Там, где нет мусорят

Каждый день несколько раз я совершаю маленькое путешествие из центра города в редакцию, что в конце Гагарина, и обратно. В конце зимы этот вояж особенно сложно назвать приятным. По разбитым улицам, заваленным омерзительно-грязным, но никак не желающим таять снегом, тащатся престарелые автобусы и доживающие свой век маршрутки. За запотевшими окнами транспорта сидят вконец авитаминизированные калининградцы. Они раздумывают над тем, что им менее противно: взирать на мутные разводы влаги на стекле или стереть их рукавом и увидеть фантасмагорию черных сугробов. Прохожие на выщербленных тротуарах выглядят немного бодрее, но лишь потому, что вынуждены перемещаться короткими перебежками, уклоняясь от брызг из под колес более автомобилизированых сограждан. Все они, наверное, мечтают о солнце, песке и море. Но солнце не хочет приходить в наши края. Гнусная такая картинка.

«Более тысячи кубических метров льда сколото и вывезено в прошедшие выходные с обочин центральных магистралей Калининграда. Как только начал таять снег, этим занимались специалисты муниципального предприятия «Чистота» при помощи восьми единиц техники – тракторов, «Бобкэтов» и самосвалов... А сколом льда на мостах и путепроводах занимаются работники муниципального предприятия «Эдис». Ими вывезено более тысячи кубических метров обледеневшего снега. Специалисты предприятия также приступили к прочистке ливневых колодцев от песка, который использовался против гололеда». Такой вот оптимистичный текст я прочел в редакционной почте, когда сегодняшнее путешествие достигло цели. Его автором оказалась на сей раз безликая пресс-служба мэрии – ее сотрудники почему-то очень избирательно подходят к подписыванию своего творчества. Оно и понятно. Этак враз можно стать кровным врагом не одной сотни авитаминизированных сограждан.

Черт возьми, я не желаю знать, сколько кубических метров льда было сколото и в каком направлении эта масса отправилась. Вместе с обледеневшим снегом. Мне все равно, как называется спецтехника – «Бобкэты», «Кэтбобы» или, там, «Китикэты». Мне бы улицу. Чистую. И, желательно, не одну. И площадь Победы – бог с ней, с Триумфальной колонной, я хочу просто чистую площадь, а не сомнительной чистоты каток.

Мерзопакостная обстановка царит на улицах города большую часть года. Дворники превратились из завсегдатаев моего двора в каких-то диковинных существ, достойных занесения в Красную книгу. Возможно, я выхожу из дома не в то время или смотрю не в ту сторону, но за последние пару лет я встречал дворника лишь несколько раз. Зато грязь, толстым слоем покрывающую подходы к моему жилищу, я вижу ежедневно. Как-то раз мусоровоз, вываливая в свое нутро содержимое контейнера, просыпал добрую часть. Отходы жизнедеятельность обитателей города украшали тротуар до конца недели. Потом, наверное, их кто-нибудь съел.

Вспоминать о том, как, будто цветы, расцвели оранжевые жилеты тружеников метлы и лопаты на улицах Калининграда перед его 750-летием, даже и не хочется. Как и задавать вопрос «Почему только в юбилей» – все понимают магическую связь между каким-нибудь Ястржембским или, там, Грефом, вожделенными федеральными средствами и толщиной слоя грязи на улице Гагарина.

Сейчас я пишу этот текст в своей квартире, примерно в 60 метрах от муниципального унитарного предприятия «Чистота». Некоторым моим соседям повезло меньше - работа МУПа происходит непосредственно у них под окном. Это, честно говоря, не особо приятное соседство. Более того, расположение «Чистоты» в центре города мешает, как оказалось в начале года, принятию многострадального Генплана. Специалисты Росстроя согласились с жителями улицы 9 апреля в том, что «Чистоте» не место среди жилых домов. Но продолжающееся аж с 1979 года «великое переселение» «мусорной конторы», как ее называют местные жители, пока не дает результата. «Я согласен переехать, но не за окружную. В случае снегопада мы не доберемся до других улиц. Сейчас у нас есть веерный разъезд во все стороны города», - сказал директор предприятия Валерий Филатов в интервью «Комсомолке» в январе. Толку бы еще от этого веера. Бурое болото колышется вокруг самых ворот конторы с ноября по март.

Юрий Савенко видит выход из кризиса «Чистоты» и ее единоутробных сестер, «Водоканала» и «Теплосети» в передаче их в частные руки на концессиальной основе. Это, по словам мэра, будет целая «жилищно-коммунальная революция». Полноте, Юрий Алексеевич. Не надо революций. Не надо варягов-инвесторов. Давайте-ка лучше предложим гражданам города стать акционерами всего этого безобразия. Или хотя бы «Чистоты». Я бы с радостью заплатил четыре-пять тысяч рублей за перспективу ходить по чистым улицам. С условием, что исполнительное руководство будет передо мной и другими держателями акций отчитываться за каждый потраченный рубль. А я, глядя на состояние улиц, буду делать выводы и голосовать на собрании акционеров за или против продления полномочий этого руководства. Уверен, что таких идеалистов найдется еще немало. Да и автомобилисты с радостью занялись бы акционированием любителей ямочного ремонта, МУП «Эдис».

Возможно, это лишь мои радужные иллюзии. Может быть, решение грязной ситуации вовсе не так просто. Но я вспоминаю кабинет труда в средней школе №32. На стене этого святилища начального профессионального образования красовался плакат «Чисто там, где не мусорят». Какой-то не по годам остроумный ученик дорисовал к предлогу «не» букву «т» и получилось – «Чисто там, где нет мусорят».

В моей душе, где-то глубоко, заваленная тряпками отвращения к грязным улицам, прячется любовь к Калининград. Любовь с условием - я хочу жить в городе, где чисто, где нет мусорят. Станет ли таким городом Калининград?