Главврач роддома №1 Юрий Авакьян: «Врачей плохо учат вести физиологичные роды»

Юрий Авакьян

«Дети Нового Калининграда.Ru» продолжают серию интервью с главами роддомов города и области. Юрий Авакьян рассказал нам не только о работе своего учреждения, но и о том, как рожают в Швеции, отчего в системе родовспоможения столь важна роль среднего медперсонала и почему так много малышей в наше время появляются на свет с помощью кесарева сечения.

— Юрий Михайлович, акушер-гинеколог — это мужская профессия?

— Акушерство и гинекология — одна из самых тяжелых клинических специальностей. Несмотря на это, большую часть персонала роддомов составляют женщины. У нас тоже процентов на 60–70 персонал женский, в основном это акушерки и детские сестры. Акушеров среднего звена — мужчин в российской системе родовспоможения очень мало — не идут. Но врачи — гинекологи, анестезиологи и реаниматологи — как правило, мужчины. Вообще, это мужская работа и всегда считалась мужской.

— Ваше медицинское учреждение специализируется на патологии беременных. Расскажите, как организована работа роддома в связи с этой его особенностью?

— Действительно, мы специализируемся на патологии у беременных. Ведем тех женщин, которые страдают соматическими заболеваниями — это заболевания сердечно-сосудистой системы, эндокринологические заболевания (чаще всего это сахарный диабет) болезни почек — практически вся соматическая патология концентрируется у нас. Женщины здесь обследуются и здесь же родоразрешаются. Благо, рядышком областная больница и мы пользуемся консультациями ее специалистов и оборудованием, если возникает необходимость. К сожалению, у мам с патологией нередко рождаются больные дети. Поэтому в роддоме есть и отделение патологии новорожденных — небольшое правда, всего на десять коек — но оснащенное почти также, как в РПЦ. Только с кадрами тяжело, особенно с детскими реаниматологами. Но справляемся, не без помощи врачей из детской областной больницы и Перинатального центра.


— Что касается реанимации, что тут важнее — опыт врача или техническая оснащенность учреждения?

— Важен и опыт персонала, и техника. Но квалификация врача, безусловно, на первом месте. И то, и другое, в принципе, есть.

— А как бы вы оценили техническую оснащенность роддома?

— Если говорить о реанимационном оборудовании, то на четыре с минусом из пяти. Потому что есть аппаратура, которая уже старенькая. То есть она рабочая, но требует замены. Некоторого нужного оборудования нет вообще. Я потихонечку, год от года, в зависимости от финансовой ситуации, стараюсь технический фонд роддома пополнять.

— Еще один комплекс вопросов, который волнует будущих рожениц — это вопросы бытовые. Какие условия в палатах? Есть ли душ с горячей водой? Можно ли родственникам приходить к женщине после родов?

— У нас есть бесплатные палаты, где располагаются от четырех мам, и сервисные, одно- или двухместные. И в тех и в других более-менее домашние условия. Ремонт делается ежегодно, все чисто, хорошо. Единственное, в самих комнатах нет санузлов — один санузел рассчитан на несколько палат — это недостатки здания. По этой причине платные места у нас и стоят меньше, чем в других роддомах города — 7 тысяч рублей за весь период пребывания.

Что касается посещения родственниками — это только сервисные палаты. В общих нет условий: мам много, они лежат вместе с младенцами, младенцы спят, мамы кормят — посетители просто мешают. Ну а сделать все палаты комфортными двухместными мы не можем: стены-то не расширить. Если только снести этот и построить новый роддом на большее количество мест.

— Есть ли возможность рожать вместе с мужем?

— Партнерские роды мы не запрещаем, но и не приветствуем по той же бытовой причине: у нас нет подходящих условий — отдельных родзалов и предродовых палат. Но в случае, если мама настаивает и если в конкретный день в предродовой (бывают дни, когда желающих рожать немного) женщина одна, то партнера — мужа или кого она захочет — позвать можно. Гарантировать совместные роды мы не беремся: не каждая роженица спокойно отреагирует правильно на присутствие постороннего человека, тем более мужчины. Ну а если никого нет, палата пустая — пожалуйста. Это замечательно, когда муж имеет возможность быть с женой при родах: ласкать ее, успокаивать, пойти с ней в родзал и после родов перезать пуповину. Почему-то многим папам хочется сделать это самим, и мы разрешаем.

— Если беременность не осложнена и все хорошо, что лучше — лечь в роддом заранее или гулять до последнего?

— Гулять. Ну а зачем ложиться? Слушать сплетни и страшные истории от соседок по палате? Если все нормально — однозначно гулять до начала родов. Начинаются они у всех по-разному: у кого-то со схваток, у кого-то с излития околоплодных вод. Бывает так (правда редко), что боль при схватках минимальна и женщина даже и понять не может, что с ней происходит. Это благоприятное развитие событий и означает наличие у женщины сильной родовой доминанты. Роды у таких женщин, как правило, не требуют дополнительных вмешательств, а мы все-таки стараемся как можно меньше вмешиваться в родовой процесс уколами, инъекциями и так далее. Ну а бывает, что женщина, едва переступив порог роддома, кричит:«Обезболивайте!». Это говорит о том, что во время беременности будущая мама не подготовилась к тому что с ней произойдет, не была создана та самая родовая доминанта. Кора отключается, включается подкорка, а подкорка — это уже паника. Паника мешает персоналу, мешает ребенку, родовые травмы у малышей бывают обусловлены неадекватным поведением мамы. И травмы у персонала бывают тоже. Ну а что вы смеетесь? Руками же машут, ногами пинают, кричат. А когда сутки на дежурстве? А если не одна такая мама в панике за смену? Вот и срываются врачи и акушерки, нахамить могут. Все мы люди. Подобное поведение роженицы — это результат пробелов в предродовой подготовке. Основное в ней — снять страх, а для этого нужно изучить, как происходят роды. За рубежом акушерка (а это, как правило, акушерка, не врач) ведет женщину всю беременность и потом она же принимает у нее роды. Я могу судить о об этом по своему опыту — я вместе с дочерью «рожал» своих внучек в Швеции.

— Раз мы об этом заговорили, расскажите, пожалуйста, чем шведская система родовспоможения отличается от нашей? Как там проходят роды и подготовка к ним?

— Ну как там? Как в любой цивилизованной стране. У них вообще менталитет другой. Вот пример: у дочери началась родовая деятельность, схватки — я начинаю суетится, вызывать скорую. Мне говорят: «Не нужно, мы скорую не вызываем даже в более серьезных случаях, а тем более на нормальные физиологичные роды. Возьмем такси, поедем в роддом сами». Машина скорой помощи может понадобится тем, у кого действительно экстренная ситуация, об этом нужно думать. А роды в норме такой ситуацией не являются, нервничать ни к чему. Повторяю, в Европе вообще очень велика роль среднего звена — акушерки, медсестры. И в основном вся работа, которую у нас в России выполняет врач, там делается акушеркой. Врач — это бог, к нему обращаются редко, в исключительных случаях. Естественно, и уровень зарплат у среднего медперсонала совсем другой, и учатся они гораздо серьезнее.

— Как вы думаете: можно к нас такого уровня достичь? Что для это нужно сделать?

— Чтобы так было у нас, нужно менять систему образования. Если и получится, то, к сожалению, не скоро. Потому что для этого нужны соответствующие преподавательские кадры. Ну и воля к тому, чтобы средний медперсонал поднять. В той же Швеции материальное состояние акушерки позволяет ей иметь собственный коттедж. Они, как правило, знают несколько языков, чтобы свободно общаться с роженицами из других стран. Хотя заканчивают колледж — не университет. Я, кстати, был в Швеции не только при родах дочери, но и на стажировках. Лекции нам читали акушерки. Профессора тоже, но чаще всего и практические занятия, и теоретические вели специалисты именно среднего звена. Мы ничего особо нового тогда для себя не узнали, но факт того, что шведские акушерки по уровню образования не уступают врачам, говорит сам за себя. Я, к сожалению, не могу представить, чтобы наши акушерки читали лекции иностранным докторам. В России они занимают иное место в системе родовспоможения, потому и уровень знаний у них другой. На мой взгляд, это неправильно.

— Что еще вы бы изменили в теперешней российской практике родовспоможения?

— Повторюсь: нужно повысить роль акушерки. Как готовят сейчас врачей, мне тоже не очень нравится. Когда я заканчивал институт, мы год посвящали своей специальности — так называемая субординатура, 6-ой год обучения. Сейчас отменили. Мы после института могли руками делать все: вести сложные роды, оказывать реанимационную помощь маме и младенцу. Сейчас молодой акушер-гинеколог практически ничего руками делать не умеет. Например, роды в тазовом предлежании раньше почти всегда вели через естественные родовые пути. Обычно такие роды принимал врач, не акушерка, и он обязан был это уметь. Сейчас такие роды считаются патологическими, а раз патологические, значит лучше прооперировать. Последние год-два начинают появляться симуляционные классы, где на муляжах дают врачам необходимые навыки. Но это только последние годы. А научат этому, больше ничего и не нужно. Ведь главное в нашем деле — как можно меньше вмешиваться в процесс естественных родов.

— Вы сказали, что многие женщины приходят рожать неподготовленными — паникуют. В связи с этим вопрос: как вы оцениваете подготовительную работу в женских консультациях? Как относитетсь к частным курсам по подготовке к родам?

— Совсем уж неподготовленных женщин не так много. В основном будущие мамы читают, что-то знают. Мы говорили о том, что в Швеции одна и та же акушерка ведет и предродовой этап, и сами роды. За время беременности она становится почти членом семьи, ее знают, ей доверяют. Такой подход действительно позволяет снять страх, напряженность. Ну а у нас так устроено, что роды может принимать незнакомый врач, и это, конечно, минус. Вот в этой части, возможно, стоит внести корректировки. Что касается частных курсов — смотря кто, где и как готовит. Если настраивают на домашние роды и прочие экстремальные вещи — я этого не приветствую.

— Скажите, пожалуйста, сколько процентов кесаревых сечений на общее число родов приходится в вашем роддоме?

— Из всех родов по нашему учреждению процент кесаревых составляет 28–29%.

— Это много?

— Много. Хотя для нашего учреждения, может, и не столь критично, учитывая патологию, с которой мы имеем дело. А вот для физиологического роддома, где рожениц с патологией мало, оптимальный процент кесаревых — 15–16, а лучше — 8–10. Но реальность такова, что операционные роды могут составлять и 50% от общего числа, особенно в крупных медучреждениях. С чем это связано? Повторяю: врачей плохо учат вести физиологичные роды с осложнениями. Плюс патология — больных женщин все больше. И помимо этого, некоторые врачи считают, что проще прооперировать, чем 10–12 часов ждать родоразрешения, нервничать. За рубежом высокий процент кесаревых связан еще и с коммерцией. Там это платно, и для того, чтобы заработать, расширяют показания для операции и делают кесарево, в том числе и по желанию женщины. А женщины, мы уже об этом говорили, порой рожать боятся и сами просят «разрезать». А ведь это совсем не простая операция, и осложнения тут могут быть не менее, если не более, серьезные, чем в естественных родах.

— Как у вас осуществляется уход за жещиной и малышом после операции? Мама и малыш имеют возможность быть вместе?

— Если позволяет состояние мамы и малыша, они вместе в палате после операции. Но маму могут привезти без сознания, в коме. И, конечно, малыши в тяжелом состоянии или совсем уж маловесные (600–700 граммов) в одной палате с мамой не лежат, а выхаживаются в специализированном отделении. При нормальных же условиях мы стараемся с первых минут содержать женщину и младенца вместе. После операции и до выписки с уходом маме помогают детские сестры, особенно если ей трудно вставать или ходить.

— Опишите сценарий идеальных родов. Что для этого должен сделать врач? Что роженица? Что — ее родственники?

 — В идеале — поступает женщина со схватками, принимает душ. Идет в предродовую палату вместе с мужем, например. Когда я «рожал» внучку, с дочерью рядом, кроме меня, были ее муж и мама, моя жена, тоже, кстати, бывшая акушерка. Дочь рожала сидя, не в той традиционной позе, что принята у нас. Родила совершенно спокойно, через 5 часов ее уже отпустили домой. Вот примерно так и должно быть. А чтобы так было, женщина должна подготовиться, мы об этом уже говорили. Врач-акушер должен уметь и быть настроен вести роды через естественные родовые пути. Родственники — не паниковать и оказывать посильную поддержку. И все будет хорошо.

— Насколько этот сценарий осуществим в областном роддоме? Ваши врачи настроены вести естественные роды?

— У нас много опытных специалистов еще старой школы. В штате 9 заслуженных врачей РФ. Да, мы настроены, и мы стараемся вмешиваться в естественный родовой процесс как можно меньше.

Текст — Анна Кунерт, фото — Виталий Невар