Ода точечной застройке

Еду в гости к сестре, из одного конца в другой, через центр. Мост, Преголя, рядом с Рыбной деревней уродливый небоскреб, портящий фотографии с видом Кафедрального собора. «Заплатили», - констатирую я мысленно. У меня нет фактов, одни домыслы и ощущения, навеянные газетными статьями и фактами появления подобных сооружений, несмотря на явную дисгармоничность с «обликом города».  Ну да ладно, - думаю я. И еду дальше.

Ленинский проспект, пестрые магазинчики в первых этажах «хрущевок», молчаливое здание когда-то оживленного «Вестера». Тоже перестроенное в «свое» время до неузнаваемости так, что я даже не могу вспомнить его первоначального облика. Единственное, что осталось в памяти так это неудержимое надстраивание этажей и вибрирующие полы от проходящих мимо трамваев в результате этой гонки. «Гонка сооружений» - точечная стройка, точечная надстройка этажей, мансард, трещины в стенах, трясущиеся полы, нерасчитанный на подобные нагрузки фундамент… Честно признаться, все никак не могу понять, даже если и зарабатывать деньги на таком строительстве, но зачем столь недальновидно… Похоже, я просто не знаю «цены вопроса», а то бы, наверное, изменила мнение на противоположное, а после купила бы себе «домик в деревне», подальше от «вредного города»…
Странный у нас город, купеческий какой-то: лавки, клубы, большие торговые центры, стремящиеся походить на «столичные»… Раньше, конечно, все было более пародийным, а теперь, наполняясь финансами, становится выдержанным «в стиле». Общем стиле. Хотя именно общего, единого «калининградского стиля» пока все равно не хватает. Впрочем, чему я удивляюсь и на что сетую? Площадь города, центральная с мэрией, вокзалом, торговыми центрами… Открытыми и потенциальными, огромными для такого маленького пространства. Однако на нем еще помещаются  фонтаны, церковь, колонна, стоянка… «Насыщенно», - сказала приехавшая погостить подруга. «Действительно», - думаю я.  

Однако, как говорят, «город растет и развивается». Как следствие - точечная застройка процветает. Буйно. Не обошла она и наш двор. Весной появилась будка со сторожем, причем ровно посередине, а потом вырос забор. Стало неудобно ходить на остановку, срезая отмеченные  временем и мусороуборочными машинами тротуары и дороги. Все поняли: началось.

Утро…. Понедельник… Новая неделя. Где-то в половине восьмого начинает урчать, судя по звуку, какой-то большой механизм. Нет, не привычный уху двигатель прогреваемого автомобиля, а такой побольше и посерьезней. В полудреме понимаешь: уже работают. Начали работу строители на площадке, прямо под окнами. Когда-то это был  пустырь с устойчивой многолетней историей в свободном прямоугольнике  девятиэтажек. На заре своего существования пустующий квадрат земли отводили под детский сад. Выкопали яму, но рухнувший Союз похоронил вместе с собой и строительство… Закопали. Спустя какое-то время решено было воткнуть дом, опять разрыли, вбили сваи, предварительно обнеся участок забором. И снова все застопорилось… А со временем сгинули и забор, и строительные материалы.

Мне рассказали забавную историю, как приехавшего забугорного жениха водили на смотрины, в том числе и в эти края. Вышедший покурить на балкон итальянец оценил открывшейся вид по-своему: «Да, сразу видно, что у вас война была»… Разубеждать его не стали. Впрочем, местные активисты достучались до властей, чтобы те «приняли меры». Меры были приняты, и как-то приехали грузовики и засыпали злополучный участок, и даже асфальтом сверху закатали.

Началась эра «собачьей площадки». Вот кто, действительно, обрадовался так это собаки из городских квартир - носись вволю, исполняй все свои нужды и радуйся неожиданному для города простору. Хозяева радовались не меньше. А вот мальчишки почему-то редко гоняли мяч по просторному полю, оглашая при этом округу отборным матом, вплоть до верхних этажей. То ли замечания сознательной общественности или иные причины не удерживали юных рональдо, но факт остается фактом, кроме собачников и прохожих редко кто появлялся на «заговоренном месте»…

Как ни странно, но с началом строительства, волнения начались и среди все того же активного контингента. Громкие митинги и ругань, листовки с лозунгами «Сохраним площадку нашим детям!..», собаки не оглашались, но подразумевались. Один депутат и несколько адвокатов успели даже поспекулировать на человеческих страстях. Ну, а стройка как шла, так и продолжала идти. Отголоски народных волнений продолжали звучать по тем или иным поводам, но все тише и тише, а со временем и вовсе стихли. И теперь каждое утро, вплоть до субботнего, гудит мотор, стучат инструменты, звучат голоса. Этажи нового дома растут, возносясь к небу над всеми препятствиями и сомнениями. А вместе с ними материализуются наяву надежды «счастливых обладателей своих, заветных квадратных метров»…