Ребята и зверята: репортаж с сеанса зоотерапии

«Дети Нового Калининграда.Ru» побывали на сеансе зоотерапии и побеседовали о методе с психологом Юлией Лузиной и собаководом Юлией Фильшиной. Два сорванца, Сережа и Олег, валялись с собаками, гладили их по пузикам, цепляли на них резинки и заколки, водили за поводок. Собаки сохраняли невозмутимое спокойствие.

Мама Сережи и Олега, Елена: У меня всегда дети боялись собак и животных вообще, даже в зоопарк ходили только на площадку с горок покататься. Ну, или к клеткам с рыбками, но это максимум. Сейчас другая крайность: все собаки — хорошие. С тех пор как мы регулярно занимаемся, дети стали лучше спать. Олежка не разговаривал до трех и заговорил только после терапии с животными. Плохо, но заговорил! Дети очень ждут занятий. Вроде бы простые вещи тут делают с собаками, а помогает.

Юлия Лузина, психолог: То, чем мы занимаемся — это канистерапия, один из видов анималотерапии или зоотерапии. Специалисты для занятий с детьми привлекаются самые разные. Кинологи, психологи, дефектологи. С собаками в городе работаем только мы и делаем все на голом энтузиазме, не зарабатываем на этом ничего, еле-еле отбиваем помещение. Возможности ограничены, Юля работает, заниматься получается раз в неделю — не чаще. Соответственно, небольшое количество детей можем курировать.

С помощью канистерапии корректируются проблемы, связанные с ментальными нарушениями: задержка психического развития, недоразвитие речи, нарушения аутического спектра: и более глубокие формы аутизма и менее. Кроме того, я знаю, с собаками занимаются двигательными нарушениями и ДЦП. И в этих случаях канистерапия дает хорошие результаты. Но мы двигательными нарушениями не занимаемся и можем рассказать только про ментальные. Как это работает? Ребенок находится в состоянии легкого стресса, и ему нужно мобилизовать какие-то внутренние ресурсы для взаимодействия с животными. Он обучается социально приемлемым способам поведения. Он видит, как мы общаемся с собаками, что мы их гладим, радуемся им, и понимает: ага, можно не бояться, не кричать, не бить собаку, а просто кинуть ей мяч, а она поймает — прикольно. Можно ее потрогать, а она мягкая, оказывается, теплая, а потом еще можно ей что-то сказать — и она сделает. Появляется связь между слово-дело. Мы говорим: «Пошли!» — собака идет, остановились — собака остановилась. Если ребенок плохо говорит или мало, мы побуждаем его к тому, чтобы он сам отдавал команду.

У Сережки легкая гиперактивность, соответственно, его собаки немножко концентрируют, собирают. Ему мы предоставляем возможность подольше задержаться на каком-то деле, задаем очередность действий. Он уже научился не хвататься за одно, второе, третье, а концентрироваться на процессе. Плюс расслабляющий эффект собак. Первое упражнение, когда дети псов по животам гладят лежа — вот поначалу Серега вообще не мог лежать. А сейчас — вы сами видели. Собрали, сконцентрировали, с одной стороны, с другой — немного расслабили. Второй парень, Олег, наоборот. У него была заторможенность, в том числе речевая и двигательная. Застенчивый, стеснительный, тревожный мальчик. И вот за счет того, что собака его слушается, он может ей скомандовать, у него повышается самооценка.

Юлия Фильшина: Для собак есть специальные курсы в Москве, Петербурге. Только, к сожалению, позволить себе бросить работу и уехать на 10 месяцев обучать собаку я не могу. Но наши псы дрессированные, кинологически подготовленные, в них вложено много.

Главное требование к собаке — уравновешенность. Агрессии к человеку не должно быть как таковой вообще. Ребенок может ухватить, дернуть — все что угодно. И собаке в таком случае разрешается максимум убежать и спрятаться, никак не больше. Просто с дивана снять собаку и привести к детям — это вряд ли.

Это сложная работа для собаки. Концентрироваться нужно и на хозяине, и на ребенке. Ястреб холерик, он отработал и готов еще. А Линде нужно отдохнуть, успокоиться. Но, несмотря на разные неприятности, собаки не меньше детей любят занятия и с удовольствием идут сюда. Они уже при повороте к зданию начинают вилять хвостами.

Что заставляет нас тратить личное время и силы на дело, которое не приносит прибыли? Да нравится нам! Мы чувствуем удовлетворение. Собака развивается. И если занятия приносят какую-то пользу детям, которым это нужно, почему нет? Кстати, за деньги — совсем не то. Позвали нас как-то с собаками на детский праздник. Отвратительно дети себя вели. Видно, привыкли, что, раз мама заплатила, с собачкой можно все. Так что безвозмездно, в оздоровительных целях — пожалуйста. За деньги — нет уж!

Текст — Анна Кунерт, фото — Виталий Невар