Про городских сумасшедших

В каждом уважающем себя городе должны быть городские сумасшедшие. Город без городских сумасшедших – как невеста без букета. Это отказ от многовековой традиции, чреватый утратой корней и национального самосознания. Они украшают быт, развлекают обитателей каменного мешка, на них отдыхает взгляд.

Городские сумасшедшие чаще всего даже не сумасшедшие никакие, просто так принято говорить, чтобы вывести это явление за рамки повседневного опыта. Испокон веков наш народ любил и уважал их, поощряя копеечкой и пряником, а если кто копеечку вдруг отнимал, того ждали суровое возмездие судьбы и буря народного негодования. К великому сожалению в нашем городе это явление практически исчезло.

Мало кто помнит, наверное, какие персонажи когда-то обитали рядом с нами. Была Поющая Аннушка, исполнявшая в районе Центрального рынка весь репертуар перестроечной попсы, а также попурри из народных песен и романсов. Раз начав, она пела и пела, пела час, второй, третий...

Проходящий люд, спешащий за покупками, невольно замедлял шаг, чтобы бросить взгляд на толстую шансоньетку и немного мелочи в коробку. Рыночные торговки трепетали при звуках ее сипловатого мощного голоса. Те, чьи торговые места располагались непосредственно от эпицентра выступлений, не выдержав натиска таланта Аннушки, собирали мзду и посылали ходока, чтобы откупиться от концерта. Аннушка всегда с удовольствием мзду принимала и шла на другое место, чтобы осчастливить заскорузлые сердца соотечественников песенным искусством.

Привычка к гонорарам ее и погубила. Смекнув, что можно получать деньги и просто так, пользуясь только уже заработанным авторитетом, она теперь просто проходила по торговым рядам, хитро улыбаясь и милостиво принимала пожертвования в обмен на тишину. Рыночный люд, завидев Аннушку, торопливо лез в кассу, выгребая мелочевку, собирая некондиционные фрукты и овощи в пакетик и совал ей в руки, приговаривая: «Вот, Аннушка, бери, только не пой здесь». Так она и пропала, и не услышишь теперь на рынке песни, только гортанный азиатский говор, да мат грузчика там.

Был Резиновый Щукин. Именно он разработал методику отъема пустых бутылок у пьющего пиво населения. Его появление у магазина неизменно означало, что сюда вскорости завезут «Жигулевское». Каким-то сверхъестественным чутьем он угадывал наиболее перспективные компании любителей пива, у которых можно забрать или украсть порожнюю тару. Впрочем, иногда он ошибался, и тогда его били. Но ни разу на его широкоскулом лице не появилось ни одного синяка. Такой уж он был особенный человек.

Существовал Подпольный Писатель, в многочисленных пакетах и сумках которого было не счесть исписанных мелким почерком листков бумаги. Каждый раз, когда он попадался мне на глаза, он был занят писательским трудом. Такой нечеловеческой трудоспособности я не видел ни до этого, ни впоследствии. Несомненно, он являл собой пример всей пишущей братии. Его тоже не стало.

Пропал с наших улиц и Циркач. Еще, кажется, недавно он подбрасывал свои булавы в небо и вращал жестяную тарелку на шесте. На его коробке для сбора денег всегда было написано поздравление с каким-нибудь праздником, адресованное всем горожанам без исключения, даже самым черствым и равнодушным. Он играл на балалайке, светит месяц, светит ясный, он притоптывал в такт и всегда искренне благодарил за деньги. Теперь на остановке у «Пирамиды» тоскливо, и мы его там никогда уже не увидим. Я обхожу ее стороной теперь, эту остановку. Отвратительное стало место.

Растворился где-то Собачий Вождь с дюжиной разнокалиберных собак и тележкой со щенками. Одно время он жил в раздолбанном «Трабанте» на автостоянке напротив «Пассажа», а потом исчез, сгинув вместе со своими собаками.

Пропал Мужик В Оранжевой каске и Узник Совести. Все они исчезли, и город стал скучным, как тюремная камера и плоским, как вяленая камбала. Серые люди снуют туда и сюда, прикидывая, как бы прожить еще неделю до зарплаты. Успешные люди проезжают мимо в дорогих авто, прикидывая, как бы облапошить серых людей. Идиотская колонна нависает над всей этой тоской. Возможно еще в провинции, в Черняховске где-нибудь, или в Нестерове выжили еще яркие представители исчезающего племени городских сумасшедших. И если так действительно случилось, то им – и нам – крайне повезло. Берегите их, люди. Без них не так интересно жить.