Замдиректора детской футбольной школы: «На соревнования нам не выделяют ни копейки»

Замдиректора самой крупной футбольной школы Калининграда СДЮСШОР №5 Александр Иванов рассказал «Детям Нового Калининграда.Ru» о том, какие болевые точки есть в нашей системе подготовки юных футболистов и почему даже грядущий ЧМ-2018 вряд ли что-то изменит к лучшему.

— Александр Леонидович, вы согласны с тем, что проблемы российского футбола начинаются на детско-юношеском этапе?

— Вообще, сама идея специализированных детских школ давно себя изжила. Почти нигде в мире такого нет. Мы должны, с одной стороны, заниматься массовостью: оздоровлять детей, развивать в них ловкость, смелость и так далее. А с другой стороны, нам говорят: «Ребята, подождите, нужно растить профессионалов». На чем же нам сконцентрироваться? Я считаю, что в первую очередь нужно, чтобы дети наши были здоровы. Ведь сейчас около 70% ребят уже при поступлении в первый класс имеют отклонения от здоровой нормы. Каким-то образом надо это исправлять. Потому мое личное мнение — необходимо разделять футбол массовый и футбол, который готовит детей для команд мастеров, тех детей, которые выберут этот спорт как профессию и смогут в будущем им зарабатывать. Но на данный момент, вместо того чтобы вкладывать усилия и деньги в детский спорт, мы занимаемся тем, что привлекаем в премьер-лигу футболистов из-за границы, большинство из которых получает огромные деньги, будучи, прямо скажем, сомнительными игроками.

— А какие конкретно болевые точки вы можете обозначить?

— Дворов не стало, дворы застроены под автостоянки и магазины. Играть негде, и дети идут хотя бы в спортшколу. Но не все они готовы к тому, чтобы играть в футбол профессионально. Должно пройти 3–4 года, чтобы стало понятно — ребенок сможет этим видом спорта как профессией заниматься или нет. Первая проблема возникает на том этапе, когда ребятам 12-13-ти лет нужно начинать участвовать в более менее серьезных соревнованиях: например с 12-ти они играют за кубок Российского футбольного союза. В сборную школы, которая представляет Калининград на этих соревнованиях, входят 20 лучших из 120–140 поступивших, и дальнейшее развитие в футболе получают только они. Остальные либо остаются в школе и тренируются уже в другом режиме — не в режиме сборной, а чисто в оздоровительном, либо растекаются кто куда: кто-то выбирает другой вид спорта, кто-то просто уходит. Из-за многоступенчатой системы тут мы теряем потенциально неплохих ребят, за которыми можно было бы еще пару лет понаблюдать — дети созревают по-разному. Ну и денег никто не дает. Заработная плата тренерам и администрации плюс налоги — на этом из бюджета все. На соревнования — ни копейки. В Питер поехать: только питание и проживание — 1200 с человека. Суток 8–9 там. А добраться? Плацкарт в поезде — 2700 сейчас. Золотые поездки выходят. Мы скоро будем вариться в собственном соку: все катится вниз, с каждым годом все хуже и хуже. Денег на выезды как не было, так и нет. Мы говорим об этом постоянно. Нас слышат, но ничего не происходит. Хотя выход — на поверхности. 40 миллионов город и 40 миллионов область в год выделяют футбольному клубу «Балтика» на его существование. Почему бы в бюджете города, например, не прописать: при выделении 40 миллионов «Балтике» отдать 2,5 миллиона СДЮСШОР №5 — столько нам нужно, чтобы мы могли все наши команды вывезти на официальные соревнования согласно календарному плану. Мне кажется, для «Балтики» это вообще не деньги по большому счету — где сорок и где два.

— С инфраструктурой для тренировок тоже, видимо, есть проблемы?

 — У нас на каждом углу: «Мы развиваем, мы вкладываем». Да никто ничего не делает. Мы добивались строительства поля с искусственным покрытием семь лет. В конце концов его положили. Но вы посмотрите: здесь же все под завязку забито. Таких полей нужно еще хотя бы штуки три-четыре в городе. И нужно, чтобы они были бесплатные. А что получается? Отгрохали на Сельме стадион — там все за деньги. «Трудовые резервы» — за деньги. Ведомственный стадион БГА на Молодежной — на него не попасть. Стадион «Искра» возле 33-й школы — раньше там всегда были отделения футбола — просто закрыли. Стадион «Шторм», где все ребята Балтийского района раньше занимались — тоже ведомственный. И был еще стадион «Восток» на Емельянова — его отдали в воинскую часть. Остались мы, и второй наш стадион — «Красная звезда». У «Балтики» своей базы как таковой нет. Они арендуют за деньги для детей «Трудовые резервы» и стадион на Сельме. В зимнее время нас выручает спорткомлекс «Юность». Мы там арендуем помещения за счет бюджета города. Залы общеобразовательных школ тоже для футбола не приспособлены. Сейчас там вообще, после того как сделали хорошие ремонты, говорят: чего вы тут будете мячом по нашим стенкам стучать? Материально-техническая база — это больная тема для Калининграда. Да и для всех городов нецентральных наших тоже.

— Александр Леонидович, если система на сегодняшний момент работает плохо, расскажите, что нужно сделать, для того чтобы она заработала хорошо?

 — Возьмем нашу школу для примера. Вот СДЮСШОР — основная база. В каждом районе — по футбольному отделению школы плюс поселки: Чкаловск, Космодемьянского, Прибрежный, Борисово, районы крупных жилых застроек. Чтобы поле — в шаговой доступности от жилых массивов. Хорошо бы иметь и искусственные поля при всех стадионах города, и спортивные залы для зимних тренировок. А если ко всему этому в городе поставить футбольный манеж, чтобы ребята на полноразмерном поле могли в холодное время года заниматься — тогда появятся возможности, чтобы разделить массовый футбол и подготовку детей для футбольнго клуба «Балтика».

— Вы часто бываете на соревнованиях в соседних Литве и Польше. Как у них?

— Литовская система близка к нашей, все-таки бывший Советский союз. У них сохранилась детские специализированные школы. Их становится все меньше, но они есть. В основном же заграницей юношеские школы существуют при футбольных клубах. Это общемировая практика. Как это выглядит: есть какой-то клуб районный, по интересам. При нем — футбольное поле. Оно получастное, государство, например, налоги берет на себя, платит за землю, а содержат поле частники. Туда приходят люди поиграть в свое удовольствие, приводят с собой детей. И вот эта ступенька массовая, о которой мы говорили, там формируется, в таких клубах по месту жительства. Когда дети подрастают до 12–13 лет, скауты от футбольных клубов отбирают одаренных и предлагают им заниматься уже в своих академиях. У нас скаутский отбор существует тоже, но в совершенно уродливом виде. По моему мнению, эти люди в России просто торгуют детьми, как товаром, стараются пристроить их подороже. Не развитие футбола у них на уме, а только собственная выгода.

 — Как вы считаете: ЧМ-2018, если у нас в Калининграде все-таки пройдут матчи, что-то сможет изменить в лучшую сторону?

 — Пока не будет государственной программы развития детского спорта, футбола в частности, никакой Чемпионат мира не сдвинет положение дел с мертвой точки. Мне знаете что обидно? У нас в СССР была хорошая система подготовки футболистов от 15-летнего возраста. Мы ею не пользуемся, зато ею очень хорошо воспользовались итальянцы. Итальянский футбол в принципе был неплохой, но они внесли коррективы — стало еще лучше. Сейчас по той системе стали работать швейцарцы. Ее перехватили бельгийцы. А мы голландцев приглашаем в академии при клубах — при «Зените», в Краснодаре, в Тольятти они работают. Да что эти голландцы выиграли? Если иностранцы, почему тогда не немецкая или испанская система?

Знаете, в начале июля я вместе с командой 1997 года рождения вернулся с финала Первенства России в городе Ярославле. Наши ребята попали в 16 лучших команд всей страны, заняли там 5-е место. За нами остались академия «Зенит», академия «Спартак» Москва, академия «Спартак-Нальчик», СКА «Хабаровск», «Чертаново» Москва, «Шинник» Ярославля. Думаете, хоть кто-то нас поздравил? Да никому это не надо. Оптимизма только дети прибавляют: они играют, взрослеют, здоровеют. Знаете сколько этих пацанов приходит на Дмитрия Донского, туда, где запасной вход на стадион «Балтика», пред домашними играми команды? В каком бы наш клуб сейчас состоянии ни был — все хотят туда попасть. Каждый из наших мальчишек в душе хочет стать футболистом. Мы, все 26 тренеров нашей школы, стараемся делать все что в наших силах, чтобы у них были хоть какие-то перспективы.


Текст — Анна Кунерт, фото — Виталий Невар

Другие материалы в рубрике: