Благотворительность и сепаратизм

В минувшую субботу калининградский губернатор Николай Цуканов, человек широкой души и большого сердца, поделился радостью. Он рассказал о том, что неравнодушные люди — предприниматели, чиновники и просто граждане собрали три миллиона рублей. Эти средства, по словам губернатора, будут направлены в Крым, чтобы помочь тамошним жителям. В чём конкретно им будут помогать, Цуканов не уточнил, но безапелляционно заверил: «Калининградцы всем сердцем с Крымом!»

Сложно было поверить в то, что на этом всё и закончится. Так и получилось: в понедельник пресс-служба правительства распространила, а многие издания услужливо разместили информацию о том, что те, кто ещё не всем сердцем с Крымом, могут изменить ситуацию. При помощи кошелька. Региональное министерство финансов открыло в местном управлении федерального казначейства счет для сбора средств в помощь автономной республике. Куда пойдут перечисленные чувствующими единение с Крымом калининградцами деньги, также не уточнялось. Более того, благотворительность эта производилась с такой спешкой, что в реквизитах счёта даже забыли упомянуть необходимость указания целевого назначения платежа. Можно представить радость, с которой местный минфин будет разгребать неизвестно откуда и неизвестно зачем свалившиеся микроплатежи.

Попытки узнать, на что же конкретно собираются деньги, не принесли особых успехов. В пресс-службе правительства её руководитель Лариса Полякова весь день обещала выяснить эти интригующие подробности, затем ликвидировалась на длительное совещание, а после этого заявила коротко: «Все объяснения будут позже». Но всё же дала контакт некоей Татьяны Уманской, представляющей структуру совершенно мистическую: Севастопольское управление по обеспечению жизнедеятельности города. До того, как окунуться в захватывающую работу по обеспечению жизнедеятельности Севастополя Татьяна Уманская в основном занималась культурой — развитием туризма в целом и историко-мемориального комплекса «35-я Береговая батарея» в частности. А после того, как всё поменялось, занялась жизнедеятельностью.

Впрочем, объяснить, на что же именно пойдут деньги, а также, что немаловажно, кто поимённо будет контролировать их распределение и, наконец, отчитываться перед жертвователями, Уманская не смогла. Она рассказала о том, что «деньги идут на самое такое вот необходимое», сразу же предупредила, что финансировать блокпосты или кормить солдат никто на эти средства не будет, на этом конкретика и завершилась. За исключением одной небольшой цитаты. «То, что нужно, чтобы город продержался, хотя бы пока наши налоги не будут оставаться здесь. Все же это уходило в Киев и только потом перераспределялось нам», — сказала Уманская.

Тут необходимо остановиться, сесть на пенёк, съесть пирожок и подумать. Де-юре, несмотря на все нынешние стремительные укропроцессы, автономная республика Крым остаётся частью Украины. Можно довольно долго рассуждать о том, что кому когда и почему отдал, а также — о том, что кому и как теперь стоит вернуть. Но суверенитет государства, даже такого, где три месяца граждане в дуршлагах на головах жгут шины на главной площади столицы, нужно уважать. А вместе с ним — и внутригосударственные правила и устои, в частности — механизм перераспределения налоговых сборов. Когда часть страны решает, что ей с этой страной не по пути, перестаёт играть по правилам и начинает жить своей жизнью, это называется ругательным и пугательным для калининградцев словом «сепаратизм». Сепаратизм, который у нас якобы есть, который ползуч и который всеми силами истребляли на протяжении последних полутора десятков лет. Несмотря на то, что воочию его никто, почитай, и не видел.

То есть, если посмотреть на ситуацию, отставив на секунду яркие флаги, мегафоны и прочие агитационные приспособления, мы обнаруживаем самый настоящий парадокс. Губернатор региона, в котором так долго пытались найти и уничтожить вирус сепаратизма, уже собрал три миллиона рублей на разжигание такого же сепаратизма в Крыму. Чтобы ночь простоять, да день продержаться, а после перестать отсылать налоги в столицу, да как зажить! Кстати, актуальная затея для главы региона, где, к примеру, «Автотор» платит под тридцать миллиардов рублей налогов, а в областной казне остаётся чуть больше одной сороковой части. И, так как трёх миллионов для финансовой независимости Крыма явно недостаточно, этот губернатор предлагает собирать на сепаратизм ещё и ещё. Просто так, чтобы было.

Просто так, да не очень просто. Изначально идея сбора средств для помощи мятежному полуострову выглядела так, что вряд ли могла зародиться в бурной голове Николая Цуканова. Ну, то есть, могла, конечно — после идеи заявить в Твиттере о том, что Инвестбанку ничего не грозит, причём сделать это за два дня до отзыва лицензии, ожидать от придумчивого областного правителя можно чего угодно. Но, когда дело доходит до международных отношений, региональные сверчки должны внимательно следить за тем, чтобы не скакать со своих шестков слишком уж далеко. Потому что сверчков много, за всеми не уследишь, мало ли что там кто наворочает. И пиликать на скрипочках им нужно только хором и по команде сверху.

Так и получилось. Просто наш сверчок оказался самым прытким, и команду принялся исполнять одним из первых. «Алтайский губернатор пообещал гуманитарную помощь Крыму»… «Губернатор Оренбургской области Юрий Берг призвал подчиненных перечислить однодневный заработок в помощь жителям Крыма»… «Губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко поручил организовать помощь Крыму»… «Помощь жителям Крыма и всей Украины окажет Новосибирская область, заявил губернатор региона Василий Юрченко»… «Шанцев предложил нижегородскому правительству „скинуться“ на помощь Крыму»…

Материалы о взрывах душевной щедрости глав российских регионов написаны как под копирку. Чиновники шагают делиться последним первыми, за ними спешат социально и политически ответственные предприниматели, следом поспевает народ. Горячая цитата из самого сердца, перечисленный на помощь крымчанам однодневный заработок чиновников, «добровольное решение каждого конкретного человека» и так далее — всё одинаковое. Итогом стала инициатива традиционно пытающегося нагнать ускользающую реальность Совета Федерации, предложившего создать какие-то комиссии по оказанию материальной и финансовой помощи приграничным территориям.

