Цена «второй свежести»

На днях я стояла в очереди в маленьком продуктовом магазинчике. Подготовила 15 рублей, чтобы быстро без сдачи расплатиться за буханку «Галицкого», и терпеливо ждала, когда закончит делать покупки молодой мужчина передо мной. Мужчина не очень хорошо понимал, чего хотел. Сначала попросил пол-литра «Спрайта», потом передумал и поменял их на  литр «Колы». Еще через полминуты он решил добавить к покупкам творожок или йогурт, полкило печенья и немного сыра. Потом в магазинчик зашла его симпатичная супруга в норковой шубке. И они стали громко выяснять, чего еще нужно подкупить для семейного ужина. Остановились на литре кефира. Когда, наконец, мужчина рассчитался с продавцом, за ним образовалась небольшая очередь человек из пяти. Я, наконец, протянула продавцу 15 рублей за «Галицкий».
- Он вчерашний, - грустно сообщила продавщица.
- Тогда «Калининградского», - попросила я, лихорадочно соображая, как бы побыстрее достать еще 5 рублей, чтобы заплатить 20 рублей за хлеб и сбежать, не задерживая очередь.
- Он тоже вчерашний, - еще более погрустнела продавщица.
- А что у вас сегодняшнее? – поинтересовалась я.
- Ничего. Весь сегодняшний хлеб разобрали. Остался только вчерашний. Вам нужно было спросить, а не стоят в очереди. У нас все спрашивают, - посочувствовала мне продавщица.
Почему-то я решила, что вчерашний хлеб мне не нужен, и отправилась домой, несолоно хлебавши, точнее, без хлеба.
И посетила меня мысль, которая, как мне думается, посещает очень и очень многих моих коллег-домохозяек. Почему вчерашний хлеб в наших магазинах продается по такой же цене, что и сегодняшний? Почему несвежие продукты не уценяют? Ведь если бы на ценнике стояли, к примеру, «14.50», то каждый бы сразу понял, что хлеб вчерашний. И успел бы поразмыслить – нужен ли ему дома несвежий хлеб, стоит ли стоять тут в очереди, выслушивая подробности вечернего меню чужого семейства?
Один раз я была в Берлине. И собственными глазами видела, как вчерашние (проще говоря, несвежие) продукты выкладывались в отдельные корзины, над которыми висели  отдельные ценники со сниженными ценами. Рассказывали мне, что такие же порядки приняты и в некоторых других странах Европы. Почему же у нас молоко трехдневной давности стоит столько же, сколько и свежее? К тому же выставляют его в холодильнике в супермаркете в первом ряду, специально разворачивая пакет таким образом, что выбитая на нем «дата  производства» была обращена к стенке, а не к покупателю. Раньше я не обращала внимания на то, какая дата стоит на упаковке. И однажды умудрилась купить в «домашнем магазине» молоко, которое в итоге оказалось даже не молоком, а простоквашей. С тех пор я тщательно слежу за датой изготовления продукта и сроком его реализации. И удивительную вещь заметила: все свежие продукты в наших супермаркетах стараются засунуть подальше от покупателя, «к стенке» или «на дно». Вперед же выставляется то, что вот-вот получит характеристику «вторая свежесть». При этом народ наш в большинстве своем вообще не обращает внимания на дату выпуска продукции, хватает, что ближе и бежит быстрее дальше. И платит одни и те же деньги и за свежий йогурт и за йогурт недельной давности. Каждый же мой поход в магазин превращается в игру под названием «не надуришь», в которую я вынуждена играть с супермаркетом. А посещение магазина в итоге затягивается на гораздо большее время.
Почему-то ни в одном из наших супермаркетов или иных продуктовых торговых точек я не видела объявления о том, что продукты с подходящим к концу сроком давности  продаются по сниженным ценам. Зато лично знакома с бывшим сотрудником одной из крупных калининградских торговых сетей, который вынужден был за свой счет выкупить у себя же в отделе две бутылки очень дорогого пива. Почему? Да потому что у этого пива истек срок реализации. А он, продавец, вовремя это не отследил и никому это пиво не сбыл.
Мне кажется, что идея продавать несвежий товар по распродажным ценам не так плоха. И выиграют от нее многие: «социальные» категории населения смогут сберечь копеечку (которая, как известно, рубль бережет), остальные категории покупателей будут уверены в свежести продуктов, фасовщицам товара не придется маскировать дату выпуска, а такие домохозяйки, как я, не будут понапрасну тратить время, выискивая замаскированные фасовщицами свежие продукты. И главное – доверие у покупателей появится к нашим магазинам. Или зря надеюсь?