«Затопленный дом»: фоторепортаж «Нового Калининграда.Ru»

Все новости по теме: ЖКХ
У каждого свой день города. Пока первые лица Калининграда разрезали красные ленточки везде, где только можно и поздравляли горожан, многие рядовые жители боролись с последствиями субботней стихии: кто-то ругался с диспетчерскими службами, кто-то пытался проехать там, где можно только проплыть, а обитателям дома на ул. Киевская, 103–109 — Павлика Морозова, 1–3 пришлось осознать, что стоимость их самой дорогой собственности — квартир — резко снизилась. Жители верхних этажей этого здания и вовсе в один миг стали бездомными. Корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» пытались понять, почему «реальная помощь» властей города обернулась настоящим горем для владельцев 17 квартир.

Воскресенье. Утро. Большой угловой дом на пересечении Павлика Морозова и Киевской сразу бросается в глаза. На стенах — огромные пятна от воды, в некоторых местах обвалилась штукатурка. Мне всегда нравилась эта «сталинка»: раньше она отличалась от своих соседей в лучшую сторону, выглядела более опрятной и статной. Сегодня если этот дом и цепляет глаз, то только в силу своей неустроенности.

Во внутреннем дворе у входа в подъезд житель четвертого этажа Александр жалуется: «Даже одеть нечего. Рубашки, представляете, в шкафу полиняли! А евроремонт!» «Да какой у тебя евроремонт?» — одергивает его сосед. «Ну, у меня евроремонта нет, а у других-то есть. Всем теперь одинаково мокро», — парирует Александр.

Дело в том, что в доме на Киевской, 103–109 — Павлика Морозова, 1–3 по муниципальной программе ремонта кровель, пострадавших в ходе зимнего шторма, должны были капитально отремонтировать крышу. В одном из подъездов на первом этаже еще сохранилось объявление с просьбой сдать деньги на ремонт. Всего на работы было выделено 4 млн рублей, при этом 3,8 млн дает городской бюджет, остальное — жильцы. Ремонтные работы ведет компания ООО «Термо Тех Балтика».

Над крышей нависает пленка. Она заметна почти над всем зданием. «Вскрыли слишком много. У нас-то ничего, я на втором этаже. Вот наверху посмотрите», — пропускает нас в подъезд один из местных жителей.

Чем выше — тем меньше здание похоже на жилой дом. Под лестничными пролетами — огромные мокрые пятна. На третьем и четвертом этажах еще капает сверху какая-то грязная жидкость. Стучимся в одну из квартир: если смотреть с улицы, то именно она должна была пострадать сильнее всего. Минут через 5 нам все же открывают. В дверях стоит бабушка из тех, кого принято называть «божьими одуванчиками». Разогнуться женщина не может — Нине Сергеевне Поповой 78 лет. Со слезами в голосе она проводит нас в свою квартиру.

«Зачем же решили эту крышу-то делать? Никогда нас не затапливало раньше, а теперь такое. Мне ж уже и ходить тяжело», — вздыхает она и проводит нас в комнату.
Посреди зала — кастрюли и ведра, мебель отодвинута от стен и закрыта промокшим паласом. Обои отклеились, штукатурка осыпалась. Женщина вздыхает: «У меня ж так чистенько было всегда, уж так чистенько».

Убранство квартиры нельзя назвать роскошным, но и его восстановить женщине будет непросто. На кровати постелена пленка — ночью с крыши капает и этой пленкой приходится укрываться, чтобы не замочило. «На меня тут и штукатурка падала, хорошо, я волосы в пучок на макушке собрала — хоть это смягчило удар», — рассказывает пострадавшая.

Неспешно расхаживая по квартире, женщина находит слова сочувствия и для подрядчика. «Надо же, мальчишка молодой какой. Тоже ему беда теперь — вчера полиция приходила. Вдруг еще дело на него заведут. Ребят-то можно понять: хотели подзаработать, а вон оно все как вышло», — сопереживает Нина Сергеевна.

