Мама четырех близнецов Юлия Граховская: «Работаю, а куда мне деваться?»


Вова Граховский 
Как быть, если природа сыграла с вами шутку и вместо одного запланированного ребенка на свет появились четверо? Растить и воспитывать, что же еще. Как в калининградской действительности растить четырёх близнецов и одну старшенькую, «Детям Нового Калининграда.Ru» рассказали в семье Граховских.

В желтом микроавтобусе четыре детских автокресла: два синих — мальчикам и два розовых — девочкам. За рулем папа, конечно. Рядом с ним жена Юля и старшая дочь Надя. Для нас остается два места — и микроавтобус полный. По дороге на море шестилетние близнецы Граховские обсуждают, каким способом удобнее отправить человека-паука в космос — сделать ему крылья из веревок, прицепить к нему реактивный двигатель или запустить его из огромной рогатки. В машине шумно и весело. Молодой и бездетный фотограф улыбается немножко растерянно. Перед ним настоящее чудо природы — четыре одинаковых ребенка.

Несколько лет назад про Граховских говорила вся область и даже федеральные СМИ — не каждый день на свет одновременно появляются четыре близнеца. Причем это не результат ЭКО, как бывает в большинстве случаев с многоплодной беременностью, а вот такое явление природы. «Когда меня спросили в консультации, не делала ли я экстракорпоральное оплодотворение, я даже не знала, что это такое», — смеется Юля.

Тогда шумиха в прессе пошла на пользу — и Граховским, так неожиданно ставшим многодетными, дали просторную квартиру в Калининграде. Сейчас близнецам по шесть лет. Как живут Граховские после того, как ажиотаж вокруг их необычных детей утих? Да как и большинство небогатых многодетных семей в России — в заботах о том, как всех одеть, прокормить, выучить. О том, как растят и учат четырех одновозрастных детей и одну старшую Надю в семье военнослужащего, мы и побеседовали с мамой Юлией.

— Вы ведь не планировали становиться многодетными родителями?

— Нет, совсем не планировали.

— А как вы относились к самой идее многодетства до того, как родились близнецы?

— Это личное дело каждого, сколько кому детей нужно — вот так относилась. (отвлекаясь) Вова, Дима! Вон они уже где. Придется догонять.

— Помните момент, когда вы узнали, что вместо одного ребенка будет несколько?

— Да как-то у меня, наверное, мыслей не было.

— Подумали, как жить дальше?

— Нет, как жить дальше, мы как-то не подумали. Не помню. Помню, был шок, когда нам про троих сказали, а потом про четверых. Конечно, за здоровье малышей опасались. Меня тогда сразу в больницу положили, и я на сохранении пролежала до самых родов.

— А папа?

— Папа у нас месяц вообще молчал. Но потом ничего, отошел. Как-то, знаете, я старалась не думать о том, как мы будем жить, потому что мы не знали, насколько все хорошо сложится. Мы даже имена заранее не придумывали. А вот когда близнецы родились и все прошло нормально, нам уже сами врачи сказали день на четвертый: может, вы уже их как-нибудь назовете? Мол, журналисты пошли — некрасиво, что нет имен у детей.


Маша Граховская
— Всем обычно интересна бытовая сторона. С одним-то младенцем тяжело. А тут — четыре. Их нужно кормить, купать, гулять с ними. И все одновременно. Как вы справлялись?

— Мы в Балтийске тогда жили. У нас там три бабушки, дедушка, мы еще потом няню брали — нам на это правительство деньги выделяло.

— Активно помогали в правительстве?

— Да нет, один раз помогли — и все. На фоне шумихи.

— А ажиотаж, который был при рождении детей, стих быстро?

— Быстро. Поменялись же министры, губернатор. Но, в общем-то, мы и не стремились к тому, чтобы нам повышенное внимание уделяли. Это напрягало сильно. Дети маленькие, а многие журналисты к нам домой хотели приезжать снимать. Мы же уставали так, что нам было не до этого.

— Вспомните, как день тогда проходил, в самом младенчестве.

— Первый год я вообще вспоминаю как ужас. Как мы это пережили, не знаю. Вставала рано, в 6 утра. Пока младшие просыпаются, старшую в школу отправляешь, во второй класс тогда она ходила. Дома я полгода одним кофе питалась. Спасибо бабушкам — еду приносили. Моя мама на пенсии, она приходила прямо утром. После обеда, к прогулке, приходила няня, потому что две коляски двойные вывозить тяжело. В Балтийске мы жили на первом этаже, вот в этом плане повезло. Еще хорошо, что был свой дворик. И я могла, когда дети засыпали, просто в коляске их оставить под окном.

— Кормили смесью?

— Смесью, конечно. Я и не помню, сколько банок в день уходило. Первые полгода врачи не разрешали ничего кроме смеси, никакого прикорма. И, бывало, мы по три банки вскрывали в сутки. А пачки памперсов нам на день не хватало — мы брали большими такими. 

— Сколько же на все это денег уходило?

— Что-то нам дарили, а питание детское мы сначала получали бесплатно. Потом был период, когда нас лишили этого бесплатного питания, потому что оно для малообеспеченных, а у нас получалось немного больше прожиточного минимума. Тогда всей семьей мы на эти смеси работали, вместе со всеми родственниками. А когда пришло время прикармливать — по полдня варила картошку с мясом.

— А когда подросли, стали ходить — сложно было со всеми управиться?

— Они у нас ползать сначала начали. Мы постелили для них два ковра и выход из комнаты загородили — все было завязано, замотано, спрятано. На выходе стояла тумбочка, так они потом научились эту тумбочку отодвигать и выползать на кухню.

— А бабушки плотно помогали до какого возраста?

— Пока в Балтийске жили. В Калининград переехали, когда близнецам было по полтора года уже. И няня была все это время. А в Калининграде нам почти сразу дали ясли, и мы стали их приучать ходить туда. Первые полгода, правда, ходили всего на два часа.

— Дети трудно к яслям привыкали?

— Не то слово. Нянечка, когда побыла с нами первый день, сказала: «Я уволюсь». Потому что они все кричали, когда мы их туда приводили, и не могли успокоиться. Ну и первое время было как у всех — день ходим, неделю болеем. А потом ничего. Сейчас уже в садике второй год — перешли из яслей.

— Заболевают все вместе, наверное, дуг за другом.

— Конечно, если заболел один, заболеет и другой. И цикл заканчивается, когда выздоравливает последний заболевший. Ну и перед тем как идти в сад после болезни, нужно же обязательно сходить в поликлинику, посидеть в очереди, получить на всех справки.

— Вы с пятью детьми, я знаю, еще и на работу ходите.

 
 Саша Граховская 
— Ну а куда мне деваться? Субсидий у нас не дают многодетным мамам, которые не работают — то есть я должна или работать, или стоять на учете в Службе занятости. Я в Службе занятости полгода постояла и решила, что я буду лучше работать, чем ходить туда за восемьсот рублей в месяц. К тому же, все близнецы наблюдаются у невропатолога. У одного из них стоит неврологический диагноз — нужны и реабилитация, и ортопедическая обувь. Это тоже деньги. Ну и последняя радость, которую нам преподнесла администрация городского округа — отменены льготы на 50-процентную оплату детского сада многодетным. И сейчас за четверых, учитывая то, что всем им показана логопедическая группа, мы платим около 10 тысяч. Моя зарплата не покрывает этих расходов, а времени на детей совсем не остается.

— Дополнительно водить ребят в кружки какие-нибудь удается?

— В саду много дополнительных занятий, но они сейчас все платные, мы их не посещаем. Девочки ходят на эстрадные танцы в Детско-юношеский центр на Молодежной. Мальчики ходят на каратэ. Это бесплатно. Надя занимается в музыкальной школе — на гитаре играет. Стараемся подобрать время так, чтобы все успевать, в основном это все по вечерам.

— А какие у близнецов внутри их микрогруппы отношения? Кто к кому больше привязан?

— По-разному. Могут тепло общаться и мальчик с девочкой и девчонки друг с другом, а могут вообще по разным углам разойтись и каждый в своем углу играть. Могут подраться, могут объединиться и сказать: «А мы не будем этого делать».

— И тумбочку отодвинуть, чтобы на кухню выползти?

— Да!

— Многодетные мамы говорят, что с пятью легче, чем с двумя.

— Другой случай. Они ведь одного возраста. В семьях, где братья-сестры разновозрастные, проще: дети могут вещи доносить друг за другом, старший может в магазин сходить, младшего забрать из детского сада. Наде, кстати, детей в нашем саду не отдают — мол, до 18 лет не положено. Если только срочное что-то — например, у младших поднялась температура в группе, я на работе, папа на службе и увести их домой, кроме Нади, некому.

— Надя ревновала?

— Надя ревновала очень сильно. Плакала, говорила: «Ну что ты как все мамы не могла родить одного? Зачем нам так много?». А сейчас она моя помощница. И даже уроки с ними вместе делает. Мы к школе готовимся — дети читают уже потихоньку. Нужно каждый вечер заниматься. У папы нервы не выдерживают — он из комнаты уходит. А Надя помогает.

 
Дима Граховский 
— Дома шумно?

— Бывает тихо, когда дети спят. Или если мультики сядут смотреть все вместе. А так они громко разговаривают, друг друга пытаются перекричать. В садике спрашивают: «А чего они у вас такие громкие?» А просто их много (смеется)

— Девчонки спокойнее мальчишек?

— Тоже по-разному. По характеру разные все. Саша, как Надя говорит, отличницей будет. Самая усидчивая, лучше всех занимается. Маша — хитрая. Вовка с Димкой — мальчишки. Димка — хулиган, задира. В садике жалуются, что он дерется, кусается. А Вова спокойнее, но если его кто-нибудь обидит, он даст сдачи так, что мало не покажется, хотя терпеть он может долго.

— Близнецам уже по 6 лет, скоро в школу. Не пугают сборы?

— Даже очень пугают. Тем более, теперь обязательна школьная форма. Плюс канцелярские принадлежности, портфели, спортивная форма, обувь — и все это в четырех экземплярах. В общем, будем писать письмо депутатам, когда придет время в школу собираться (смеется)

— Люди реагируют доброжелательно, когда вас с близнецами встречают?

— Чаще всего удивляются, шокируются. Когда мы стали приезжать в Зеленоградск и Светлогорск (в Балтийске и в Калининграде нас уже хорошо знают), народ на нас таращился, говорили: «А можно нам с вами сфотографироваться?». Ну и часто спрашивают, не две ли это пары близнецов. А мы говорим: «Не две, это они все вместе». 

— Общаетесь с семьями, похожими на вашу?

— С родителями тройняшек общаемся. И лично, и в сети. Семей с тройняшками в области несколько, а вот с четверней мы одни. Я интересовалась этой темой и выяснила, что почти в каждом регионе есть такая семья, как наша. Но квартиру мало кому дали. Кому-то дали ипотеку. Кому-то вообще не помогли. Ой, Дима шлепнулся!

— Планируете еще детей?

— Нужно этих вырастить!

Текст — Анна Кунерт, фото — Виталий Невар

Другие материалы в рубрике: