Неизбежность врага

Чуден враг при тихой погоде. Как, впрочем, и в бурю. Враг врага видит издалека. Без врага не выловишь и рыбку из пруда. Враг нашего врага — наш враг. Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг». Больше друзей — больше врагов. Язык твой — враг мой. Не имей сто друзей, а поимей сто врагов. Без врага и жизнь не та. Не красна изба углами, а красна врагами. Если враг не сдаётся, его уничтожают. А поворотись-ка, сын, экий ты враг!

Враги вокруг, они плетут свои заговоры, продумывают подлые козни, неприятно шевелят мандибулами и хелицерами. Обличье их разнообразно, некоторые маскируются под приличных людей, другие даже не пытаются гримировать своё гнусное естество лживыми мороками. Увидеть врага, распознать его, изобличить, ткнуть пальцем и прижать к ногтю, раздавить и четвертовать, причём максимально публично — долг каждого из нас.

Про то, кто именно у нас нынче враги, федеральный канал НТВ рассказывает теперь в еженедельном формате, в эфире передачи с ловко позаимствованным у итальянца (уж не враг ли?) Микеланджело Антониони названием «Профессия — репортёр». Позаимствованным, кстати, одним из новых наших врагов, Леонидом Парфёновым. Сам термин «враги» пока что не звучит, героев скандального расследования называют «друзьями хунты». Имея в виду нынешних правителей Украины, ведущих карательную операцию на востоке страны.

Макаревич и Арбенина, Собчак и Шац, Нойз МС и Иван Дорн, Аркадий Бабченко и уроженец Калининграда Олег Кашин. Профессионалы-репортёры безошибочно производят целеуказание: эти — не наши, эти — против нас, супротив России и русских, они плохие, и их положение незавидно. Миллионам телезрителей (а труд телевизионных профессионалов показывают в воскресный прайм-тайм) не дают и шанса усомниться в том, что кишит, кишит у нас за спиной пресловутая пятая колонна, трудится каждый день и час во славу супостатов и на погибель Родины. Шевеля, конечно, своими мандибулами.

Враги кругом, они делают гамбургеры и поют песни, начиняют яблоки плодожорками и заражают тлетворной плесенью сыр, они пишут статьи и высказывают мнения, они осмеливаются прилюдно заявлять, что у нас дефицит свободы и профицит коррупции. Имя им — легион. Поиск и обличение врагов стали той самой пресловутой национальной идеей, о дефиците которой в современном российском обществе так много говорили в последние годы. Объединяющий потенциал этой враготворческой истории-истерии поистине безграничен. Он никоим образом не может сравниться с предыдущей национальной идеей — страны, победившей в войне. Потому что войны — как Великая Отечественная, так и остро модная в этом году Первая мировая — всё же закончились. А враги современные бесконечны, и борьба с ними в настоящем времени куда как более увлекательное и продуктивное занятие.

Более того, идея врага одинаково удачно ложится как на огромное историческое наследие — всё же десятки лет советской пропаганды оставили бесценный методический материал, так и на нынешнее положение вещей в умах. Речь даже не о невиданной ранее сплочённости россиян вокруг лидера нации. Речь о тех миллионах, чья картина мира — не страны, а именно мира складывается именно из того, что рассказывают им профессионалы-репортёры. Неведомое страшно, и оттого легко становится враждебным. А мир нам не особо известен.

Это цифры марта, конечно, но вряд ли с тех пор что-то всерьёз изменилось. По данным социологов «Левада-центра», у 72 процентов россиян попросту нет загранпаспортов. За рубежом они, соответственно, не бывали. И идея враждебного внешнего мира, в котором большие враги — обамы, евросоюзы, нато и прочая ползучая гидра империализма — в режиме нон-стоп мечтают изничтожить едва народившийся российский суверенитет, вполне органично проникает в головы этого большинства. Потому что своими глазами они никаких этих европ не видели, а видели их лишь через голубой экран. При помощи профессионалов-репортёров. Которые выступают в благородной роли античных писателей, живописавших на потеху греческой читающей публике псоглавцев, населявших полумифическую Скифию. Никто их не видал, но звучит увлекательно страшно и страшно увлекательно.

Наличие абстрактного, размытого, инфернального Врага, равно как и врагов поменьше, конкретных, его, так сказать, миньонов, вообще жизненно важно для нас. Враг, как активированный уголь с перепоя, вбирает в себя все причины наших бед. Англичанка гадит, пиндосы ой глупые, у поляков помидоры пластмассовые, НАТО подбирается к границам, украинцы развели у себя фашистов. Куда уж нам в такой напряжённой обстановке успешно справляться со своими проблемами? Жизненно необходимо оградить нас от тлетворного влияния, создать плодородный вакуум, благоприятствующую атмосферу, протекционистский режим.

Это не говоря уже о главных врагах, внутренних, борьба с которыми может продолжаться буквально бесконечно, совершенно недавняя история нашего государства это доказывает очень хорошо. Во врагов тогда очень оперативно превращались даже те, кто особо преуспевал в борьбе с врагами. Был бы враг, а статья найдётся, а особенно — если навешивание соответствующей таблички на человека буквально стирало его из жизни, и не одного, а со всем семейством. Чтобы вдруг не решили мстить.

Враги везде, враги кругом, вчерашний друг сегодня уже сидит во вражеском окопе и чего-то там строчит. При ближайшем рассмотрении, конечно, оказывается, что большинство из тех, кто, по любимому выражению губернатора Николая Цуканова, «просто не любит Калининградскую область», указывают на очень конкретные недочёты в работе чиновников, которые вроде бы есть слуги народные и исполнители доверенного им населением права управлять страной. Но у кого, скажите честно, найдётся время и желание на это ближайшее рассмотрение? Особенно если столько масс-медиа, эфиры и тысячи знаков которых щедро оплачены из бюджета, готовы рассказать о несомненных успехах? Не рассказывает? Ату его, ату, он враг! Сюда с дубьем и кольями! Лупи!

Этим врагоборческим императивом объясняется и неудержимое стремление к окончательной и бесповоротной сакрализации власти. Государев муж в обязательном порядке должен быть причислен к номенклатурному лику святых. Ведь святой священен и непогрешим в силу одного лишь своего статуса, а критиковать святого может только святотатец, суть — настоящий враг, нехристь, иноверец. Посему чиновник, пусть даже самой приземлённой должности, должен перемещаться по небу в приобретённой за бюджетный счёт огненной колеснице, изредка проливая на головы людей манну в виде обещаний скорой счастливой жизни. Потому как он вовсе не наёмный работник, а светозарный богатырь, защищающий нас от супостатов. Которые, напомним, не дремлют.

Так что не стоит обижаться на тех, кто с упоением клеймит старых и новых врагов, вне зависимости от причины и мотивации — по убеждению ли, за скромную репортёрскую зарплату ли. В любом случае, для так недавно оформившего свой суверенитет на фоне такого страшного прошлого государства, как постсоветская Россия, сваливание во врагоборчество вполне понятно, объяснимо и естественно. Точно так же, как естественна и микроскопическая дистанция между этими поистине массовыми сегодня настроениями и настоящим фашизмом. Который вовсе не про Гитлера и «Правый сектор», не про навешивание на рукава свастик и марши под «Wenn die Soldaten», не про Дахау и Освенцим. Всё же, в первую очередь, фашизм — он про нетерпимость к тем мнениям, что противоречат государственным догмам, он про демонизацию либеральных идей и про господство священных элит. И вот со всем этим у нас всё уже точно в полном порядке.

Алексей Милованов, главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментировать

Комментарии

prealoader
prealoader