Рекордный финансовый риск

Согласно официальной программе Санкт-Петербургского экономического форума, в пятницу, 7 июня, губернатор Антон Алиханов намерен подписать концессионное соглашение с группой «ВИС» о строительстве моста через залив. Как видно из постановления областного правительства, уже подписанного Алихановым, соглашение повлечет за собой возникновение финансового обязательства области в размере до 34 млрд руб. Иначе говоря, это та сумма, которую должен заработать «ВИС» вне зависимости от того, сколько машин проедет по платному мосту. Собранные деньги будут вычитаться из 34 млрд руб. Остаток должна будет заплатить региональная казна. Это рекордное финансовое обязательство, которое когда-либо была готова взять на себя Калининградская область.

В области и раньше реализовывались мегапроекты, но всегда это делалось главным образом за счет Москвы (будь то строительство электростанций, Театра эстрады в Светлогорске или Приморского кольца). Сейчас значительную часть «банкета» предлагается оплатить из кармана именно калининградских налогоплательщиков. При этом областное правительство не представило ни общественности, ни профильному сообществу экономическое обоснование проекта. На вопрос, что конкретно даст региону данный проект в обмен на областные деньги, ответа нет.

Отдельный вопрос — есть ли у региона деньги этот «банкет» оплатить. Если спрос на платный мост будет невелик, то области придется выплачивать сумму, сопоставимую со стоимостью Театра эстрады в Светлогорске, каждый год в течение первых нескольких лет и по миллиарду в год в последующие годы.

Глава бюджетного комитета облдумы Валерий Фролов прямо сообщил «Новому Калининграду» после подписания Алихановым постановления о заключении концессии, что не знает, о каких финансовых обязательствах идет речь. Глава комитета по транспорту Калининградской торгово-промышленной палаты Леонид Степанюк отметил, что финансово-экономического обоснования проекта не видел, но пообещал вникнуть. Видимо, это произойдет, когда область уже подпишет соглашение и вникать будет поздновато.

В сложившейся ситуации возникает несколько важных вопросов.

1. Зачем для строительства моста нужен концессионер? Основную сумму строительства моста должен дать федеральный центр через капитальный грант 29 млрд руб. Сам концессионер обещает только треть, при том что вложенные им деньги в среднесрочной перспективе должны быть компенсированы из областной казны (если, конечно, платная дорога не будет пользоваться бешеной популярностью). Область же помимо компенсации концессионеру инвестиций будет оплачивать дорогостоящее содержание моста, чего она сейчас не делает с Приморским кольцом, хотя формально мост является продолжением трассы.

Логика привлечения бизнеса была бы понятна, если бы концессионер брал риск загрузки объекта на себя. Но этого соглашение не предусматривает — правительство области берет на себя все риски востребованности проекта и, соответственно, гарантирует доходы загадочному концессионеру.

Таким образом, вся эта концессионная схема больше похожа на завуалированную масштабную госзакупку с большим софинансированием из областного бюджета в пользу компании, которой до недавнего времени владел менеджер семьи друга президента Владимира Путина. По поводу госзаказов друзей Владимира Путина в свое время исчерпывающе высказался бывший аналитик Sberbank CIB Александр Фэк: главными бенефициарами проектов по строительству газопроводов в Китай и Европу («Сила Сибири», «Северный поток — 2», «Турецкий поток») были их подрядчики, в числе которых «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга и «Стройтранснефтегаз» (около 50% принадлежит Геннадию Тимченко и его семье). Газопроводы были невыгодны «Газпрому», но весьма выгодны тем, кто их строил.

Совладельцем «ВИСа» ранее являлся Дмитрий Рябов — топ-менеджер ТЭК Мосэнерго, председателем совета директоров которой выступает сын Аркадия Ротенберга — Игорь.

Стоит обратить внимание на важную деталь: концессия значительно менее прозрачна, чем госзакупка. Если строительство инфраструктурного объекта в форме госзакупки можно отслеживать (на соответствующем сайте публикуются дополнительные соглашения об изменении цены, выплатах подрядчику и иных параметров проекта), то концессионное соглашение защищено коммерческой тайной. Соглашение другого проекта, имеющего отношение к семье Ротенберга — «Платон», — не публиковалось, и его детали были раскрыты только в суде по иску оппозиционного политика Алексея Навального.

2. Кто гарантирует, что в процессе реализации проекта не потребуется значительно больше денег? Мост пока не спроектирован, и его цена может сильно отличаться от сегодняшних планов чиновников. Более того, мировая практика показывает, что сметы крупных проектов обычно занижают, чтобы получить добро, а потом они начинают стремительно расти. В России сметы растут особенно масштабно.

3. Куда так спешат областные чиновники? В Калининградской области хорошо помнят предыдущий пример стремительности властей с запуском мегапроекта — Балтийской АЭС. Тогда большое количество чиновников самого разного уровня уверяли калининградцев, что они отлично понимают, что делают. Проект был плохо просчитан и в итоге провалился. На стройке потеряли порядка 50 млрд руб. Хорошо, что в проекте не было ни рубля областных денег.

У «ВИСа» уже есть проект, похожий на калининградский. Это четвертый мост через Обь в Новосибирске. Объединяют эти проекты похожие схемы финансирования и экономическая недоказанность необходимости объекта. Новосибирские журналисты, с которыми мне довелось общаться, так объясняют логику проекта: «В Новосибирске есть три бесплатных моста. „ВИС“ строит четвертый, платный. Кто по нему будет ездить, неясно». Кто будет ездить по платному калининградскому мосту, на данный момент также неясно. Никаких доказательств того, что инвестиции в него областных средств в него будут оправданны, Антон Алиханов не предоставлял.

Новосибирские власти заключили концессионное соглашение на строительство моста в декабре 2017 года. Возведение непосредственно моста на данный момент не началось. Строительство откладывалось из-за того, что Москва в 2018 году не выделила капитальный грант на строительство объекта. У властей возникли проблемы даже с подготовительными работами, финансируемыми из областной казны.

Идея строительства моста через Калининградский залив прекрасна и не нова. Только раньше его планировалось строить полностью за счет Москвы. Сейчас же предлагается серьезно и на много лет вперед запустить руку в областной бюджет. Согласитесь, реализовывать мегапроект за счет Москвы и за собственный счет — это не одно и то же. Поэтому, если власти хотят взять деньги из казны, они должны максимально подробно объяснить, почему проект нужен и каковы гарантии, что он не провалится.

Вадим Хлебников

Комментировать (4)

Комментарии

prealoader
prealoader