Спасти рядового пенсионера

В конце ноября бывший министр труда и социального развития Российской Федерации, а ныне представитель Совета Федерации от Краснодарского края Александр Починок наконец-то придумал, как кардинально улучшить жизнь пенсионеров. Волшебная палочка-выручалочка под названием «обратная ипотека» моментально и навсегда решит пенсионный вопрос.

Суть идеи такова – старики отдают свои квартиры в залог банку в обмен на ежемесячные выплаты, пропорциональные стоимости заложенного жилья. Отдают не всю квартиру, а 30-40 процентов от нее – чтобы, если что, не оказаться на улице. «Если что» - это возможное падение цен на жилую недвижимость и другие пока туманные неприятности, которые могут обесценить квадратные метры или повысить стоимость банковских кредитов.

При «обратной ипотеке» квартира остается в собственности владельца. Она просто будет заложена в банке под ежемесячно выплачиваемый процент. Который и должен обеспечить пенсионеру достойную жизнь.
Больше всего меня порадовало обоснование целесообразности и действенности этого предложения: «В пределах Центрального округа Москвы нет квартиры стоимостью менее миллиона долларов. Подавляющая часть живущих в этом округе людей не может оплачивать коммунальные услуги. У них очень дорогие квартиры и нет источников дохода», - пояснил Починок. При такой ипотеке люди, в отличие от воровских схем взятия на опеку, получали ежемесячные нормальные выплаты. Квартира оставалась в их собственности, оставалась заложенной, потом она продавалась либо выкупалась родственниками. Напоминаю, это говорит сенатор от Краснодарского края.
В передаче «Вечер с Тиграном Кеосаяном» Александр Починок уже «вживе» доказывал, что другого выхода ну просто-таки нет. Ведь старому человеку очень трудно пережить переезд, если менять жилье на более дешевое с доплатой. А вот заложат квартирки – и жизнь у них начнется расчудесная.

Остается не до конца закрытым вопрос, что делать с наследниками. Все-таки действительно совсем одинокий пожилой человек – скорее исключение, чем правило. И такому одиночке, наверное, все равно, что там будет с квартирой после его отхода в мир иной. Но у большинства-то есть дети, внуки и другие родственники. Хотя, по мнению Починка, и тут никаких проблем нет. Они могут или выкупить у банка заложенную долю, или продать всю унаследованную квартиру, вернуть банку его часть, а с остальной делать все, что захотят. В конце-концов, сами виноваты в сложившейся ситуации: надо было помогать своим старикам, чтобы им не нужно было идти на такие шаги.

И это говорит бывший министр соцтруда! Человек, который, вообще-то, и должен был волноваться, почему размер пенсии, реальный средний заработок и прожиточный минимум – невзаимосвязанные понятия. «Уму нерастяжимо», моему, по крайней мере. Вообще-то в абстрактном виде все выглядит не слишком страшно. Но вот если попробовать представить это «вживую», то становится ясно: проект относится к категории тех, которые предполагают, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Причем даже без возможных казусов с банками. Все-таки эти учреждения в первую очередь должны приносить прибыль своим собственникам.

Например, у меня есть одноклассница Светлана. Она не замужем, имеет маленького сына – ничего необычного. Сейчас живет вместе с сыном и мамой-пенсионеркой в двухкомнатной квартире. Квартира приватизирована на маму. Денег им хронически не хватает: мамина пенсия – чуть больше трех тысяч рублей, Света зарабатывает около десяти, сынок-дошкольник пока только тратит. Недавно у Светланы хоть чуть-чуть прояснилось «на личном фронте»: познакомилась с мужчиной, собирается жить с ним вместе в съемной квартире. Сына заберет с собой. Но вот беда: ее мужчина тоже далеко не олигарх, получает 12-15 тысяч рублей в месяц. Выходит, что деньгами помогать своей матери моя одноклассница не может: на съемную квартиру уходит почти вся ее зарплата, живут на то, что заработает ее сожитель. Остается только «помощь делом»: уборка, стирка и прочие хозяйственные дела. Но они не снизят цену хлеба и лекарств для мамы.

Применим «обратную ипотеку» к ее семье: мама закладывает часть квартиры (сейчас она стоит около 80 тысяч евро), получает ежемесячно примерно 3 тысячи рублей. Концы с концами наконец-то сводит, хотя и с трудом. Рано или поздно Светлана унаследует мамину жилплощадь. Но ей придется выкупить заложенную часть квартиры, возместив проценты и прочие расходы банка. Сможет ли она это сделать? Да никогда! Поэтому ей придется продать квартиру, вернуть банку его долю, а на остаток жить-поживать, добра наживать. Хотя, зная кредитную политику наших банков, только одно и останется ей после этой дележки: слезы проливать.

Получается, что более-менее приличную доплату получат только те пенсионеры, которые живут в дорогих квартирах дорогих городов. Населению окраин от этого проекта будет ни холодно, ни жарко независимо от возраста.