Впрочем, остальные жильцы дома настроены не так благодушно. «Да что ж за безобразие — крышу вскрыли недели две назад, а работали еле-еле. Несколько человек всего приходили», — рассказывает Валентина Кулигина. Ее квартира пострадала больше остальных. Жилье полностью обесточено. В первую ночь после ливня обитательнице квартиры пришлось ночевать у родственников. 

«Все началось из-за нашего дома. У нас крыша подтекала. Поэтому решили сделать ремонт кровли, а оно вон все как обернулось. Я лично настаиваю на коллективном иске по возмещению убытков, а не на том, чтобы застройщик делал нам ремонт за свой счет. Я не доверю свою квартиру людям, которые так сделали нам кровлю», — возмущается Светлана Безверхова. Ее жилье — единственное пострадавшее на третьем этаже. 16 из 17 затопленных квартир находятся на самом последнем, четвертом этаже.

Разговариваем с председателем ТСЖ «Наш дом» Всеволодом Никитиным. Пенсионер, что называется, «старой закалки». Он организовал ТСЖ в надежде на то, что своими усилиями, без управляющей компании, они смогут привести дом в порядок, обустроить детские площадки, отремонтировать крышу. Словом, планов было громадье, но первый же блин вышел комом.

«У нас срок контракта — 40 дней. По документам подрядчик должен был приступить к работам еще 4 июня, а закончить все — 14 июля. А у нас на 80% снята крыша и завершением работ к ближайшей субботе даже и не пахнет. Я не знаю, преступление ли это, но как минимум безобразие», — начинает свою историю Всеволод Никитин.

По его словам, при заключении контракта именно чиновники настояли на том, чтобы работы все завершились за 40 дней. «Я тогда уже настаивал, чтобы срок работ увеличили. Кто ж за 40 дней успеет сделать все? Вот и получилось тяп-ляп. А у застройщика объектов полно: прораб то на одной крыше, то на другой, а у нас все стоит», — вздыхает Никитин.

Несмотря на то, что в субботу пресс-секретарь Александра Ярошука Елена Волова сообщила, что на место выехал представитель администрации Московского района, чиновников никто из жителей и работников ТСЖ у дома не видел. «Я понимаю, конечно, выходной день. Но за людей душа-то болит! Я не дам пустить это безобразие на самотек», — горячится Никитин, обещая обратиться в любые инстанции, которые только потребуются. Начать местные жители планируют с суда.

Пока в ООО «Термо Тех Балтика» от возмещения ущерба не отказываются. «Мы будем проводить ремонт там. Как только кровлю перекрываем — потому что сейчас смысла нет делать ремонт — как только закрываем ее металлом, черепицей, сразу же будем ремонтировать квартиры», — обещает прораб Павел Киценко.

Затопление дома в строительной компании, так же, как и в ТСЖ, объясняют особенностями договора. «Потому что у нас технология не позволяет. Черепица укладывается сразу. «Мы попозже начали, вообще 45 дней дается. За 45 дней по участкам я никак не смог бы сделать. Понимаете? По участкам: это нужно на каждый участок отдельный материал, его нужно ждать. Тогда мы до нового года будем эту кровлю делать, — говорит Киценко. — Нас договор в такие условия поставил, что мы вскрываем полностью кровлю». При таких сроках, отмечает Павел, другого выхода у подрядчика нет.

Пока неизвестно, станет ли эта ситуация предметом уголовного разбирательства. Как отметили местные жители, единственным органом власти, который моментально отреагировал на происходящее, стала полиция. Участковый составлял протоколы, описывал повреждения, делал фотографии, которые могут помочь местным жителям в суде. Пока власти и без суда заверяют, что ущерб от затопления будет компенсирован — правда, усилиями подрядчика. Интересно узнать, что будет с тем чиновником, который настоял на заведомо невыполнимых сроках, и куда делись многочисленные надзорные службы, которые никоим образом не помешали застройщику оставить дом без крыши накануне штормового предупреждения.

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.