Па-де-труа

«Я – мышеловка, - размышляет мышеловка. - Меня сделали, чтобы ловить мышь, но разве это занятие для меня? Я привыкла к совсем другой жизни, легкой и мечтательной, где полет свободной мысли и фантазии единственно стоящая вещь. Сколько прекрасных лет я провела на полке в гараже, что под домом! Мои соседи, старый гидравлический домкрат и этот ничего не всасывающий зануда насос, говорили, что теперь таких как я больше не делают. Я создана по гуманной европейской технологии. Я не предназначена для убийства, как эти новые капканы, перешибающие мышь пополам. Моя задача ловить. К мыши лично я никаких претензий не имею, однако, все это только теория. Меня никогда не использовали, у меня это первый опыт, как оно все сложится… Ничего, однако, приятного, сквозняк по полу, запах какой-то несвежий. Наверное, это пахнет сыр, который они в меня засунули. Вот ведь тоже умники. Запах совершенно непереносимый, кто может польститься на него? Уж точно не мышь».

Мышь сидит под газовой плитой, остановившимся взглядом смотрит на мышеловку. Ее ноздри ловят раздражающий несвежий запах. «Вот это и произошло, - думает мышь. - Они начали преследовать меня. Это ловушка, да еще с ядом. Они хитры и коварны. И, о боже, как они огромны! Я боюсь их до дрожи в коленях. Я видела их уже два раза, и самое плохое, что они тоже меня видели. Их два вида, они отличаются поведением, первый с ревом топочет ногами и машет чем-то тяжелым, второй умеет прыгать с места на три метра и глушит ультразвуком. Ну, что я им сделала? На улице зима, в подвале холодно. Мне там не выжить. Выбора нет, мне крышка. Ну, почему судьба так несправедлива ко мне! Какая тоска сидеть здесь и видеть, как тебя сживают со света. Невозможно жить в постоянном страхе, лучше покончить с этим раз и навсегда». Мышь вылезает из-под плиты, медленно приближается к мышеловке и обреченно замирает около нее. Запах становится убийственным.

«Это не может быть реальностью, - лихорадочно соображает сыр. – Это кошмар, я должен проснуться. Последнее, что помню, я заснул на полке в холодильнике, почему я оказался здесь, в этой камере из листового железа с просверленными в стенах дырами? Я весь в поту, моя благородная плесень побурела от страха. Меня насадили на металлический кол! Кажется, меня собираются скормить какому-то ужасному зверю! Этот монстр смотрит на меня, его глаза горят решимостью, проснись, проснись!»

«Вот мышь, - размышляет мышеловка. – И мне нужно поймать ее. В теории. Но мне совершенно этого не хочется, известно, поймаешь одну, заставят ловить еще, и все, прощай, дольче вита. К тому же, мне нравится эта мышь. Симпатичная, только серая, не хватает ей стиля. Пожалуй, сдержу пружину, пусть берет поскорее эту дрянь, что они напихали в меня, и идет на все четыре стороны. А меня вернут домой, в гараж». Мышь, собравшись с последними силами, заползает в мышеловку, садится около сыра.

«Этот яд избавит меня от страха, один укус и конец страданиям. Но и умирать тоже страшно, и запах у этого яда отвратительный, нет, я не могу, не хватает духу. Может, меня убьет холод подвала? Я слышала, что смерть от холода легкая». Мышь выползает из мышеловки и покачиваясь под грузом пережитого скрывается под плитой.

«Монстр ушел, - облегченно думает сыр.  – Осталось проснуться».

«Я сдержалась, - ликует мышеловка. – Я смогла!»

«Я никчемная, слабовольная тварь, - решает мышь. – Я не смогу расстаться с жизнью. Придется жить дальше с этим вечным страхом».

- Дорогой, где ты взял это ржавое старье? Сходи в хозяйственный, купи настоящую мышеловку, капкан, а кто тебя надоумил сунуть туда рокфор? Ах, видел в мультике! Мышь приходила, ничего не тронула, сегодня попробуем на сало. Попадется, никуда не денется!