«Я хочу здесь умереть»: что думают жители Зеленоградска о сносе их домов

Все новости по теме: Аварийное жилье

Власти Зеленоградска решили оптом расселить 23 жилых дома довоенной постройки и объявить аукцион на право «заключения договора о развитии застроенной территории». Речь идёт о нескольких кварталах исторической застройки в непосредственной близости от площади «Роза ветров» на променаде. Соответствующее постановление было подписано 16 марта. Общественники немедленно организовали в интернете очередную петицию против сноса исторических кварталов. Редактор «Недвижимости Нового Калининграда.Ru» съездила в Зеленоградск и пообщалась с жителями «приговоренных» домов, узнавшими о надвигающемся расселении из СМИ.

По пустой залитой солнцем улице неуклюже ковыляет рыжий щенок. Вот он уже с любопытством обнюхивает джинсы девушки лет двадцати, нацелившейся камерой мобильного телефона на покосившиеся деревянные веранды двухэтажного старого здания. Девушка вздрагивает, потом смеётся и быстрым шагом устремляется в сторону моря. Щенок продолжает своё бесстрашное путешествие по пыльной дороге.

75a21898a7197b9ef2cc889a8fc365ae.jpg«Кранц под снос: власти Зеленоградская освобождают центр от старых домов»

Узкие улицы с немецкими домами разной степени ветхости давно стали визитной карточкой Зеленоградска, а если точнее — Кранца. Потому что Зеленоградск — он как-то больше про вечно перекопанные дороги, строительные заборы и руины недостроенных гостиниц на променаде. А тут пасторально и совсем тихо — машин почти нет, как и людей. Только коты греются на весеннем солнце, и бродит любопытный рыжий щенок. Его мать глухо рычит на редких прохожих, если те вдруг решают проявить интерес к малышу, но от остального выводка не отходит. Вся эта счастливая собачья семья обитает под стеной заброшенного немецкого дома. Окна выбиты, стены уже покосились, изнутри доносятся мужские голоса. Заглядывать туда совсем не хочется.

Впрочем, остальные дома в округе кажутся вполне обитаемыми, хоть и явно нуждаются в ремонте. Некоторые выглядят так, будто их собирал из случайных деталей какой-то безумный инженер — оно и понятно, обитают в таком доме 2–4 семьи, здание постепенно обрастает пристройками и надстройками, ярко контрастирующими с деревянной резьбой и облупившимися стенами.

Любимое украшение Зеленоградска — строительный забор — уже добралось и до этого квартала. Здесь застройщик намерен возвести пятиэтажный элитный жилой комплекс с квартирами стоимостью 90–120 тысяч за квадратный метр. «В ближайшее время район будет полностью реконструирован и стилизован под старый немецкий город», — указано в описании проекта. На сайте нового комплекса также опубликованы картинки «развития района» с застройкой всего квартала 4-5-этажными домами. Согласно проектной декларации учредителями компании-застройщика значатся Роман Калмыков и Богдан Головаха. Последний, в частности, известен тем, что возглавлял в своё время Ассоциацию развития индустрии развлечений и отдыха.


зоны Зелек.jpg3-e1489517622316.jpg61a0d644f9f6d50de94473ce9f1f1b4b.jpg 

По словам Богдана Головахи, иллюстрации с планами по развитию района предоставлены администрацией Зеленоградска.

Замглавы администрации Виталий Беляев наличие планов по развитию территории не отрицает, но уверяет, что этот застройщик к ним никакого отношения не имеет. «Они застраивают территорию, которая у них находится в собственности, и мы, естественно, как администрация, учитывая, что у нас есть концепция и видение невысокоэтажной застройки исторической центральной части, вписываем все близлежащие реализующиеся проекты в общую городскую концепцию», — говорит он. По поводу опубликованных на сайте застройщика картинок Беляев утверждает, что сам он их не видел и ничего сказать не может, однако жилая застройка на первой линии не предусмотрена.

«Я могу сказать, что на территории, которая обозначена в этом проекте, там большая часть, по-моему, предназначена для общественно-делового назначения, а не для жилья», — подчеркнул чиновник. Согласно Генплану Зеленоградска часть территории для редевелопмента относится к зоне «трансформации жилой застройки в курортно-рекреационную», а часть — к зоне застройке среднеэтажными жилыми домами (в частности, улица Московская и часть Октябрьской). Любопытно, что в зону «трансформации жилой застройки в курортно-рекреационную» попадает, в том числе, строящийся жилой дом.

Разрешение на строительство было выдано ООО «Балткомфорт» в середине декабря — успели запрыгнуть в последний вагон перед передачей градостроительных полномочий на региональный уровень. Постановление о сносе исторических кварталов глава администрации Зеленоградского городского округа Сергей Кошевой подписал 16 марта. Жители о планируемом сносе узнали из местной газеты «Волна» и друг от друга.

«Я согласна. А что тут хорошего? Мы всю жизнь здесь живём. Дочери — 48, я вошла сюда беременная. Туалета не было, муж сам сделал. Дом гнилой весь — сидим однажды, кушаем, и падает штукатурка. Он весь гнилой, — рассказывает жительница Второго Октябрьского переулка Светлана Даниловна. В её маленькую квартиру ведёт крутая деревянная лестница. С крохотной лестничной площадки неодобрительно поглядывает на пришельцев черно-белый кот. Затем теряет интерес и продолжает спать.

MIL_0550.jpgMIL_0525.jpgMIL_0704.jpg 

«Место очень хорошее, мне дико не хочется отсюда уходить. Но 48 лет здесь прожить… и держаться не за что. Вот это всё муж сделал своими руками. Естественно, очень жалко всё это. Сейчас разбираем вещи старые, всё-таки думаем, что дадут. Пятьдесят на пятьдесят. Хочу пожить со всеми удобствами. У нас тут до сих пор печка, газа нет. Всё сделано своими руками, очень жалко оставлять. Я хочу здесь умереть», — начинается сомневаться Светлана Даниловна.

В маленькой спальне печь пышет жаром, на окне швейная машинка, а за окном — море. «Очень хочется с удобствами напоследок пожить, но я знаю, чем оборачиваются эти удобства — и пикеты, и не топят, и платить лишнее приходится. А здесь мы всё сами. Вот комнатушка — упала на стройке, поломала шесть рёбер, надо на жёстком спать, — показывает она ещё один закуток. — Тут гуси жили у прежних жильцов, всё было в грязи. А мы в порядок привели. И представьте, сейчас нам уходить, и надо решительно оставлять тут всё барахло. Но сейчас вот взять всё, что висит — просто выкинуть. Плохо старикам, молодёжь более мобильна».

Бросать старый дом Светлане Даниловне не хочется, хоть он и сыпется, и прогнил весь. Всё-таки море за окном. «Сервант отодвинешь — там перегородки немецкие, мы забили одеялами, тряпками, досками муж забил и обклеил обоями. Плохое здание. Очень плохое. Но мы живём здесь с 68 года, весной въехали, а 10 декабря я дочку родила. Тут и красивое, и плохое — всё наше. Бывает, откроешь форточку, а волны аж сюда прыгают. Сейчас не прыгают, потому что набережную сделали. А раньше — и не натопишь, и ничего», — машет она рукой в сторону окна.

Она рассказывает, что в довоенное время на месте части её квартиры была летняя веранда — они с мужем сами её утепляли и штукатурили. Свет тоже в квартире проводили сами. До 68-го здесь жил военврач и в нынешней спальне Светланы Даниловны держал гусей.

«Мы когда въехали, окна не было, всё было в таком удручающем состоянии. Сейчас оно удручающее, потому что я болею, еле встаю. Но всё равно не хочу уходить. Говорю, 50 на 50, как хочешь. Муж тоже старый. Мы сначала уголь по молодости покупали, а сейчас только дрова. Муж ходит, везде собирает дрова», — кивает она на печку, возле которой аккуратно сложены разномастные доски.

О потенциальном сносе супруги узнали из газеты. От властей к ним никто не приходил, официально нового жилья не предлагали. Светлана Даниловна говорит, что всех местных жителей хотят переселить в строящийся дом в районе Окружной улицы, где раньше была военная часть. «Одна радость — поближе к кладбищу, у меня там родители похоронены. Хотя куда нам эти новые квартиры — там такие счета, а у меня пенсия 12 тысяч. Может, здесь и умру. Но дом, конечно, рухлядь», — усмехается она.

 

«Процедура развития застроенных территорий предусмотрена градостроительным кодексом. Администрация имеет положительный опыт в реализации подобного проекта в Малиновке. Соответственно, в перечень попали 23 дома, но это не значит, что они все будут сноситься. В любом случае все действия с этими домами будут проходить в однозначном согласовании с собственниками и нанимателями этих жилых помещений. Их признали аварийными в соответствии с процедурой, предусмотренной Жилищным кодексом».

Виталий Беляев, замглавы администрации Зеленоградского городского округа

Жительница соседнего дома Марина к вопросу переезда индифферентна. «Я не знаю, что хорошего, что нет — смотря что дадут. Дома у нас старые — у кого удобства есть, у кого нет. Все сами делали удобства. С одной стороны, да, переехать хочется, потому что дома всё-таки старые — то гниют, то плесень, нужен ремонт-ремонт-ремонт постоянно. А с другой стороны — место. Не знаю, мне уже настолько всё равно. Лишь бы что-нибудь хорошее дали», — вздыхает она.
MIL_0552.jpgMIL_0564.jpgMIL_0694.jpg 

«Как сказал Алиханов (врио губернатора Калининградской области — прим. ред.), хватит из Зеленоградска делать спальный район», — вставляет подошедший мужчина. Его зовут Сергей Борисович, он живёт в доме номер четыре по тому же переулку. «У меня отдельный дом, я не хочу его освобождать. Я не хочу отсюда переезжать. Это мой личный дом, у меня собака, я гуляю с ней постоянно. И море рядом. Нет, меня сейчас переселят. Самое интересное, что никто не приходил, никто ничего не говорил. Что дома якобы аварийные, никаких заключений нет. Тем более я крышу сделал, ремонт сделал полностью», — возмущается он.

Ремонт за свой счёт в этих домах делали многие. Большинство собственников прожили здесь всю жизнь, и перспектива сменить дом у моря на квартиру на окраине их не особо радует. «Я не хочу переезжать, я здесь родилась и выросла и вложила слишком много. Я здесь прожила всю жизнь, и родители мои жили здесь с 46-го,по-моему. Мои дети здесь родились, выросли. Первая линия у моря. Куда будут выселять, неизвестно. К нам никто не приходил, ни о чём с нами не разговаривали. Слухами земля полнится. Самое интересное, что в ноябре было официальное собрание и сказали, что в Зеленоградске ветхих домов нет, но почему-то 16 марта появляются ветхие дома и тут же выносится решение — под снос», — недоумевает Лариса Дмитриевна, живущая на Октябрьской. Дом они ремонтировали своими силами, отопление — котелковое, газ провести не позволили.

«Вот этот сгоревший дом, его так и не ремонтируют, а сгорел он 4 года назад. И люди живут у родственников, им не дали квартир, — кивает она на соседнее здание, сквозь крышу которого жизнерадостно просвечивает синее небо. — Тут грусти очень много, если браться за все. Есть ещё квартиры в ипотеке. Представляете, человек выплачивает ипотеку, могла бы купить в другом месте, а ее будут выселять, хотя теперь уже разговор идет о том, что в течение 10 лет».

В Первом Октябрьском переулке под снос попал только один дом, но аварийным красное кирпичное здание, по крайней мере снаружи, не кажется. Впрочем, внутри на втором этаже опасно скрипит и прогибается устланный коврами пол.

«Неравноценно это — на болото туда переезжать, в какой-то там дом. Мне нравится здесь. Этот дом даже не признан аварийным был. Я так считаю, что кому-то земля нужна», — вздыхает Алексей. Он живёт в этом доме уже 40 лет, капитальный ремонт здесь не проводился ни разу. Часть жителей не против переехать в новый дом, часть хочет остаться тут, рассказывает Алексей. «Здесь условия не очень хорошие: газ баллонный, отопление — у кого печки, у кого электрическое», — поясняет он.

MIL_0600.jpgMIL_0622.jpgMIL_0639.jpg 

«Не хотим переезжать, — твёрдо говорит его сосед Юра. — Тут свой дворик, машину есть где поставить. А там — лес, кладбище. На кладбище мы всегда успеем. Нам здесь хорошо».

В администрации Зеленоградска подтвердили намерение переселить аварийщиков в дом на Окружной улице. «Там процент готовности достаточно большой, он изначально строился для расселения ветхих и аварийных домов. Соответственно, в том числе, расселение и туда возможно», — сообщил Виталий Беляев.

Зеленоградск даже в середине рабочей недели выглядит праздно — курортный город. По переулку в сторону парка шествует шумная подвыпившая компания, распугивая уличных котов. В большинстве домов никто не открывает дверь — хозяева то ли на работе, то ли не живут тут постоянно, то ли просто не желают общаться с незнакомцами.

Московская улица, в отличие от остальных в списке, расположена в отдалении от моря. Здесь под снос попали три дома, причём два из них после косметического ремонта. В палисаднике одного из них семья накрывает на стол. Глава семейства Александр реагирует на новость о переселении довольно резко. «Дурдом, — фыркает он. — Конечно, я против! И вся моя семья против. Я 20 лет тут живу, супруга здесь выросла. У нас тут почти все долгожители — только одна квартира недавно приехала».

Он рассказывает, что дом в прошлом году ремонтировала администрация. «Это бутафория. Фасадик сделали и все, внутри ничего не делали. Целое лето делали фасад, тут месяц работы, они мучались-мучались-мучались-мучались. Мало того, что всю лепнину немецкую сбили, уроды, блин, уже новую сделали. Я тут орал — не сделаете, я вам устрою Варфоломеевскую ночь. Всё немецкое сбили, но хоть резьбу восстановили. Тут 5 команд поменялось — не поймешь, что творилось», — кипятится он. А затем возвращается к первоначальному вопросу. «Я, например, против. Я не хочу в деревню», — твёрдо говорит Александр.

Фото — Алексей Милованов, проекты, иллюстрации — сайт администрации Зеленоградского ГО, сайт ЖК «Роза ветров».


Комментарии

prealoader
prealoader

«Аварийное жилье» в новостях: