Ситуация крайней обеспокоенности

В среду, 23 октября, губернатор Антон Алиханов заявил о крайней обеспокоенности ситуацией с сокращением федералами субсидий областному бизнесу. За неделю до этого, общаясь с журналистами, глава региона был совершенно спокоен и объяснял, что, мол, планов по сокращению субсидирования региональной экономики могут опасаться только те, кто не читал закрытой части постановления об этих субсидиях. А он, губернатор, эту закрытую часть читал, и, стало быть, опасаться нечего.

В этой закрытой части, видимо, написан тот страшный секрет полишинеля: «субсидии на поддержку рынка» (как их для конспирации называли власти) являются стопроцентным возмещением таможенных пошлин.

История вопроса такова. В 2012 году Россия вступила в ВТО и обязалась прекратить предоставлять калининградскому бизнесу таможенные льготы (освобождение от таможенных пошлин) с 1 апреля 2016 года. На этих льготах держалась основная масса калининградского бизнеса, и в первую очередь автосборщик «Автотор» (завез машинокомплект без пошлины, скрутил, вывез в «большую Россию» и, как говорится, Profit!). В итоге, по словам основателя «Автотора» Владимира Щербакова, его компания предложила главе правительства Дмитрию Медведеву нехитрую схему: бизнес начинает платить таможенные пошлины в казну, а они ему потом возвращаются. В таком виде механизм де-факто был утвержден с поправкой на некую конспирацию от ВТО и журналистов, которые стали интересоваться, сколько кому пошлин в итоге возвращается.

Предложенный механизм был плох по нескольким причинам. Во-первых, ранее льгота фактически находилась в руках бизнеса, а теперь, чтобы получить возмещение, нужно провести многомиллиардные суммы через бюджеты двух уровней (федерального и регионального), из-за чего у многих не сильно погруженных в калининградскую специфику наблюдателей складывалось ощущение, что область буквально купается в деньгах и является одним из самых дотируемых регионов России наряду с Чечней. На самом же деле основная масса денег уходила в «Автотор» (поначалу говорилось про порядка 80% возмещения калининградскому автопрому).

Во-вторых, Россия состоит в таможенном союзе с Казахстаном, Белоруссией, Арменией и Киргизией и должна им отдавать 14,7% собранных при ввозе на территорию союза таможенных пошлин. Иначе говоря, если «Автотор» в Калининграде собирает машинокомплект BMW и растамаживает его как новый автомобиль, то почти 11,6% от этой суммы прямиком поступают в бюджеты Белоруссии и Казахстана.

Российский бюджет получает только 85,3% таможенных пошлин, которые платит калининградский бизнес, а возвращать ему приходится 100%. По сути, помимо калининградского бизнеса через предложенный механизм субсидируются Белоруссия и Казахстан. Такое положение вещей не могло не напрягать федеральное правительство,и практически с первого года работы механизма оно недвусмысленно намекало, что побочную «благотворительность» в адрес партнеров по таможенному союзу надо прекращать.

Собственно это намерение и материализовалось в бюджетных корректировках федерального Минфина, который просто предложил срезать с областных субсидий 15%, уходящих за пределы России, причем начиная с оставшегося периода 2019 года.

С одной стороны, решение политически красивое («хватит кормить Лукашенко»), но с другой — очень опасное для региональной экономики. Ведь эти 15% планируется изымать не у Белоруссии, Казахстана и прочих, а у конкретных калининградских компаний. С учетом того, что бизнес-модели основных обрабатывающих производств области (за исключением разве что «Содружества») построены на возмещении таможенных пошлин, если решение пройдет, удар будет весьма серьезным. Только остаток субсидий 2019 года, который хочет «срезать» Минфин, составляет 2,8 млрд руб.

В-третьих, проблема со «схемой Щербакова» заключалась в том, что бизнес отдавал государству свои деньги ненадолго, а получал чужие навсегда. Ситуация усугублялась тем, что это не просто чужие деньги, а чужие государственные деньги. У российского государства есть армия контролеров, которые получают зарплату за то, что ищут проблемы с освоением бюджетных средств. Не далее чем в начале этой недели стало известно, что федеральное казначейство нашло у местного бизнеса нарушений по полученным субсидиям на 3,8 млрд руб. Некоторые компании считали, что им возвращают их собственные деньги, и тратили их так, как считали нужным. Но, как оказалось, государство думает иначе, и теперь придется как-то договариваться, причем с позиции провинившегося. Едва ли деньги потребуют полностью вернуть назад (вряд ли это политически возможно), но проблемы могут создать.

Очевидно, что Минфин России как-то хочет перестать терять на перекрестном субсидировании Белоруссии и Казахстана через «схему Щербакова», но как это сделать, чтобы не нанести непоправимый урон калининградскому бизнесу, на данный момент не ясно. Поэтому схватка местного бизнеса с федералами за свою рентабельность обещает быть непростой.

Вадим Хлебников

Комментировать

Комментарии

prealoader
prealoader