Иллюзия сопротивления

Понедельник – день, известное дело, тяжелый. Но тяжесть его в разы уменьшается, если поспать часа на полтора дольше положенного. Этим после звонка назойливого будильника я и решил заняться; но не тут-то было. «Скорее приезжай, тут голубые ели пилят!» - закричал в трубку телефона знакомый юрист. Голубые... ели... пилят... бред какой-то. Спасительную мысль о том, что это лишь сон, развеял второй звонок – от другого знакомого, не юриста, но о том же самом. Пилят ели на Сергеева, рядом с тем местом, где некогда стоял, окруженный зеленью, памятник эскадрилье «Нормандия-Неман». Сначала под покровом ночи был снесен монумент, а заместо его была с помпой открыта новая стела; впрочем, из-за технических нестыковок черный гранит через пару месяцев покрылся отвратительными белыми подтеками. А теперь, значит, пришла пора самой зелени.

На месте обнаружился десяток хмурого вида мужчин с лопатами, роющих какие-то ямки, и бригадир землерабочих; трудовой процесс вершился на фоне нескольких десятков разного размера елей. Естественно, лежащих на земле. Операторов бензопил простыл и след; вездесущие и всезнающие старушки сообщили, что снос зеленых насаждений был произведен стремительно. Меньше часа потребовалось рабочим, чтобы избавить сквер от елок. «Вам – вам не стыдно?» - взывала к совести бригадира и важного человека старушка. «Мне – не стыдно!» - отвечал начальник. С его слов выходило, что за спил он ответственности не несет, а занят лишь огораживанием территории.

Словесная перепалка между местными жителями продолжалась довольно долго; землеройная сторона конфликта утверждала, что в елях собирались наркоманы, а жильцы домов взывали уже не к совести рабочих, но к Путину и Медведеву. Интеллигентного вида старичок с собакой робко попросил меня рассказать о происходящем «кому нужно»; затем достал вполне современный телефон, раскрыл его и принялся фотографировать содеянное поутру. Его примеру последовал и я.

Технологичный старик – это очень хороший символ того, что прогресс не стоит на месте. Так же он присутствует и в деле уничтожения зеленого наряда Калининграда. Вот в каком-нибудь две тысячи втором старики мобильниками не пользовались, а застройщики деревья рубили почем зря, не особо заморачиваясь на юридической стороне вопроса. Сносили со свистом, так, что щепки летали по всему городу; и если в деле и фигурировал порубочный билет, то, чаще всего, выписанный задним числом. Обычно же обходились и без него.

Сейчас – все по другому, все чинно и благородно. Почти что полный пакет необходимых документов обнаружился у бригадира, представившегося Владимиром, но название своей фирмы озвучивать не решившегося. С помощью этих документов, а также собственной памяти, попробуем восстановить хронологию движения сквера к погибели.

О необходимости строительства гостиничного комплекса «Адмирал» заявил во всеуслышание бывший главный архитектор Калининграда Александр Башин в конце апреля минувшего года. В ходе широко освещавшегося «пресс-тура» господин Башин заметил, что «там смогут останавливаться члены дипломатических делегаций», которым нынче совсем негде приткнуться. Энтузиазм экс-главного архитектора понятен – ведь за два месяца до этого, 20 февраля 2007 ООО «Инстрой» был выделен участок площадью 4800 квадратных метров для строительства гостиницы апартаментного типа. 326 этих самых метров тогда еще были территорией памятного знака «Нормандия-Неман». Кстати, постановление мэра Калининграда о строительстве этой важной и нужной гостиницы было подписано – сюрприз! – еще в 2005 году!

Следующий гвоздь в гроб сквера был забит депутатами городского Совета 19 декабря 2007 года. Народные избранники, несмотря на негативную реакцию участников общественных слушаний, на многочисленные письма и обращения, на пикет перед началом заседания (на котором - о, sancta simplicitas! – две старушки жалобно держали в руках плакат «Шкиль Олег Павлович! Защити зеленые зоны для своих избирателей») приняли изменения в Генплан Калининграда. Изменив статус 27 участков города с рекреационного на общественно-деловой; стоит ли говорить, что среди них был и злосчастный сквер. Забавно, что глава города Александр Ярошук и до выборов, и после всячески открещивался от этого процесса; он до последнего утверждал, что предлагаемых изменений не видел, а на самом заседании отсутствовал. Тогда господин Ярошук еще не вступил в должность, полномочия главы Совета исполнял его заместитель Александр Пятикоп. Сей государственный муж в ходе заседания всячески пытался ликвидировать прорвавшееся в зал Горсовета народное негодование, обвинял несогласных в оскорблении не только своих коллег, но и депутатов Госдумы в лице уже отбывшего в белокаменную Юрия Савенко. А после скоропостижного голосования клятвенно пообещал, что «сокращения зеленых зон не произойдет»; впрочем, взять на себя лично ответственность в случае внезапного сокращения не решился.

Не решился также совершенно понятно по какой причине. Ведь уже через пять дней после внесения изменений в Генплан ООО «Инстрой» обзавелось разрешением на строительство гостиницы очень апартаментного типа. Предположить, что заместитель главы Горсовета не знал о такой перспективе крайне сложно. Интересно, насколько сочетается такое поведение господина Пятикопа с нынешними его вялыми попытками изобразить из себя оппозицию?

Остальное – дело техники. Порубочный билет на 64 дерева (включая 48 елей и 1 дуб двухсот лет от роду) за подписью бессменного главы отдела с издевательским названием «охраны окружающей среды» Александра Есипенко был выписан ООО «Инстрой» 30 апреля 2008 года. По данным пресс-службы мэрии, эта компания добросовестно выплатила городу компенсационную стоимость сносимых зеленых насаждений – ни много ни мало 760 тысяч рублей. Результат всех этих бюрократических процессов можно было увидеть уже к 9 часам утра в минувший понедельник.

«Для чего же автор приводит столь скрупулезное описание?» - поинтересуется пытливый читатель. Может быть, чтобы указать виновных, чтобы, как предложил один из постоянных комментаторов «одного на кол посадить», или, как возжелал другой, избивать их детей на улице? Да упаси бог. За что избивать-то? Ведь все сделано по закону. Ну или почти все – несомненно, при детальном изучении всех документов можно найти некоторые неточности. Но не особо критичные – слишком много миллионов поставлено на кон.

Если разъяренным сносом голубых елей гражданам хочется кого-то избить, то наилучшего кандидата для нанесения телесных повреждений они могут увидеть в зеркале. Потому что с начала двухтысячных годов, когда город охватил строительный бум, изменилось многое. Старички обзавелись мобильными телефонами с камерами, а застройщики научились лавировать среди бюрократических рифов. Неизменным осталось только одно – потрясающее бессилие защитников зеленых насаждений. Они пытаются взывать к сознательности депутатов; они считают, что, написав письмо в Кремль, вызовут огненный дождь на головы чиновников и застройщиков. Они наивны до умиления. Их методы неизменны как Конституция России. И столь же уместны в практическом применении.

Есть, впрочем, и другие. Так, калининградские «Патриоты России» на выборах крайне активно разыгрывали зеленую карту; пожалуй, это был единственный сколь-нибудь действенный элемент их предвыборной кампании. Но чего они добились? Отмены изменений Генплана? Остановки строек? Помилуйте великодушно. Даже на место вырубки в этот понедельник «патриоты» прибыли только ближе к вечеру. Неспешно так.

Вышло так, что на все тот же понедельник у меня была назначена запись телепрограммы с новым главным архитектором Калининграда Игорем Ли. По стечению обстоятельств именно господин Ли является автором проекта гостиницы, которая вскоре появится (в этом у меня, к сожалению, нет никаких сомнений) на месте сквера на улице Сергеева. Когда я спросил об отношении архитектора к общественному мнению и общественному обсуждению, он ответил (не под запись – но ведь я и не цитирую), что ситуация сродни полету самолета. В салоне – пассажиры, а в кабине пилотов – соответственно, пилоты. И если пассажиры начнут напрямую воздействовать на пилотов, то самолет вполне возможно грохнется оземь. В тот момент я попытался возразить в том духе, что, мол, пассажиры вольны выбирать авиакомпанию, да и вообще – лететь или поехать на поезде, ну или по крайней мере им известен маршрут.

По здравому размышлению приходится согласиться с новым главным архитектором. В салоне можно сколь угодно бродить с плакатами, взывать к благоразумию, а еще можно воспользоваться интернетом – ведь это современный самолет – и писать гневные комментарии на разных сайтах. Создавая такую приятную для самих себя иллюзию сопротивления. Но пилоты отделены глухой дверью, и самолет летит. А под окном – березы, дубы, липы и голубые ели. Правда, все больше спиленные.