«Я — авантюристка»: как живется в кризис многодетной семье под Черняховском

В понедельник министр социальной политики Анжелика Майстер решила отправиться на дальние рубежи региона, чтобы навестить одну из местных многодетных семей. Журналисты подобными выездами частенько манкируют — 1,5 часа в тряском автобусе и без надежды на громкую сенсацию. Однако корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» решили выяснить, как можно в разгар финансового коллапса не только своих растить, но еще и приемных брать. И познакомились с крайне необычной семьей.

Строение, в котором обитает многодетная семья Соловьёвых, вряд ли рассматривалось когда-то как жилой дом. Строили его, похоже, как административное здание — двухэтажное и какое-то бесконечно длинное (как выяснилось позже, здесь 11 комнат, если считать гостиную). В окне второго этажа колышется белый бант — он красуется на макушке кудрявой кнопки лет трех.

На улице гостей встречает мать семейства Татьяна — подвижная женщина с черными волосами и улыбчивым лицом, на груди — брошь с большим красным цветком. Она поясняет, что жилым этот дом, и правда, почти с нуля делал ее муж — земля и дом обошлись им тысяч в 450. Переезд состоялся всего год назад, поэтому мы сразу попадаем в эпицентр тотального ремонта.

«Было только четыре стены да крыша — ни окон, ни полов, ничего не было, — говорит Татьяна. — Газа тут пока так и нет, года через два обещают. Топим дровами, но полы у нас с подогревом. Муж тоже своими руками все делал, так что дом очень теплый».

Вдоль стенок в прихожей — бесконечная вереница детской обуви самых разных размеров. Просторная и светлая столовая-кухня оказывается явлением временным — место под обеденную зону как раз в процессе ремонта. «У нас тут будет комната для творчества. Тут дети будут рисовать, лепить, танцевать, петь. Они это очень любят. И им нужно большое, просторное помещение», — поясняет Татьяна.

Будущая столовая пока больше напоминает костюмерный и бутафорский цех небольшого провинциального театра — везде пестрые наряды и самый разнообразный реквизит. Дань прежней профессии, поясняет Татьяна Соловьёва. Когда-то они с мужем были актерами, режиссерами и драматургами собственного антрепризного театра «Забава» — ездили с «воспитательными» спектаклями по калининградским школам и выступали на местных праздниках.

«Мы в Москву даже ездили, театр был хороший, нас очень хвалили, — говорит Татьяна. — И зарабатывали на этом неплохо. Детей, правда, никогда не задействовали своих. Они только в домашнем театре у нас участвуют, по праздникам».

Надобность колесить по городам и весям бродячим супружеским дуэтом отпала у Соловьёвых не так и давно — когда появилась возможность открыть свое дело. Полученные от государства 100 тыс рублей помогли Татьяне и Игорю открыть свой магазин — второй в поселке Краснополянское (оценить эффект от вложения именно этих средств и едет министр социальной политики региона Анжелика Майстер).

«Мы на 100 тыс купили оборудование. А уже товар где-то под реализацию у поставщиков брали, у родственников что-то занимали. В итоге товара там сейчас на 400 тыс. Получается, мы 400 тыс где-то вложили», — поясняет Татьяна.

2_4_1.jpg

Не совсем удобный вопрос «А на что вы, собственно, живете» вообще интересует прессу самым живейшим образом. На дворе как-никак кризис, а тут пятеро своих детей (двое старших, впрочем, уже живут отдельно) и пятеро приемных. На каверзные вопросы Татьяна, впрочем, отвечает охотно и открыто: семья получает пособие на каждого из ребят (7–8 тыс), а также «зарплату» за их воспитание — на всех выходит около 55 тыс рублей. Однако, учитывая размеры семьи, — не то чтобы запредельная сумма, поясняет женщина.

«Как часто говорят — берут из-за денег. Но эти деньги, все же, на детей и уходят! И для детей мы все это делаем», — говорит она.

У меня Игорь будет шагать на параде 9 мая в Санкт-Петербурге, в первом ряду вторым. А Юра в Москве на параде будет шагать, в третьем ряду вторым. Два сына на параде будут шагать 9 мая.

Татьяна Соловьёва, многодетная мать  

Мысленная «ревизия» членов многочисленного семейства вообще доставляет Татьяне видимое удовольствие. На фортепиано стоят портреты двух старших сыновей — Юры и Игоря, оба учатся в военных вузах. «У меня Игорь будет шагать на параде 9 мая в Санкт-Петербурге, в первом ряду вторым. А Юра в Москве на параде будет шагать, в третьем ряду вторым. Два сына на параде будут шагать 9 мая», — делится гордостью мать.

Второй по старшинству в детском населении Соловьёвых — 14-летний Саша. Его вместе с братом, 11-летним Кириллом, супруги забрали из Черняховского детдома. «У Саши с Кириллом мама с папой есть, но где — неизвестно», — говорит Татьяна.

Мама 11-летних близнецов Артема и Полины умерла. «Артем очень любит готовить, его аж трясет. Он борщи варит, гороховый суп варит, все первые блюда. И поэтому мы с ним вдвоем готовим. Я сижу, отдыхаю: „Артем, почисти, помой“. Он все делает, я и готовлю и как будто не готовлю. Блины, кстати, сегодня он пек. Мы сейчас их попробуем», — обещает Татьяна и усаживает всех за маленький по меркам этого семейства столик. «Маловат стал, да. Мы новый заказали, метр двадцать на два сорок, обеденный, мастер как раз сушит дуб для него сейчас», — поясняет женщина. Блины Артемкиного производства оказываются отменными.

