Околоводы: береговые зоны Калининграда

Наш город по центру разрезан рекой. И он уже много лет эту реку старательно игнорирует. Судьбу береговых зон и водного фронта Калининграда обсуждали участники двухдневного семинара-лаборатории «Публичные пространства между городом и водой: творческие идеи и решения». Вместе с архитекторами, дизайнерами, урбанистами, общественными деятелями и неравнодушными горожанами взглянуть на город с нестандартной точки зрения, а именно с Преголи, отправилась и «Недвижимость Нового Калининграда.Ru».

Поделиться опытом и предложить возможные решения в Калининград приехали гости из Копенгагена, Риги и Санкт-Петербурга. В общем, тёплой разношерстной компанией после дождика в четверг мы грузимся на прогулочный кораблик и отправляемся осматривать окрестности с другого ракурса. Пожалуй, лучший способ обновить восприятие приевшейся реальности — это взглянуть на нее по-новому. Именно поэтому во время нашей речной экскурсии где-то с любопытством, где-то с восторгом, где-то с огорчением по сторонам увлечённо смотрят не только гости города, но и калининградцы, не привыкшие видеть столицу области с такой точки зрения.

Дождь к моменту начала прогулки, к счастью, уже закончился, и ничто не мешает любоваться окрестностями с открытой палубы. Пока кораблик проходит под эстакадным мостом и мимо острова Кнайпхоф, культуролог Александр Попадин начинает экскурсию, этакий коктейль из исторических фактов, градостроительных моментов, планов, идей и легенд. Речь заходит об Альтштадте и Кнайпхофе и о проблеме сочетания двух берегов. 

«Одна из задач — это вернуть эти исторические территории в городской оборот в качестве общественных пространств, потому что они сейчас просто какие-то зеленые зоны, — объясняет Попадин. — Одним из первых понятных действий, которое одобрила власть, станет восстановление Кузнечного моста. Архитекторы уже делают эскизные проекты. Остров долгое время был отрезан от этой части города. Как только появляется мост, появляется трафик, появляется возможность публичных пространств, и нужно понять, какими они могут быть, что там может быть, как оно может вписаться в город».

Судно оставляет позади Кнайпхоф, проходит под Деревянным мостом, на котором в середине рабочего дня вовсю идут какие-то дорожные работы, и главный архитектор Калининграда Вячеслав Генне обращает внимание на плотную жилую застройку между Московским проспектом и рекой, начиная от мрачного вида огромной серой панельной многоэтажки, в которой расположена художественная галерея. Основная проблема сегодня в том, что город в послевоенное время отвернулся от воды, и река стала нести в себе исключительно техническую функцию. Фасады близлежащих домов смотрят во дворы, то ли обиженно, то ли презрительно отвернувшись от Преголи. Генне сообщает, что к ЧМ-2018 береговые зоны здесь приведут в порядок, а пока что мы видим только начало работ на набережной Трибуца.

Среди планов есть и еще один мост между Московским проспектом и Островом. Изначально его планировали поставить в районе Закхаймских ворот, потом решили перенести чуть дальше на восток. «Речь идет о том, чтобы на Остров можно было попасть с севера и с юга, то есть и с Московского, и с улицы Дзержинского. Но пока что важно соединить с Островом хотя бы Московский, потому что в начале Московского проспекта будет располагаться автокемпинг на 10 000 туристов, — воодушевлённо рассказывает главный архитектор. — Первый этап: возможность с Московского одним съездом попасть на Остров. Второй этап: продление до Дзержинского»

Между тем, мы подходим к границе старого города, и взгляду открывается своеобразная местная Венеция — многочисленные разнородные эллинги. Пожалуй, только в этом месте можно сказать, что в Калининграде есть речная жизнь. Разнообразный водный транспорт пришвартован по обоим берегам: от простеньких лодок до недешёвых яхт. То же самое можно сказать и о тесно налепленной застройке — где-то смешные сарайчики, где-то довольно помпезные крупные строения, но весь район фактически стоит в воде. «Лакшери селебрити», — улыбается кто-то из участников, пока иностранным гостям переводят, что это пока что единственная водная роскошь, которая есть в Калининграде.

domsovet_4.jpgВопросов Вячеславу Генне и Александру Попадину (который не только культуролог, но и руководитель проекта «Сердце города») во время прогулки задаётся множество. Что будет с ЦБК-1? Принадлежат ли городу какие-нибудь территории у реки? Что с ними планируется делать? Что будет с Домом Советов? На что-то ответы вполне чёткие, на что-то — туманные. ЦБК-1 в частной собственности, и судьба его пока что властям не известна; городу принадлежит остров Ломзе, собственно, судьба застройки которого (помимо объектов к ЧМ-2018), всё ещё решается. Нельзя просто застраивать территорию жильём без развития транспортной инфраструктуры. Такой иррациональный подход к строительству жилья уже привел город к определённым проблемам. Дом Советов частично принадлежит городу, частично — некоему московскому собственнику, с которым уже связались, и он согласен заняться зданием, как только будет проект обустройства прилегающих территорий. Судьба главной головной боли всех калининградцев будет также решаться в рамках международного конкурса.

Судно наше, тем временем, разворачивается и отправляется обратно к центру, дабы обойти Кнайпхоф с другой стороны и проследовать в сторону порта. Гигантский муравейник, нависающий над рекой напротив Рыбной деревни, заставляет присутствующих на палубе чувствовать себя неуютно. С реки особенно заметен нелепый контраст между староноводельной Рыбной деревней и огромным жилым строением, которое, как пообещал Попадин, должно обеспечить дырку в карме тем, кто допустил его возведение, а также занимался проектом и строительством. В ответ на утешительную фразу о том, что у нас теперь есть предмет для дискуссий, культуролог замечает, что предметов для дискуссий и без того хватает, так что можно было бы решить вопрос как-то иначе. Мы оставляем позади кукольную Рыбную деревню, метко названную «быстрым и недорогим способом решить проблему тяги калининградцев к Кёнигсбергу», и датский архитектор, кинув ещё один взгляд на фундаментальную многоэтажку, задаёт логичный вопрос о наличии в Калининграде регулирующих градостроительство инструментов, и мэра, любящего город. «Я хотел бы создать архитектурный ОМОН», — мечтательно вздыхает Вячеслав Генне, а потом объясняет, что мэр у нас есть, и градостроительный совет имеется, но, к счастью, те нарушения, которые случаются, не имеют объёма градостроительной катастрофы; менталитет у нас западный, и самовольное строительство крупных объектов — очень большая редкость. А затем предлагает поговорить о набережных.

Речная прогулка охватывает порт и огромную промышленную территорию на Правой набережной, подуставшие экскурсанты уже просто любуются берегами, понимая, что до этих мест руки у муниципалитета дойдут не очень скоро. И разговор всё больше уходит от застройки берегов к проблемам малых судов и отсутствию причальной инфраструктуры в Калининграде. Радует, что после «разделения» двухъярусного моста, а именно строительства нового путепровода и снятия автомобильного яруса со старого моста парусные суда смогут спокойно проходить в бассейн реки.

Корабль с продрогшими пассажирами отправляется в месту проведения семинара — в Рыбную деревню, где ещё два дня участники будут слушать друг друга внимательно и не очень, спорить, обсуждать и предлагать идеи. А потом надеяться, что это всё даст какой-либо результат. А река будет дальше лениво нести свои воды. Потому что ей, реке, нет дела до организации околоводных пространств в Калининграде. Как и многим жителям Калининграда, увы.

Текст — Татьяна ЗИБЕРОВА, фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости