Обрушение-delux

В прошлую пятницу я рассчитывал провести вечер исключительно приятно. День выдался какой-то нелепый, и очень хотелось чего-нибудь однозначно позитивного. Заканчивая работу, я уже видел себя в пенящейся ванне с бутылкой пива. Или в кресле с книжкой. Но тут зазвонил телефон. Коллега спешил сообщить, что все мои планы останутся лишь планами. Потому что напротив Центрального РОВД на улице Красной «рухнул дом». Дома рушатся в нашем городе, к счастью, нечасто, поэтому я собрал вещи, вызвал такси и отправился на место событий.

Таксист попался весьма уставший, злой и с очень богатым запасом нецензурной лексики. В машине маленький телевизор показывал вечерний выпуск «Вестей-Калининград» с Иваном Князевым. Всю дорогу до точки назначения водитель Петр Михайлович мрачно комментировал происходящее на экране. Журналистке, рассказывавшей про громадье строительных планов мэрии в наступившем году, он советовал выяснить, сколько денег… ну, скажем, будет украдено. Корреспонденту, описывавшему холода в одной из городских школ – заткнуть щели в окнах… предположим, частью спины. С места обрушения, где, как оказалось, упало одно перекрытие, журналист сообщил по телефону, что жертв нет. Мой Харон сквозь зубы сообщил в недвусмысленных выражениях о том, куда отправились качественные строительные материалы. В том же направлении, по его словам, катился и весь окружающий мир.

Я решил позвонить знакомой девушке Кате. Она живет прямо напротив дома, где произошел катаклизм, и я думал узнать у нее какие-нибудь детали. Но о происшествии Катя ничего не знала. Договорившись встретиться на месте, я вдруг вспомнил события трехгодичной давности. Тогда наши отношения были романтическими и, как мне казалось, весьма многообещающими. Однажды Катя появилась в совершенно расстроенных чувствах. Сквер, где она по вечерам гуляла с собакой – веселым и очень пятнистым долматинцем, должен был исчезнуть под громадой элитного дома. Девушку такое будущее совсем не устраивало. Сквер был действительно необычно приятный. Может, потому, что напротив него трудились блюстители порядка вместе с прокурорами. Или просто народ вокруг жил какой-то правильный. В этом районе вообще как-то на удивление много правильного народа.

Оптимистичную по своей натуре, Катю довела до слез даже не сама новость о грядущем строительстве. Застройщикам, компании «Импера Холдинг», пришла в голову мысль о том, что надо бы попробовать получить согласие обитателей окрестных домов на уничтожение сквера. Уж не знаю, какими словами их встречали остальные граждане, а вот только к Кате они зашли совершенно зря. То, что люди, которые хотят срубить деревья, вытоптать газоны, поломать скамейки и вырвать цветы, рассчитывают получить на то ее согласие, привело девушку в состояние истерики. Она рассказывала, что даже не помнит, как ее оттащили от людей из «Имперы», которым Катя явно намеревалась нанести множество увечий. «Я даже не думала, что способна на такое», - растерянно говорила она…

Петр Михайлович высадил меня у железного забора и, тихо матерясь, уехал в морозную ночь. Вокруг стройки уже собралась небольшая толпа правильного народа, несколько милиционеров, пара журналистов и Катя. Говорить ничего особо не хотелось. Попасть за забор никакой возможности не было, поэтому вид провисшей арматуры и обломанных балок на пострадавшем от обрушения углу «Суперкомплекса Импера-Delux» можно было обозреть лишь из позиции «в прыжке».

Карета скорой помощи уже увезла четырех из восьми пострадавших строителей, и комментариев на месте явно было получать не у кого. Мэр Калининграда, присутствие которого обещал мне ведущий «Вестей» Иван Князев, если и был здесь, то очень незримо. Поэтому я решил, что лучшее, что я могу сделать – это сфотографировать обрушившееся перекрытие. Металла на забор ООО «НИПС-Калининград», ведущее строительство, не пожалело, и мне пришлось снимать, высоко подняв над оградой фотоаппарат. Вскоре из-за забора послышался голос. «Может, тебе помочь?», - интересовался его обладатель. От такой постановки вопроса я слегка опешил, а незнакомый помощник вдруг резво подпрыгнул, схватил камеру за объектив и дернул. Фотоаппарат был мой личный, обошелся он вовсе недешево, и мысль о кровных денежках придала сил: враг остался ни с чем, а я - с парой кадров обрушения. Сообщив моему оппоненту несколько слов из репертуара Петра Михайловича, я решил, что на этом визит пора бы и заканчивать.

За моей спиной правильный народ, видевший сражение за информацию, разделился на две части – одна требовала «написать все как есть, кстати, где мы это завтра прочитаем?». Вторая заявляла: «Ну а что толку писать, все равно ничего не изменится». Мы шли по грязной улице. Катя грустно молчала. За забором, на месте некогда необычно приятного сквера ни на минуту не прекращалось строительство «Суперкомплекса Импера-Delux». В свете прожектора башенного крана на землю плавно опускался мокрый снег.