У 12-летней Жени есть и родная мать, и девочка с ней даже общается, продолжает Татьяна. Однако ситуация в кровной семье напряженная.

11-летний Данила, родной сын Татьяны и Игоря, доставляет матери больше всего хлопот, хоть и учится в гимназии на «отлично» и мечтает, подобно старшим братьям, стать военным. «Я считаю, что у него характер самый сложный из всех детей. Вот к нему подход найти тяжелее всех. Мне как-то с приемными проще договориться, чем с ним. Он такой командир, конечно, с характером. Ему сейчас 11, он хочет быть генералом», — отмечает многодетная мама.

Я всю жизнь мечтала о 10 детях и думала, что это несбыточная мечта. А потом раз — уже трое родились, три мальчика. Значит, надо девочку. Я поехала в Иерусалим, к Стене Плача, написала записку. И у шестерых родственников родились девочки, кому я привезла из Иерусалима иконки. В течение полугода буквально. И у меня тоже вскоре две девочки родились. И тут я уже сказала мужу — надо взять еще приемных. Сейчас, правда, я о 20 уже мечтаю, когда 10 стало.

Татьяна Соловьёва, многодетная мать

6.jpg

Самые маленькие в семье — родные дочери супружеской пары — Маша, ей 5,5, и Настя, ей скоро три (белый бантик на макушке этой малышки и привлек внимание журналистов в начале экскурсии).

«Я всю жизнь мечтала о 10 детях и думала, что это несбыточная мечта. А потом раз — уже трое родились, три мальчика. Значит, надо девочку. Я поехала в Иерусалим, к Стене Плача, написала записку. И у шестерых родственников родились девочки, кому я привезла из Иерусалима иконки. В течение полугода буквально. И у меня тоже вскоре две девочки родились. И тут я уже сказала мужу — надо взять еще приемных. Сейчас, правда, я о 20 уже мечтаю, когда 10 стало».

Тут, надо отметить, показания супругов расходятся. По версии немногословного Игоря Соловьёва именно он был инициатором столь радикального расширения семьи. «По секрету скажу, я всегда этого хотел. Инициатором того, чтобы стать приемными родителями, был я. Это была моя идея, а моя жена ее поддержала, оценила. А дальше так получилось», — говорит он.

Я — авантюристка. Я вечно что-то придумываю, а муж потом хватается за голову, но делает. И потом часто говорит мне спасибо.

Татьяна Соловьёва, многодетная мать

«Я — авантюристка. Я вечно что-то придумываю, а муж потом хватается за голову, но делает. И потом часто говорит мне спасибо», — описывает расстановку сил в семье Татьяна.

Сейчас Соловьёвы серьезно задумываются над тем, чтобы еще подсократить численность обитателей черняховского приюта. Татьяна говорит о пяти новых членах семьи. Более осторожный Игорь — о трех.

«У нас у одной девочки, оказывается, брат родной в детском доме. Мы об этом сами недавно только узнали. И разлучать их не хотим. Есть еще одна девочка, она уже к нам в гости два раза приезжала даже. Она к нам очень хочет, очень хорошая девочка. Мальчику 4 годика, девочке — 12, — говорит Игорь. — К нашим девочкам приезжают друзья, очень интересные личности. Почему бы им не жить у нас, если они сами даже этого хотят?»

У нас у одной девочки, оказывается, брат родной в детском доме. Мы об этом сами недавно только узнали. И разлучать их не хотим. Есть еще одна девочка, она уже к нам в гости два раза приезжала даже. Она к нам очень хочет, очень хорошая девочка. Мальчику 4 годика, девочке — 12. К нашим девочкам приезжают друзья, очень интересные личности. Почему бы им не жить у нас, если они сами даже этого хотят?

Игорь Соловьёв, глава многодетной семьи

Старшие дети потихоньку возвращаются из школы, по лестнице поднимается крайне серьезный молодой человек лет десяти в строгом деловом костюме и с портфелем. Маленькие Настя и Маша с видимым удовольствием избавляются от надоевших праздничных бантов. Подоспевшая министр кратко общается с Соловьёвыми и журналистами — инспектировать тут, и правда, кажется, нечего. Жизнь семьи входит в обычное, повседневное русло, журналисты сворачивают камеры.

Во дворе делегацию провожает огромный чистокровный дворянин с довольной улыбкой на вытянутой морде. Пес по кличке Шарик тоже оказывается приемышем — забрел во двор уже взрослым и как-то прижился. «Дети будку для него сколотили», — показывает глава семейства на крайне кособокий и все же странно уютный собачий домик.

«На самом деле, кличка у него не Шарик. Думали сначала, что мальчик, не посмотрели внимательно. Оказалась дама. Пришлось переименовывать, теперь она — Шарикус», — откровенничает Игорь, провожая журналистов до автобуса. В окне второго этажа снова показывается любопытная детская мордочка — на сей раз мальчишеская.

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Другие материалы в рубрике: