Выезд по ушам: как глава региона с правильным капремонтом знакомился

Все новости по теме: Закон о капремонте

В понедельник врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов разбирался с еще одной проблемой — итогами кампании по капитальному ремонту многоквартирных домов. Помогали ему в этом врио вице-премьера Максим Федосеев, врио министра ХКХ и ТЭК Евгений Кобылин, глава регионального фонда Оксана Астахова, довольные жители и представители СМИ. Оценил качество проделанных работ и корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Ждем-с

Накануне разобравшись с развитием культуры и незаконными санитарными вырубками в природном парке на востоке области, в понедельник глава региона Антон Алиханов переключился на не менее животрепещущую для всех жителей региона тему — капитальный ремонт домов. Ему предстояло осмотреть два дома, крыши которых привели в порядок за счет средств других калининградцев, поступивших в «общий котел» Фонда капитального ремонта.

От здания областного правительства до домов по улице Носова и Кронштадтской, если верить картам, 650 метров. Спокойным шагом этот путь можно пройти за 8 минут. Однако кортеж губернатора ехал на 8 минут дольше. К заявленному в релизе пресс-службы правительства времени — 14:00 — подоспели только жители самих домов, журналисты, представители Фонда капремонта и руководитель компании-подрядчика, занимавшейся ремонтом домов.

В ожидании начала осмотра отремонтированных крыш мастера управляющей компании боролись с автоматическими воротами, которые так и норовили закрыться. Решение было найдено, и в качестве маячка, изображавшего проезжающую машину, выступила одна из сотрудниц коммунального предприятия. С интервью для прессы директор компании «Авега» Вадим Мятюха справился еще быстрее. Он сообщил, что конкурс прошел в июле, а работы были выполнены все в срок и качественно. «Когда мы пришли на объект, жильцы жаловались на то, что течет крыша. Мы все внимательно посмотрели, сверили с проектной документацией, приступили к работам. От дождя сразу поставили тенты, поэтому жители и верхних этажах не пострадали от протечки. Хотя я знаю, что на других домах частенько раскрывают кровлю и уходят. На это есть объективные причины. Изменения в проект, необходимость согласования по сметам в „Региональном центре по ценообразованию в строительстве“. У нас такое тоже было. Если вдруг видели, что нужна балка другого размера, писали письмо в Фонд. Потом, соответственно, пишешь бумагу о приостановке работ, потом о разрешении. Утомительная такая переписка. Когда с управляющими компаниями сотрудничали по капремонту, то там гораздо проще было. Встречались с главным инженером, подписывали акт и в этот же день продолжали работать. Здесь все гораздо серьезнее», — пояснил Вадим Мятюха.

По его словам, из-за этой бумажной волокиты с его компанией до сих пор не рассчитались за проделанные работы. «По документам площадь крыши на доме Носова, 22–26 — 560 кв.м. Стоимость работ около 1,4 млн рублей», — пояснил рядом стоящий представитель компании «Авега».

«Я без претензий, понимаю. Работы выполнены, люди получили заработную плату за выполненный объем работ. Строили и ремонтировали пока за свои. Деньги из бюджета. Дождемся», — пояснил собеседник.

В этот же момент в пяти метрах от Вадима Мятюхи интервью давала жительница дома Ирина. Дама с собачкой. Она не отпускала ее ни во время общения с журналистом перед телекамерой, ни в момент, когда ей вопрос задавал губернатор.

«А что, я здесь живу. Не строитель, но сделали все вроде хорошо. Не проверяла, не ходила на крышу, но вроде не течет. Крыша — это одно, главное фасады сделать. Забор вот проломленный. Все в зоопарк идут, фотографируют. Неприятно», — поделилась она своими впечатлениями от ремонта.

Эту же фразу, слово в слово, она озвучила и перед главой региона, но чуть позже.

«Покажите трещины»

«Уже едут, скоро будут», — предупредил волновавшийся руководитель подрядной организации.

И точно, через несколько мгновений три машины с красными карточками «пропуск» подкатили к подъезду одного из инспектируемых домов. Из них вышли глава региона Антон Алиханов и курирующие в правительстве вопросы ЖКХ чиновники.

По первым репликам врио губернатора стало понятно, что совещание, посвященное программе капремонта, было не просто сегодня — оно завершилось буквально только что.

«Скажите, Максим Владимирович, если в дальнейшем вернемся к обсуждению увеличения тарифа, то с точки зрения движения очереди домов на капремонт это поможет?» — уточнил Антон Алиханов.

«Не думаю, там другие показатели начнут работать», — ответил врио вице-премьера Максим Федосеев.

«Вы знаете, у нас весь дом в трещинах, когда до нас уже очередь дойдет?» — вклинилась в беседу чиновников жительница ул. Кронштадтской,13.

«Покажите-покажите», — заинтересовался Алиханов.

Группа из более чем 30 человек ринулась искать глазами разломы на старом немецком доме и приготовилась услышать в исполнении нового руководителя региона знакомое: «Запишите, разберитесь».

«Смотрите, вот, видите провода? В момент сильного ливня по стыкам бежит вода и попадает в квартиры», — пожаловалась женщина.

«Отметьте и запишите адрес точный. Подрядчик здесь, думаю, за свой счет все недоделки устранит», — отметил глава региона и повел людей за собой.

«Когда немцы приезжали в город в 1990-е, они почему-то всегда к этому дому приходили. А еще здесь, знаю, прислуга жила», — поделилась историей дома одна из жительниц.

«Вот посмотрите, трещина. Здесь жители маячки поставили, чтобы наблюдать», — уточнила ее соседка, пригласившая Алиханова осмотреть дом.

«Вроде не движется», — отметил врио губернатора.

«Вы бы подвал заглянули, а стены?!» — загудели жильцы.

алех1.jpg

«Самый короткий срок эксплуатации, так это у крыши. Поэтому ремонт мы начинаем всегда с нее. Отремонтировав ее, мы сохраним жизнеспособность самого дома, — разъяснила всем присутствовавшим глава регионального Фонда капитального ремонта Оксана Астахова. — Еще замечу, что жильцами этого дома было накоплено к настоящему моменту 25 тысяч рублей».

«А стоимость ремонта крыши этого дома? 1,3 млн рублей, правильно? Это к вопросу о форме участия в программе капитального ремонта таких вот домов небольших старой немецкой застройки. По сути, им невыгодно открывать спецсчета», — сделал для себя маленькое коммунальное открытие Антон Алиханов.

«Зато платежная дисциплина хорошая в таких домах», — подметил Максим Федосеев.

«92% по этому дому», — подсказала Астахова.

«В вашем доме собираемость составляет 92%. Хорошо. Это на 20% больше, чем в среднем по региону», — пояснил Антон Алиханов.

«Кто-то обманывает вас, недоплачивает», — пошутил Федосеев.

«Нет, не может быть. Там, может, платежка позже пришла после 25. Поэтому наверно и долг образовался», — рассказала врио губернатора старшая по дому

«Если просрочка не больше месяца, то ничего страшного. Повторюсь, если бы дом обеспечивал только сам себя, то он бы никогда не накопил на ремонт крыши», — уже уверенно произнес глава региона.

«Пока крышу предотвратили, чтобы у вас не рассыпался конструктив, а дальше к концу десятилетия и до остальных частей дома очередь дойдет», — предложила запастись терпением глава фонда капремонта Оксана Астахова.

«Да мы не доживем. Здесь многим жильцам по 70–80, они точно не доживут», — зароптала пожилая калининградка.
«Будет стимул жить дольше», — отшутилась Астахова.

От вопросов о жизни и смерти к более насущным заботам вернул калининградцев врио губернатора. «На все сразу денег не хватает. Вы можете себе представить объем домов, которые нужно отремонтировать только в этом дворе. Смотрите на эти крыши», — указал Алиханов на серые крыши советских пятиэтажек, покрытых потрескавшимся шифером.

«Эти крыши ремонтировали недавно», — заметила женщина, живущая в доме на Кронштадтской с 70-х годов.

«Не может быть. Если их ремонтировали, то в годах 70-х прошлого века», — высказал свою версию Алиханов.

«Нет, недавно», — не унимались всезнающие старожилы микрорайона.

«Тогда хорошо, что есть такая программа, ваши крыши хоть выглядят посимпатичнее. Цвет в одном стиле выдержан, — порадовался за калининградцев врио губернатора. — Уверен, что у вашего дома есть все шансы попасть в список и до конца десятилетия дождаться фасадов. Работы на объекте выбирались с точки зрения первой необходимости, чтобы, собственно говоря, не текло с потолка. Получилось достойно, красиво, а окружающие крыши цветом не сильно радуют».

Дальше губернатор уже держал слово перед журналистами, которые были рады услышать что-нибудь эдакое про проблемы капремонта.

Но все прошло по традиционному сценарию. «Расскажите о планах по переформатированию программы капремонта», — задали первый вопрос главе региона.

Мы сейчас будем пересматривать ее (программу капитального ремонта — прим. «Нового Калининграда.Ru»). Трехлетками у нас будет перечень домов формироваться. На ближайшие тридцать лет мы будем формировать программу. На десять трехлеток мы сформируем перечень», — рассказал Антон Алиханов. И сообщил главную новость: тариф на капремонт в 2017 году повышать не будут. Как был он 5,9 рубля за квадратный метр, так и останется.

«Каково исполнение программы этого года?» — поинтересовалась одна из тележурналисток.

«В целом в 2016 году по программе капитального ремонта должно быть отремонтировано 445 домов, при этом половина из них — это город Калининград, собственно, исходя из численности жителей, сконцентрированных на его территории. Плюс девять перейдет на следующий год. Более подробно о цифрах мы будем завтра разговаривать на заседании правительства, — пояснил глава региона и направился к машине, попутно перекинувшись парой фраз с «дамой с собачкой». — Все хорошо? Есть претензии по ремонту?»

«Все хорошо. Ждем фасадов», — ответила та.

«Как хорошо, когда все хорошо. Всегда бы так», — резюмировал врио губернатора.

В этот день, судя по подготовленным пресс-службой правительства релизам, его еще ждали в компании Романа Аранина для обсуждения перспектив строительства фабрики по производству инвалидных колясок, а также в доме ветерана Великой Отечественной войны Николая Новоселова, мечтающего о газификации своего жилища.

«А что, других объектов не будет?» — спрашивали друг у друга журналисты.

«Да вроде нет, можно расходиться», — ответил один из телеоператоров.

«Слушай, а хочешь написать социальный репортаж? Вот телефон женщины, которая попала в неприятную ситуацию из-за этого капремонта. На такое точно губернатора не повезут», — предложила внезапно коллега.

«Давай», — согласился я и записал номер.

Капитальный разгром

алих3.jpg


Трубку взяла женщина, представившаяся Натальей, и пригласила посмотреть, до чего довела ее квартиру в доме №31 по улице Алябьева программа капитального ремонта жилья. Она была бы не против пообщаться по этому поводу с главой региона, тем более что находится ее дом всего лишь в 5 минутах езды от места встречи врио губернатора с жителями. Она бы ему показала справку о дате строительства дома, возведенного в 1922–1923 годах. Хотя, как объяснили Алиханову глава Фонда капремонта Оксана Астахова и врио вице-премьера Максим Федосеев, возраст дома не сильно влияет на место в очереди в программе капитального ремонта.

Наталья по образованию архитектор, и она бы в подробностях рассказала о качестве проектно-сметной документации на ремонт кровли, которую ей отказываются предоставлять в компании, выигравшей конкурс на проведение работ. Как жилец дома она провела бы увлекательную экскурсию по квартирам третьего и четвертого этажей, пострадавшим от затопления из-за разобранной и не прикрытой по правилам кровли. Если бы директор Фонда капремонта отважилась прогуляться по дому на Алябьева, 31, Наталья спросила бы у нее, почему к работам по замене кровли приступили только спустя два месяца после подведения итогов конкурса. Они бы вместе посетовали на компанию, которая каким-то образом при таком подходе к обязанностям оказалась в «реестре квалифицированных подрядных организаций», размещенном на сайте фонда.

Не составило бы никакого труда главе региона и отвечающим за проведение капитального ремонта чиновникам вместе с собственником еще одной квартиры на 4 этаже этого дома Андреем подобрать слова для описания ситуации полного затопления квартиры накануне возвращения супруги из родильного дома вместе с только что родившимся малышом.

Поскольку дом, где проживают Наталья и Андрей, не попал в список адресов, где в тот день должен был побывать глава Калининградской области, то все свои претензии жильцы высказывали пришедшим в гости журналистам.

«Вы сами все видите, — указывала Наталья на сваленные на лестнице ее и соседа вещи. — Поскольку подвала нет, с соседями давно еще договорились, что для хранения своего скарба используем помещения мансарды. Из-за начавшегося ремонта часть их перенесли в квартиру, часть оставили под разобранной крышей».

Жильцы верхнего этажа готовы были потерпеть эти неудобства, если бы ремонт проходил с соблюдением правил и технологий.

«Наш дом особенный, он еще довоенной немецкой постройки. Соседние же два — это уже советские пристрои. Там ремонт кровли проходил гораздо легче. Здесь же прораб честно признался, что не знает, как ремонтировать такую крышу. Общими усилиями с Фондом капитального ремонта региона была составлена документация, и подрядчики вроде приступили к работе. Но в итоге сначала была одна субподрядная организация, потом другая. Первая пропала, вторая не появлялась две недели после вскрытия кровли. В итоге нас залило, а баннеры, которые должны были защитить наши квартиры от дождя, унесло ветром», — эмоционально и сбивчиво пыталась рассказать о своих бедах и конфликтах со строителями жительница дома №31 по улице Алябьева.

По словам Натальи, строители начали предпринимать какие-то активные действия только после того, как она отнесла заявления и акты об ущербе руководству подрядной организации, в жилищную инспекцию и в Фонд капитального ремонта.

«Нас постоянно заливает во время дождей. Протечки в потолке, отходят обои, стоят тазы. Приходится постоянно собирать воду с пола, на который был положен новый ламинат. Вода протекает из отверстий для ламп в натяжном потолке. Боюсь включить свет из-за возможности замыкания. Появилась трещина по откосам окна. Пошла трещина на потолке через всю комнату из-за перегруза чердачного перекрытия (на перекрытие сложили все стропила, строительный мусор, металл). Хотя я предупреждала рабочих, что так делать не надо. Также страдают квартиры 5,6,7 и 3. Есть протечки в межэтажных перекрытиях между вторым и четвертыми этажами», — сказано в заявлении, написанном 7 ноября.

В том, что кирпичи и мусор были свалены на перекрытии, можно было убедиться и накануне. Пробираемся сквозь хлам и строительные материалы на чердак. Действительно, кирпич и мусор оказались сложены как раз на том месте, где у жительницы 4 этажа пошла трещина на потолке.

Наталья начинает ругаться с рабочими и просит их убрать кирпичи: «Я же вам говорила, чтобы вы так не делали».

«А что, они разве мешают? Тогда подскажите, куда их убрать. Тут везде ваши вещи», — возражает один из рабочих. Всего в этот момент ремонтом кровли занимаются двое сотрудников подрядной организации.

«Конечно, вы то там все вскроете, то там начнете, бросите, потом снова возвращаетесь. Может, вы сделаете что-то одно и дальше?», — продолжает ругаться Наталья.

«Мы подневольные люди. Куда нас направляют работать, туда мы и идем. Здесь же не только ваша крыша, но и у двух соседних домов. Вот у меня, например, за полтора месяца только один выходной был. Работаем, как можем», — оправдывается один из рабочих, мужчина лет 30–35.

Уточняю у рабочего, как долго он трудится в этой организации. «Второй месяц пошел. Я всем доволен, платят хорошо», — отвечает строитель.

После этой перепалки возвращаемся в подъезд. Наталья знакомит нас с соседями, квартиры которых также пострадали от затопления.

«Вот, заходите, смотрите. Вода лилась через стены, балкон, — указывает на последствия потопа жительница третьего этажа Светлана. — Что ты, Наталья, все время ругаешь этих рабочих? Они что-то делают, стараются, только их мало. Поэтому вряд ли успеют завершить все до 23 ноября, как обещали. Да вы и сами все видели, какой там объем работы».

«Как я могу оценить качество работ? Да никак. Безалаберно и безответственно. Видите на потолке в коридоре результаты их деятельности? Не знаю, как еще окно осталось цело, когда они кирпичи вниз сбрасывали?!», — сетует жительница квартиры на втором этаже Ирина.

Далее Наталья провожает нас через подвал во двор дома. «Здесь был цветник, палисадник. Сейчас только горы строительного мусора, металлолома и кирпичей. Кто это все убирать будет после того, как строители уйдут?», — продолжает жаловаться женщина.

«Намерены ли вы требовать компенсации ущерба из-за ремонта?», — спрашиваю на прощание у Натальи.

«Да, все акты составлены, в управляющую компанию и подрядную организацию они переданы. Однако никто из жильцов не хочет, чтобы восстановлением занимались люди из этой компании. Если они так крышу ремонтируют, то что они с нашими квартирами сделают?», — отвечает Наталья.

Поговорить в этот вечер с хозяином еще одной квартиры на четвертом этаже не удалось. По словам соседей, Андрей был вынужден уехать и забрать всю семью на период ремонта крыши. «Он больше всех пострадал. После потопа там обои и ламинат плавали, ужас», — рассказала Наталья.

Руководство подрядной организации, занимающейся ремонтом кровли дома предоставить оперативный комментарий не смогло.

В Фонде капитального ремонта Калининградской области предложили корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» подготовить официальный запрос по поводу качества ремонта дома по данному адресу. «Никаких комментариев по телефону мы не даем», — пояснил представитель организации.



Текст: Станислав Пахотин

Комментарии к новости

«Закон о капремонте» в новостях: