо «решения вопросов» в стиле Дацышина?  

Вадим Хлебников

Комментировать (24)

Комментарии

prealoader
prealoader