И ни в одном из типовых «размещалов», которые, так же, как и у нас, пресс-службы местных правительств и администраций рассылали по редакциям со словами «ну ребята, ну надо поставить, ну вы понимаете», нет одного важного момента. На что пойдут средства, которые отправят на какие-то счета распалённые бодрыми сюжетами по гостелеканалам калининградцы, алтайцы, оренбуржцы, питерцы, новосибирцы, нижегородцы и жители всех остальных регионов страны. Уверен, ханты и манси в своём промёрзшем автономном округе уже давно сердцем вместе с Крымом. Равно как и обитатели Еврейской области, такой же автономной, как и Крым.

И это в данной ситуации самое грустное, куда более, нежели поддержка всеми силами украинского сепаратизма. Потому что в благотворительности самое важное — это уверенность в том, что твоя жертва не была напрасной. Что она пошла на конкретную цель, для конкретного человека, организации, дела. Мы в «Новом Калининграде. Ru» давно и, надеюсь, более-менее плодотворно сотрудничаем с благотворительным фондом «Твори добро», занимающимся узкоспециализированным делом — помощью маленьким и не очень калининградцам, больным детским церебральным параличом. Мы верим, что помощь пусть и узкой, но конкретной группе важнее безостановочного «пуляния» призывов о сборе средств в никуда. Мы верим, что надёжность фонда и его способность отчитаться о расходовании каждой пожертвованной копейки способны не дать сердцам жертвователей зачерстветь. Даже если случилась трагедия, и человек, которому помогали, ушёл из жизни. Именно поэтому, скрепя сердце, мы регулярно вынуждены отказывать в просьбах разместить на сайте многочисленные иные просьбы о помощи.

В любом случае, помощь нужна тем, кому она нужна. Среди шквала информационных сообщений о происходящем в Крыму довольно сложно обнаружить сведения о том, что там происходит какая-либо гуманитарная катастрофа. Да и доверия поток сведений, преломляемый политическими интересами, вызывает немного. Доверяешь обычно тем, кого знаешь лично; сейчас в Крыму находится мой знакомый, некогда калининградский, потом московский, а теперь не привязанный к какой-то географической точке журналист Олег Кашин. Он пишет оттуда репортажи для проекта «Спутник и погром», который вроде бы производится на коленке и имеет националистический окрас, но при этом зачастую выглядит куда приличнее иных традиционных изданий.

На мою просьбу рассказать о происходящем в Крыму, Олег ответил, что там можно увидеть много всего, но чего там нет точно, так это человеческой катастрофы, требующей немедленной помощи. Да, по его словам, пятый день уже существует некое крымское правительство на российских штыках, которое не признает Киев. Да, глава этого правительства Сергей Аксёнов — персонаж с богатой биографией, с виду чем-то напоминает нашего Олега Шкиля и вызывает соответствующее отношение. Да, русские военные без опознавательных знаков контролируют аэропорт, парламент и военные части, а над милицией, службой госбезопасности и управлением МЧС реют не украинские, а республиканские флаги. Но при этом жизнь продолжается, социальные функции выполняются, голодающих и замерзающих нет, счета не заблокированы, предприятия и торговля работают, и бюджетные средства используются по предназначению. Местный люд дивится на безымянных и молчаливых солдат вокруг военных баз, но это как-то мало походит на ситуацию, в которой нужно собирать деньги всем миром. Тем более — непонятно на что.

Во «Всемирном индексе благотворительности» за 2013 год, рейтинге стран мира по показателям, измеряющим их отношение населения к благотворительности, Россия по сравнению с 2012 годом переместилась со 127 на 123 место. Из 135 государств, оцененных экспертами по ряду показателей, среди которых основным является вовлечение населения в благотворительность. Анализ тенденций показывает, что по всему миру всё больше людей предпочитают помогать нуждающимся напрямую — чтобы видеть результат пожертвований. Украина, между прочим, занимает в этом рейтинге 102 место. Правда, по двум из трёх показателей — прямая помощь нуждающимся незнакомым людям и непрямая — жертвы на благотворительность посредством различных фондов, мы идём почти наравне. Зато в волонтёрском движении участвует треть украинцев, а россиян — лишь 17 процентов.

На минувшей неделе в Калининград приезжали специалисты по благотворительной работе — актриса Чулпан Хаматова и бывший журналист Митя Алешковский. Они рассказывали довольно жёсткие вещи. Вещи, которые нужно знать. Хаматова — о том, что главное сегодня организовать работу системно, создать реестр фондов, которым не надо доверять, и нести ответственность за эту непростую работу. Алешковский — о том, что помогать взрослым у нас не готов практически никто, благотворительность как сфера осознанной работы загибается под весом желающих адресно помогать «милым пупсикам», а фонды развиваются чуть менее, чем никак.

Жаль, что инициатива Николая Цуканова по сбору денег на эфемерную помощь абстрактному Крыму, которая по факту, конечно, является инициативой администрации президента, запоздала на неделю. Иначе её можно было бы использовать на мероприятии Хаматовой и Алешковского в качестве идеального примера того, как делать не нужно. Никогда. И не только потому, что таким образом губернатор региона, где так долго искореняли сепаратизм, открыто поддерживает сепаратизм в другой стране.
Комментировать (23)

Комментарии

prealoader
prealoader