«Полет стратегий»: проект стратегии социально-экономического развития области в ближайшем рассмотрении

Проект стратегии социально-экономического развития Калининградской области до 2031 года, презентованный в конце апреля, в течение месяца обсуждался на всевозможных секциях региональной общественной палатой. Чем отличается эта стратегия от предыдущих, какие обещания сулит жителям области и что думают о ней представители общественности и бизнеса, выяснял корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Шарманка нон-стоп
Каждый новый губернатор считает своим долгом разработать для Калининградской области стратегию социально-экономического развития. Разработка стратегии — дело долгое, длится год-полтора. Поскольку в нашем регионе губернаторы не задерживались больше одного срока, каждый новый глава региона первую треть своего правления стратегию разрабатывал, потом ее презентовал, но до реализации дело уже как-то не доходило.

Разработка стратегии, которая готовилась администрацией избранного в 2000 году экс-губернатора Владимира Егорова, завершилась в апреле 2003 года. Главным ее приоритетом стало повышение благосостояния калининградцев в новых геополитических условиях (Польша и Литва вступали в ЕС). Жителям региона было обещано, что к 2010 году их благосостояние вырастет до уровня жизни жителей Польши и Литвы. Предполагалось, что развитие области будет базироваться на основных принципах и направлениях федеральной политики по отношению к региону. Правда, эта федеральная политика так и не была озвучена.

В начале 2005 года в ходе работы над новым законом Об особой зоне региональные власти опять предприняли попытку изменить стратегию и даже провели несколько конференций, на которых заявили о том, что Калининградской области необходим статус заграничной территории. Одним из инициаторов этой идеи был бывший депутат Облдумы Сергей Козлов. Представление стратегии чуть не закончилось конфузом для экс-полпреда президента в Северо-Западном Федеральном округе Ильи Клебанова, который заявил, что «эксперты придерживаются мнения о том, что области необходим статус заграничной территории». Клебанов тогда ссылался на мнения экспертов, но в Москве решили, что это его личное мнение. Слово «заграничная» чиновники, работающие в пределах Садового кольца, посчитали сепаратистским, а самого Клебанова подвергли жесточайшей критике.

После того, как губернатором был назначен Георгий Боос, правительство принялось за разработку новой стратегии и обновленной ФЦП. Экс-полпред Клебанов, познакомившись с наработками Бооса в октябре 2005 года, с восторгом отзывался о планах правительства, и вновь звучали те же заявления о том, что «через 10 лет жители Калининградской области будут жить не хуже, чем в Польше и Литве».

Как сообщало «Время новостей», стратегия Бооса была разработана к началу 2007 года, над ней работали Академия народного хозяйства при правительстве РФ, Институт экономики города и центр стратегических разработок «Северо-Запад», которые получили за свои труды из областного бюджета 6 млн рублей.

pojigaylo_4.jpgПравда, основные сценарии стратегии Бооса стали известны только после отставки экс-губернатора. Как рассказала год назад на форуме «Перспективы развития Калининградской области» министр экономики Елена Пожигайло, в соответствии со стратегией региону предлагалось идти по одному из четырех сценариев экономического развития: «Статус-кво», «Конкуренция на Северо-Западе», «Европейский аутсорсинг» или «Макрорегиональное лидерство. Спустя годы (в мае 2011-го) Елена Пожигайло призналась, что официально регион не выбрал ни один из сценариев, однако негласно было принято считать, что область якобы идет по четвертому сценарию развития — путем экспансии произведенных товаров и услуг на европейские рынки. «Но фактически регион развивался по первому сценарию, — отметила Пожигайло. — Он предполагал длительное сохранение действия режима особой зоны, протекционистскую политику».

В свою очередь, экс-министр экономики области Александра Смирнова считает, что «у правительства Бооса была стратегия экономического развития, понятная вполне». «Резидентам на 25 лет были гарантированы условия неизменности налоговой нагрузки, аренды и т. д., участникам переходного периода на 10 лет гарантирована неизменная налоговая нагрузка. Бюджета Калининградской области для инфраструктурного прорыва было явно недостаточно, поэтому бюджету были гарантированы огромные вливания в виде ФЦП», — рассказала экс-министр.

В то же время, по ее словам, были «неявные предположения», которые нельзя не учитывать. В частности, не предполагалось кризиса и соответствующего сокращения совокупного спроса и кредитования, не ожидалось создание таможенного союза и соответствующего изменения таможенного законодательства, увеличения конкуренции со стороны белорусов и казахов, не предполагалось передислокации и сокращения таможенных органов.

«Стратегия-2006 писалась в условиях смягчения бюджетной политики — предполагалось, что деньги из ФЦП будут поступать в январе и не возвращаться в федеральный бюджет по итогам года. С 2008 года бюджетная политика изменилась — деньги стало можно получить не раньше июля, а в декабре все неиспользованное возвращалось, — добавила экс-министр. — Не предполагалось, что налоговая нагрузка будет меняться не в абсолютном выражении, а в относительном — в сторону снижения ее у конкурентов — белоруссов, казахов и других территорий РФ. Следовательно, в новой стратегии нужны новые меры, способные повысить устойчивость экономики к упомянутым вещам». 

Мега-проекты и сверхидеи  
После того, как у власти оказался губернатор Николай Цуканов, вновь встал вопрос о том, куда идти дальше. Аукались последствия экономического кризиса, маячила перспектива вступления страны в ВТО, да и бизнесмены начали говорить о катастрофе, которая ждет всех в 2016 году после отмены таможенных преференций. Правительство несколько раз порывалось создать некую рабочую группу по разработке нового закона «О Калининградской области», который должен был бы разом решить все проблемы эксклава. Но заявления так и остались заявлениями, и в принципе их можно просто списать на предвыборный пиар губернатора, который сначала агитировал за «Единую Россию» на выборах в Облдуму, потом — в Госдуму, потом — за Путина.

Однако проблема дальнейшего развития региона оставалась, и эти проблемы поднимались на всевозможных форумах, проходивших в регионе последние полтора года. Если вернуться к форуму «Перспективы развития Калининградской области», который прошел год назад, на нем обсуждалось несколько возможных путей развития области — транспортно-логистический комплекс, промышленность, агропром, туризм.

Стоит отметить два интересных предложения, прозвучавших на том форуме — экс-министра экономики Александры Смирновой, работающей теперь на «Автоторе». И Николая Власенко, который в мае 2011 года был депутатом областной Думы и уже собирался в сенаторы от Калининградской области.

Смирнова заявила, что региону необходимо отказаться от льгот в пользу особого статуса ведения хозяйственной деятельности, который регулировался бы одним федеральным законом. «Калининградская область — это заграничная территория РФ. Бермуды, Фолкленды, Гонконг — Калининград именно такая территория. Она находится далеко от „большой земли“ и требует льгот», — сказала Смирнова. По ее мнению, необходимо было подвергнуть ревизии все административные процедуры, создающие барьеры на пути развития экономики, и убрать те, которые не являются необходимыми. «А не являются необходимыми практически все», — сказала она.

Фактически Александра Смирнова вернулась к тому варианту стратегии развития региона, который в 2005 году предлагали эксперты во главе с экс-депутатом Сергеем Козловым, и который был раскритикован федеральными чиновниками. Но что любопытно — бывший министр не поднимала эту проблему, когда находилась на ответственном посту в правительстве Бооса.

smirnova_2.jpg«Будучи представителем бизнеса, т. е. налогоплательщиком и свободным человеком, я могу употребить любой термин, и мне все равно, усмотрят ли в моих словах сепаратизм или нет — название удобное, — признала Александра Смирнова. — Работа в правительстве накладывает понятные ограничения — нельзя чтобы в твоих словах усматривали сепаратизм, даже если его там нет и близко. Поэтому ни правительство Бооса, ни нынешнее такого названия не употребляет, и правильно делает. Да и я на формулировке не настаиваю».

Николай Власенко на форуме годовалой давности заявлял о необходимости сделать туризм главным сектором экономики, на основе которого будут развиваться остальные сферы хозяйственной деятельности. По его мнению, регион до 2015 года мог бы привлекать до 3 млн туристов, в основном, из России.

Власенко победил, именно туризм и был взят за основу для дальнейшего развития региона. Это стало окончательно понятно после того, как губернатор Николай Цуканов в декабре 2011 года дал интервью агентству «Интерфакс», в котором предложил федеральным властям сделать из Калининградской области мега-проект. Правда, речь шла уже о 5 млн туристов к 2018 году и 10 млн — к 2025.

Тогда губернатор впервые пролил свет на хранившиеся в тайне результаты исследований всемирно известной компании «Маккинзи», которая по заказу правительства области и инвесторов оценивала потенциал региона. Кстати, к работе над стратегией был привлечен все тот же Северо-Западный Центр стратегических разработок, который писал подобное исследование для экс-губернатора Георгия Бооса. Правда, суммы, затраченные на экспертов, не оглашались, исследования не публиковались. Интернет-портал Rugrad.Eu, ссылаясь на Николая Власенко, сообщал, что разработку стратегии оплачивали некие анонимные инвесторы.

Николай Цуканов, комментируя позже нежелание представлять результаты исследования, говорил о уязвимости региона, неких странах-конкурентах, которые могут прочитать фундаментальный труд исследователей и лишить Калининградскую область ее перспектив. Но затем что-то произошло, и губернатор, в отличие от предшественника, решил вынести стратегию на общественное обсуждение.

Перспективы туманны 
Фундаментальный труд, который, вероятно, кроме финансовых бонусов дал кому-то из его разработчиков основу для диссертации или, на худой конец, диплома, едва уместился на 256 листах.

Как утверждается в выводах стратегии, к 2031 году уровень социально-экономического развития региона благодаря намеченным задачам наконец-то будет сопоставим с уровнем развития развитых стран. Правда, какие именно страны понимаются под развитыми — Польша и Литва, либо Швеция и Германия, в труде не говорится.

Другие результаты этой стратегии достойны дословного цитирования:

— область войдет в число лидеров по уровню развития среди субъектов России, в ней «будет поддерживаться благоприятный инвестиционный и предпринимательский климат»;

— она станет «одной из наиболее привлекательных среди субъектов РФ для внутренних и внешних инвесторов, в том числе иностранных»;

— экономическое развитие региона будет базироваться на «развитии высокотехнологичных секторов экономики, инвестициях и максимально полном и эффективном использовании человеческого потенциала»;

— вырастут объемы производства инновационной продукции, продукции с высокой долей добавленной стоимости;

— успешно будут функционировать кластеры в агропромышленном комплексе, рыболовецкий, строительный, транспортно-логистический, туристско-рекреационный, янтарно-ювелирный, автомобиле- и судостроительный.

ovoshi_4.jpgСамое главное — Калининградская область станет производителем конкурентоспособной на внешнем рынке высококачественной промышленной продукции, а высокоразвитое эффективное агропромышленное производство будет обеспечивать потребности области в высококачественных экологически чистых продуктах, а также будет наращиваться вывоз отдельной продукции агропромышленного комплекса в другие субъекты РФ и за границу.

Проще говоря, наконец, через 19 лет, Калининградская область превратится в процветающее место, жить будет не хуже, чем некие «развитые страны», и выращивать помидоры на экспорт.

Однако общественность, которой дали возможность обсудить сей труд, отнеслись к нему не столь мажорно. Пробным шаром стала дискуссия на заседании общественно-политического совета в конце апреля. Правда, большинство членов совета с сокращенным вариантом стратегии ознакомились там же, в ходе заседания, поэтому в целом обсуждение свелось к общим вопросам. Дошло до того, что ректор БФУ им. И. Канта Андрей Клемешев заявил, что калининградские проблемы — не экономического, а политического характера, и в федеральном центре должны признать, что Калининградская область — это эксклав, и ввести на ее территории прямое президентское правление.

Бизнесмен Владимир Кацман, в свою очередь, обратил внимание на то, что подобные документы должны обсуждать специалисты, потому что люди, которые мало разбираются в экономических процессах, ничего не поймут.

«С точки зрения развития региона вы ничего в этой стратегии не найдете — еще при Юрии Маточкине (экс-губернаторе Калининградской области — прим. „Нового Калининграда.Ru“) были обозначены приоритеты — развитие транспортно-логистического комплекса, туристического кластера, открытие границ. Но ситуация очень сильно изменилась, поэтому экономические рычаги, которые раньше двигали экономику области, сейчас не действуют, — сообщил корреспонденту „Нового Калининграда.Ru“ глава общественной палаты Гарий Чмыхов. — Я бы никогда не рассматривал стратегию в отрыве от других документов, нужно принять стратегию, закон и программу, которые являются инструментами для ее реализации. Нужно смотреть все вместе».

Экс-министр экономики области Александра Смирнова, ныне работающая в «Автоторе», также считает, что в стратегии не уделено внимание законодательству, в том числе, особой экономической зоне.

«Не раскрыто отличие принципов и условий хозяйственной деятельности на территории эксклава, полностью отсутствуют конкретные предложения в области налоговой политики, таможенной политики и таможенного администрирования, пограничного контроля, стандартов и норм, в том числе технического регулирования, финансовой системы, — сообщила корреспонденту „Нового Калининграда. Ru“ Александра Смирнова. — В стратегии ничего не говорится о необходимости (или отсутствии таковой) изменения подхода к межбюджетным отношениям, перераспределении полномочий между федеральными и региональными органами власти, структуре управления регионом. Указана необходимость принятия федерального закона, регламентирующего хозяйственную деятельность в области, описывается предмет его регулирования, однако ничего не говорится о том, какими должны быть основные положения данного закона, каковы должны быть последствия его работы, что именно он должен стимулировать».

Председатель регионального отделения «Деловой России» Юрий Федяшов считает, что сам факт появления стратегии — уже большое достижение, однако он также задает вопросы по поводу инструментов ее реализации.

«Мы должны для себя определить, в чем является компетенция этой стратегии. Если мы является лидерами по издержкам, то нужны инструменты, которые позволят их ликвидировать, требуется определенное законодательство, мероприятия, — признал Федяшов. — К примеру, если мы говорим о приоритете туристической зоны, то должна быть инфраструктура для делового, сельского туризма, конкретные предложения. Если мы говорим о кластере машиностроения, то мы должны дать ряд инструментов, которые позволят дать развитие этого кластера».

duma_3.jpgКстати, обсуждение стратегии продлится, по всей видимости, еще довольно долго — областная Дума внезапно заявила о желании «пропустить» документ через 8 своих рабочих групп, созданных при собственном общественном совете. Но уже сейчас, основываясь на мнении экспертов, можно сделать определенные выводы о судьбе стратегии. Какой бы она ни была красивой, фундаментальной и фантастической, без конкретной программы, закона и финансирования она остается просто бумагой, пусть и стоившей немало денег ее разработчикам. Представителей бизнеса уже сейчас волнует, что будет с законодательством, как именно оно изменится и когда, а представителей общественности интересует, что будет с финансированием прекрасных проектов.

В этой связи стоит напомнить цифры, которые прозвучали на секции общественной палаты по экономике и туризму. Выяснилось, что для реализации грандиозных замыслов и приближения светлого будущего, которое настанет в 2031 году, требуется 620 млрд рублей из федерального бюджета, 420 млрд из активов региона, а также 1,5 трлн из внебюджетных источников. Пока что федеральный центр не выражал особой заинтересованности в том, чтобы ежегодно вкладывать в область по 32 млрд из федерального бюджета. Да и 22 млрд из бюджета областного — цифра несколько сомнительная, учитывая, что собственные доходы области за 2011 год не превысили 19 млрд рублей, которые идут в основном на социальную сферу.

Что же касается изменения законодательства, то стоит напомнить — рабочая группа по разработке нового закона то ли создана, то ли нет. Никаких конкретных предложений по поводу того, что именно будет содержаться в законе, пока публично не озвучивалось. О статусе «заграничной территории», по всей видимости, можно забыть. Если фантастический полет стратегий прервется, разбившись о непонимание или нежелание федерального центра идти на какие-то уступки Калининградской области, которую президент Путин не раз называл «такой же, как все», стратегия превратится просто в 256 листов исписанной бумаги. И, наверное, будет жаль того времени, которое уважаемые люди потратили на ее обсуждение.

Текст — Оксана МАЙТАКОВА, фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.