Умеренный оптимизм

Интенсивное развитие мебельной отрасли региона, позволившее достойно заявить о бренде «сделано в Калининграде», по оценкам специалистов, в настоящее время плавно перешло в фазу некой стабильности рынка. Но новая редакция закона об ОЭЗ, вступившая в силу два года назад, способствовала смещению акцентов и расстановке приоритетов по-иному. У компаний осталось несколько лет, чтобы подготовиться к началу работы с НДС, это побуждает искать новые пути развития и успешного существования в дальнейшем.

Что сейчас происходит в мебельной отрасли региона?

Общеизвестно, что мебельный рынок Калининградской области достаточно специфичен. Изначально здесь «правили бал» иностранные компании, пришедшие из Польши, Германии и других европейских стран. Местные производства в начале девяностых создавались без какой-либо базы людьми, на тот момент случайными в мебельном бизнесе. Неплохим подспорьем в уверенном старте стала близость европейских стран с ее богатым опытом налаживания бизнеса, куда многие начинающие руководители ездили перенимать опыт. Это же географическое положение впоследствии способствовало интенсивному развитию отрасли. В Калининград намного быстрей попадали новинки из Европы, а использование импортной фурнитуры и комплектующих стало обыденным и привычным. Возможность закупки за границей деталей и фурнитуры, отличающихся от российского продукта более низкой ценой и лучшим качеством, позволила сделать нашу мебель конкурентоспособной и популярной в России. Оперативное реагирование на веяние европейских ветров мебельной моды дало возможность создавать мебель, не похожую на отечественный продукт и потому устойчиво пользующуюся спросом. За короткое время Калининграду удалось обогнать многие регионы по темпам роста мебельной промышленности и уверенно освоить шесть процентов российского рынка. Освоением занимались и продолжают заниматься крупные компании, причем в силу специфичности и ограниченной емкости местного рынка многие из них начинают уходить на российский рынок.

Игорь Герасимчук, генеральный директор фабрики «Дедал»: «Сейчас практически работаем только на российский рынок. За три года компания увеличила объемы поставок в Россию в два раза, на калининградском рынке, наоборот, втрое уменьшила объемы продаж. Несколько лет назад мы просчитали, что для нас это направление стратегически невыгодно, поэтому фактически свернули деятельность на местном рынке и полностью переключились на российские регионы». Но дефицита мебели такой отток в Калининграде не вызвал, в силу некоторого переизбытка маленьких предприятий, которые уверенно лидируют на нашем рынке в рамках эконом- и медиум-класса. Рынок, безусловно, разнороден, компаний на рынке много, причем охватывают они весь спектр как в ценовых категориях, так и в плане распределения по сегментам рынка. Калининградские покупатели тоже стали лучше разбираться в модных мебельных тенденциях, предъявляя повышенные требования к качеству мебели. Реагируя на эту тенденцию, мебельщики за несколько лет переоборудовали фабрики современной техникой, ориентируясь при ее выборе не только на способность увеличения объемов выпуска, но и на улучшение качества продукции. Естественно, что улучшение качества ведет к увеличению стоимости товара.

Александр Мастерских, генеральный директор фабрики мебели «Интердизайн»: «Производство мебели экономкласса в России в целом сокращается. Мебельщики уходят в более дорогой сегмент рынка. Например, наша компания работает в эконом- и медиум-классе, а с прошлого года мы освоили премиум-класс. Если еще четыре года назад наша продукция экономкласса составляла пятьдесят процентов, то сейчас на нее приходится порядка десяти процентов, эти сорок процентов мы перевели в средний класс, теперь составляющий большинство». На руку калининградским производителям сыграла и переориентация польских, немецких и итальянских производителей на выпуск более дорогих моделей для европейских покупателей. На их место в регионе пришли местные производители уже достаточно качественной, но еще относительно недорогой мебели. Отток крупных игроков на российский рынок тоже добавляет очков мелким компаниям, но будет ли их продукция столь же интересна покупателям? К тому же вряд ли такие фирмы смогут развиться настолько стремительно, чтобы вслед за коллегами достойно представить себя на российском рынке.
Не стоит забывать, что из-за оторванности от большой России эффективность производства калининградских предприятий ниже, чем аналогичные показатели российских изготовителей. Ведь существует серьезная проблема размещения мебельного производства относительно точек розничных продаж. Чтобы иметь разумную себестоимость в соотношении с затратами на транспортировку товара, не менее семидесяти процентов основного рынка сбыта должно находиться на максимальном удалении в 700 километров от производственной базы. Соблюсти эти правила теории в рамках региона по естественным причинам невозможно. Поэтому сейчас мебельщикам стоит серьезно задуматься об эффективности своего производства, расширении ареалов продаж и перспектив производства полуфабрикатов с дальнейшей их доработкой на местах, приближенных к точкам сбыта».
Кстати, серьезного выхода на рынки Европы наши мебельщики пока не планируют. Есть единичные (в масштабах отрасли) попытки, но тенденцией их назвать нельзя. Все понимают, что серьезной конкуренции европейским мебельным компаниям мы составить не можем, ни в плане соотношения цены и качества, ни по каждому из этих показателей в отдельности. Но отчаяния по этому поводу в стане мебельщиков нет. Их вполне устраивают емкость российского рынка и идущее быстрыми темпами освоение пространства стран СНГ.
По поводу дальнейшего развития событий мнения профессионалов разнятся. Уже сейчас многие руководители мебельных фабрик планируют стратегию строительства бизнеса с наилучшей минимизацией потерь. Есть те, кто смотрит вперед с оптимизмом.
Например, Макс Ибрагимов, генеральный директор компании «Максик»: «Самое ценное, что не запрещают делать мебель, поэтому, я считаю, любые проблемы можно преодолеть». Кто-то из специалистов прогнозирует, что через восемь лет, к моменту окончания переходного периода и началу работы с НДС, около пятидесяти процентов мелких предприятий региона разорятся, а крупные компании переместятся в Россию, полностью оставив калининградский рынок. Грядущие изменения затронут в первую очередь именно крупные компании, на которые и распространяется действие закона об ОЭЗ. Понятно, что конкуренция между оставшимися в регионе мебельщиками, заметно возросшая уже сейчас, станет еще жестче.
Можно предположить, что в этом случае компаниям остается либо повышать цены на свою продукцию, либо пытаться трансформироваться из маленьких фирм в средние компании.
Планируя свое развитие несколько лет назад, мебельщики уповали на грядущий строительный бум. Ведь новые квартиры, раскупающиеся как горячие пирожки, люди не преминут обставить новой мебелью, причем не абы какого качества. Но цена квадратного метра выросла в 2,5 раза, квартиры уже перестали покупать в таком количестве, а если и покупают, то на мебель деньги не всегда остаются. Покупательская способность не может расти до бесконечности, поэтому компании уже сейчас начинают задумываться о четком разграничении специализации. В последнее время все более устойчивой становится тенденция к сужению спектра деятельности компаний. Помимо этого производители начинают отходить от создания полного цикла производства мебели на отдельно взятой фабрике, беря на вооружение опыт итальянцев, которые с помощью кооперации и сужения специализации производства потихоньку завоевывают мир. Но пока еще невысок уровень снабжения мебельной промышленности, слишком мало в регионе компаний, способных занять эту нишу. Хотя востребованность в таком бизнесе уже начинает расти.

Розница становится бизнес-единицей

Не остались в стороне калининградцы и от общероссийской тенденции к созданию розничных сетей. Это направление пока еще несет определенный финансовый риск, в том числе из-за дефицита достойных торговых площадей в стране. Но опыт крупных российских компаний, в том числе и калининградских, решивших отойти от развития только лишь территориального опта, показывает, что этот процесс достаточно успешен.
Примечательно, что это развитие розничных сетей постепенно выкристаллизовывается, приобретая вид не просто продолжения маркетинговой системы компании, а превращается в самостоятельную бизнес-единицу, расширяющую свои продажи за счет привлечения продукции других производителей.

Трудовые ресурсы дороги

Серьезной проблемой для мебельных компаний в последние два-три года стали вопросы, связанные с инфраструктурой. По оценкам экспертов, стоимость сырья, услуг ЖКХ, трудовых ресурсов завышена, что сказывается не самым лучшим образом на эффективности производства. Рост цен на эти товары и услуги тоже усложняет ситуацию, а самим резко поднимать цены опасно, ведь мебель не входит в перечень товаров первой необходимости, которые покупать будут в любом случае. Чтобы справиться с ситуацией, многие переносят производство в глубь области, где стоимость производственных площадей и трудовых ресурсов еще соотносится с эффективностью процесса выпуска продукции. Ряд предприятий старается максимально автоматизировать производство, заменяя где это возможно рабочие места машинами. В этом случае в проигрыше оказываются производители мягкой мебели, поскольку она традиционно делается с использованием ручного труда, поэтому рост себестоимости мягкой мебели выше, чем увеличение показателей по себестоимости, например, в сегменте корпусной мебели.
Со многими проблемами мебельщики справляются автономно, но есть и такие, которые в одиночку решить просто невозможно.
В силу монопольного положения железной дороги остается напряженной ситуация с транспортными перевозками. Например, осенью прошлого года из-за нерегулярного обеспечения контейнерами и вагонами калининградские компании недопоставили порядка пятнадцати процентов своей продукции, что не только снизило обороты предприятий, но и несколько подорвало репутацию калининградцев как надежных партнеров.

И дефицитны

Проблема нехватки квалифицированных кадров тоже не теряет своей актуальности на протяжении длительного времени. Михаил Майстер, президент Ассоциации калининградских мебельщиков: «Так ничего у нас и не получается с системой образования. Последние пять лет мы безуспешно пытаемся войти в контакт с министерством образования области и наладить работу с училищами, готовящими подобные кадры. Считаю, что необходимо коренным образом реформировать систему профессионального технического образования, потому что иначе ситуация так и не изменится. Зачем тратить деньги налогоплательщиков на получение людьми дипломов о профессиональном техническом образовании, за которым в целом ничего нет – ни соответствующих базовым требованиям современных предприятий программ, ни достаточной степени общей подготовленности?»
В процессе построения назревшего диалога с государственными структурами достаточно важна степень сплоченности коллег «по цеху». В регионе такая структура – Ассоциация калининградских мебельщиков – действует достаточно успешно, объединяя более пятидесяти компаний. Александр Мусевич, учредитель фабрики «Нимакс»: «Благодаря этому сплочению нам удается выстраивать отношения с калининградской властью. Свои трудом мебельщики доказали то, что мебельная отрасль имеет право входить в состав приоритетных в Калининградской области. Имея молчаливую моральную поддержку регионального правительства, нам будет гораздо легче работать на рынке. Да, такая поддержка – нормальная форма взаимодействия власти и бизнеса. Но она характерна для некоего периода стабилизации, а сейчас фаза стабильного развития должна дать очередной взлет, и нужно находить какие-то точки соприкосновения, чтобы выглядеть серьезно, чтобы совершать акции на европейском уровне, полезные как для региона, так и для отрасли в целом».

В будущее – без пессимизма

Бесспорно, за последние два-три года мебельщики вышли на новый виток развития, в который укладывается улучшение станочного парка, определение и сужение специализации предприятий и упрочение положения на российском рынке. Но развитие мебельных отраслей европейских стран не стоит на месте, смогут ли наши мебельщики развиваться в том же темпе, что и раньше? Не станет ли та точка в развитии, к которой отрасль пришла сегодня, пиком, после которого начнется спад? Большинство самих мебельщиков в трагизм не впадают, уверенно выстраивая планы дальнейшего существования с определенной долей оптимизма.

Источник: журнал СтройИнтерьер

На правах рекламы