Особая Эпическая Зона

Наш город, как химера, соткан из множества разнородных частей. Он состоит из кусков истории. Тот, что поменьше, наш, мы его сами делали. Тот, что побольше, европейский, достался нам от прежних обитателей. Он слеплен из нескольких архитектур. Те здания, что покрасивее, как правило, постарше. Те, что поуродливей, обычно советского периода. Те, что побольше, наши, современные. Город населен разными народами, приехавшими после окончания войны и все продолжающими приезжать. «Коренной калининградец», это не просто фигура речи, этакий оксюморон, это фантастическое создание, вполне достойное бестиария. Кто-то живет одной ногой в Европе, а кто-то головой в Москве.

Наш город окутан мифами и сказками. Даже в конце девяностых годов, где-нибудь в большой России люди еще задавали вопросы, всех ли фашистов удалось выловить в лесах и бункерах, или действительно ли, что у нас все на немецком языке говорят? Являясь мифом для всей страны, мы и сами попадаем в плен представлений о нашей особости. Мы очень обижаемся, когда в Центре говорят, что мы такие же россияне как все и никаких льгот, например, визовых, нам не положено. Зато нам нравится, когда нас называют пилотным регионом. Нам нравится, когда на нас ставят эксперименты. Мы почти гордимся, когда говорим, что цены у нас практически московские. Это тешит наше самолюбие. Только тогда мы чувствуем себя героями былины.

Сознание наше вполне под стать городу. Количество сказочников и шизофреников на душу населения необычайно высоко для России. Процент запросов с ключевым словом «НЛО» самый большой по стране, утверждает поисковая система "Яндекс". Лично я этому не удивляюсь. Чуть ли не треть разного рода моих знакомых своими глазами их видела. Мне вот не повезло, но я не отчаиваюсь, они же летают, обязательно увижу еще. Вообще, если контакт с инопланетным разумом все же состоится, то он должен произойти на площади Победы, я так считаю. Где-нибудь у подножия Триумфальной колонны. Ну или как ее там еще называют.

Наши девушки самые красивые в мире. Тут только идиот станет спорить с этим утверждением. Другое дело, что они одеваются, как на панель собрались, но это просто от избытка воображения. Мы российский форпост в Европе. У нас, что ни событие, так обязательно международное.

Наш город, как двуглавый орел, смотрит одной головой на Восток, другой на Запад. Все увиденное смешивается где-то посередине и, переварившись, вываливается нам на головы. В головах переваренный продукт начинает бродить и пускать разноцветные пузыри. Пузыри эти взлетают вверх, разукрашивая обычно серое небо, и радуют нас игрой красок. Одни из них тут же лопаются, как тот большой пузырь про игорную зону, другие скрываются где-то за тучами. Нас это не смущает, возможно, они еще вернутся.

И они действительно иногда возвращаются откуда-то сверху, в виде железобетонных решений. Но это еще ничего не значит. Все равно, они, скорее всего, увязнут в нашей болотистой почве. Слишком уж эти решения конкретные для сказочной местности. Однако, если проект совершенно фантастический, как, например, пузырь атомной станции, то он имеет все шансы реализоваться. Такова специфика региона.

Многие необходимые проекты и начинания остаются без внимания именно потому, что не поражают воображение. Ну, кому нужно, например, чистить реку Преголя? Ведь это просто выброшенные деньги, ничего эпического. Никто не запомнит имя того, кто возьмется за это пропащее дело и, паче чаяния, его сделает. Никаких шансов нет у него войти в историю. Если только не поставить целью полную, всеобщую и окончательную очистку всех без исключения водных объектов города, как это делает нынешняя городская администрация. Тогда борьба за чистую воду растянется на долгие-долгие годы, поглотит многомиллионные средства и получит, наконец, путевку в вечность, подобно возведению городских очистных сооружений, строительству Дома советов и Второго эстакадного моста. Нет, определенно, простые и понятные деяния не про нас. Такие уж мы особенные люди, созданные для великих дел и свершений. И было бы крайне непатриотично думать по-другому.