Цивилизация парвеню

Наверняка последние события в Грузии отвлекут внимание публики от странного заявления, сделанного 5 ноября в интервью телеканалу «Имедия» мятежным министром обороны страны Ираклием Окруашвили. Ряд российских СМИ впрямую процитировали его обращение к президенту Грузии Михаилу Сакаашвили: «Ты войдешь в историю как самый несправедливый, самый безвкусный, самый коррумпированный президент». Почему «безвкусный»? Оговорка публичного политика в прямом эфире? Погрешности перевода? Или точно выверенный пиарщиками Окруашвили удар?..

В замечательном рассказе Марка Твена «Как меня выбирали в губернаторы» американские политики не тратили время на детальную разработку политических программ и длительные публичные дискуссии. Вместо этого они изобретали способы очернить соперника в глазах публики. В частности, герой Твена сломался и отказался от дальнейшего участия в избирательной компании после того, как «по чьему-то наущению во время предвыборного собрания девять малышей всех цветов кожи и в самых разнообразных лохмотьях вскарабкались на трибуну и, цепляясь за мои ноги, стали кричать: «Папа!».
В те далекие времена чтобы дискредитировать человека, его следовало выставить, по меньшей мере, гнусным клятвопреступником, вором, осквернителем гробниц, грязным плутом и подлым шантажистом. В теперешнюю эпоху тотального поклонения Дресс-коду уже совсем скоро для того, чтобы убить политика вполне достаточно будет приклеить к нему ярлык «безвкусный». Думаете, дресс-код – это только для протокольных мероприятий? Считаете, дресс-код – это касается только одежды? Нет, нет!

Посмотрите, как изменилась за последние пятнадцать лет телереклама. Рекламные компании фирм-пионеров на открывшемся российском рынке отличал характер просветительско-миссионерский. Нам старательно, предельно понятно на примерах объясняли, что такое антиперсперант, кислотно-щелочной баланс и прокладки. Примерно лет через пять пришел черед восхвалительных рекламных компаний «Самый вкусный!» «Самый свежий!» «Уникальный!».

А сейчас? Сейчас нам показывают светящиеся богатством семейные пары, которые не мыслят своей жизни без мыла с волшебными ароматами. Или девушек, которые сидя в мягкой пижамке на шикарном диване в шикарной гостиной с видом на море упоительно кушают йогурты. Других, одетых в курточки и штанишки,  девушек, спрыгнувших с лыж на дорогой горнолыжной трассе, первым делом прикладывающихся к бутылочке с пользительным кефирчиком. Мальчиков в очень дорогих костюмах, разговаривающих по очень дорогим мобильным телефонам. И эпитеты: «респектабельный», «успешный» и, конечно, «престижный».

Мне иногда кажется, что если какой-нибудь свихнувшийся рекламщик запустит в прокат рекламный ролик, где главные герои – успешные молодые люди - пройдутся по центральным улицам города в памперсах в горошек, то уже на следующий день из аптек исчезнут памперсы. Ты никогда не будешь жить в бунгало с видом на море, девочка, но ты возьмешь в магазине йогурт с ломтиками ананаса и на пять минут ощутишь себя преуспевающей бизнес-леди. Ты никогда не станешь директором банка, мальчик, но ты можешь купить по дешевке трижды битый «Форд-престиж» и раскатывать в нем по улицам, лихо тормозя у светофоров, как твой экранный герой в дорогом костюме от «Армани». Каждый из нас может купить помаду c последней страницы журнала «Ellе», куртку, рекомендованную журналом «Лиза» и сделать бутерброд по рецепту дочери  олигарха из последнего шоу Оксаны Робски.

Оксана Робски – это такой монстр, выросший на питательном гумусе дресс-кода. Над её текстами снисходительно посмеиваются жители Рублевки, чьи реалии она якобы описывает. Над стилем и языком ехидно хмыкают литераторы. Интриги книг кажутся скучными абсолютно всем, но… книги покупают. Потому, что никому не нужен лихо закрученный сюжет и идеальный стиль изложения. Покупатели книг Робски хотят знать, что Настоящие Жены Миллионеров носят джинсы со стразами на ягодицах, на обед варят пасту (не макароны!) с соусом из морепродуктов с карри, а ванну принимают не иначе, как заставив весь санузел горящими ароматическими свечами.

И струится удушливый запах из ванной комнаты в квартире простой продавщицы, и пахнет на кухнях студенчески общаг карри из пакетика «Магги – соус на второе», и удваивают цены на турецкие джинсы со стразиками сметливые торговцы на рынках. А на подходе уже другие книги, других авторов – как составить брачный контракт, если (нет-нет, когда!) на вас решит жениться олигарх, как сочетать бриллианты с шарфом из голубой норки и почему некомильфо заедать Божоле Нуво копченой скумбрией.
Было бы забавно, если бы это касалось только одежды, косметики и еды. Проблемы начинаются, когда дресс-код начинает диктовать образ жизни. Хозяева фитнес-салонов убедили хозяев фирм, что  толстые люди – «лентяи, которые не хотят работать над проблемой лишнего веса» - и вуаля, толстая девушка никогда не найдет себе работу. Производители пива закупили достаточное количество рекламных носителей – и пожалуйста, никто не пьет чай и кофе, юные Ромео и Джульетты романтично цедят пиво в кафешках. Кто-то в модном журнале очень убедительно сказал, что успешный человек должен заниматься только экстремальными видами спорта – и никто не играет в шахматы, где нужно думать. Все бегут прыгать с парашютом, где можно сломать ноги.

Зачем? Да затем, что бы хотя бы издали походить на богатых, знаменитых и успешных. Всемогущий и великий дресс-код – это показатель глубинного процесса, происходящего по всей территории бывшего СССР, где искусственно декласированное общество уже пятнадцать лет активно расслаивается на классы.

Если раньше, при советской власти, элите запрещалось выделяться и дорогую одежду старались в публичные места не надевать, золотые кольца прятали в шкатулках и дорогих автомашин не покупали, пользуясь скромными служебными волгами, то сейчас элита готова вложить последний рубль в то, что б дресс-код соответствовал элитному положению. Иначе как отличить элиту от простого люда? Вот в Англии, скажем, все понятно – либо ты джентльмен, либо нет. Или к тебе обращаются «сэр», или «мистер».

На пространстве бывшего СССР гораздо больше сложностей: потомственных аристократов практически нет. Очень мало и тех, кто стал Очень Важной Персоной благодаря труду и таланту. К вершинам VIP-общества случайным образом взлетают случайные люди, еще лет двадцать назад и не мечтавшие о таком благополучии. Не мечтавшие, и поэтому не тратившие время и силы на обучение хорошим манерам, вырабатывание хорошего вкуса. Випами становятся парвеню, сохранившие все дурные привычки низов.
Помню, как года четыре назад застала рыдающей секретаря одного общественного объединения, располагавшегося тогда на Донского, 1. Оказывается, в приемную вошел тогдашний вице-губернатор, и, чем-то раздраженный, наорал на девушку площадным, грязным и мерзким матом. Дня через два тот же вице-губернатор присутствовал на открытии какого-то очередного объекта ОАО «Янтарьэнерго», куда прилетели представители РАО «ЕЭС России» и, снова чем-то раздраженный, долго и со вкусом орал матом на энергетиков. Один из москвичей, брезгливо поморщившись, спросил у сопровождающих:
- Это кто еще такой?
- Вице-губернатор, - тяжело вздохнули сопровождающие.
Каким образом этот маленький, некрасивый и невоспитанный мужчинка с манерами портового грузчика может продемонстрировать свою принадлежность к элите? Правильно, только дресс-кодом.
«Ах, как он всегда хорошо одевается!», - всплескивали лапками над фотографиями вице-губернатора юные журналистки калининградских газет и писали о нем восторженные заметки…
…И самым страшным наказанием для этого человека было бы, если б кто-нибудь в светской хронике написал «А наш NN войдет в историю, как самый безвкусный и бестолковый вице-губернатор Калининградской области». Ибо дресс-код – единственная защита парвеню.