Автор проекта пешеходного Арбата: Город без центра — это просто поселение

Зоя Харитонова

Градостроительная судьба Калининграда — одна из наиболее актуальных сегодня тем. Естественно, свой взгляд на наш город имеют и многочисленные приглашённые эксперты. Заслуженный архитектор России, автор проекта пешеходного Арбата Зоя Харитонова рассказала «Недвижимости Нового Калининграда.Ru» о том, почему у нас не надо сносить «хрущёвки», что можно было бы построить на Центральной площади, и как общественность способна влиять на городскую среду.

Про исторический центр

— Я за три дня в Калининграде почти ничего не успела посмотреть. Нет, кое-что я увидела. Я увидела прекрасную зелень вдоль набережной, остров ваш, а затем поднялась наверх и поняла, что надо идти по транспортной эстакаде, а это, конечно, очень неприятно. То есть я столкнулась с той проблемой, с которой мы все тут без конца говорили — транспорт разрубил этот город. А город без центра — это просто поселение. У вас замечательный воздух и прекрасный пейзаж, очень много зелени во дворах. Калининград имеет массу преимуществ перед всеми нашими российскими городами. И очень жаль, что центром города занялись только сейчас. Хотя, может, оно и к лучшему, ведь сейчас у нас уже накоплен большой опыт по обустройству таких центров. Изменились представления и о городе, и о смысле города, пешеход наконец-то становится важнее автомобиля. В советское время могли бы только погубить всё.

— Я бы, кстати, сама с большим удовольствием занялась этой проблемой, то есть проектированием вашего центра. Хоть я сейчас и не могу сказать, готова ли я участвовать в этом конкурсе — просто не знаю, как там сложатся обстоятельства, но, в принципе, я уже увидела много интересного для себя как для проектировщика: то, из чего можно сделать для людей совершенно новую инфраструктуру. Я не буду сейчас делиться конкретными идеями. В принципе, все эти идеи уже описали на прошедшем мероприятии. Нужен пешеходный культурно-досуговый деловой центр. Ничего нового открывать не приходится. Я, например, узнала, что ваша картинная галерея ютится непонятно где, а ведь можно было бы сделать музей в самом центре. Или, допустим, Эрмитаж хотел бы вступить в какие-то отношения с Калининградом и сделать здесь филиал свой. Культурный потенциал города может очень сильно вырасти, если концентрировать внимание не только на кафе и сувенирных лавках.

Про Дом Советов

— Конечно, очень многое зависит от того, как будет использован бывший Дом Советов, но я так поняла, что перспективы у него приличные. Есть достаточно большое подземное пространство для стоянок, что важно очень в центре города. На первых этажах можно было бы сделать культурно-досуговые центры, а наверху может быть гостиница или какие-то мастерские; возможно, площадки под новые бизнес-проекты или креативные проекты.

— Изначально мне Дом Советов категорически не понравился. Но я присмотрелась к зданию, всё время думала о нём и поняла, что его стоит оставить. Потому что всё остальное пространство вокруг сейчас пустующее и совершенно убогое. Но оно поднимется и, в какой-то мере, заслонит собой объём этого здания. Я была хорошо знакома с автором этого проекта, это очень талантливый архитектор. Но время было такое, что брутальность была в чести. Сейчас бы, разве что, хотелось, чтобы оно было пониже немного. Но я не могу сказать, что надо снимать этажи — это дело непростое и дорогостоящее. И пусть он будет в частной собственности, это его даже, скорее, оживит. В Москве все наши гостиницы гигантские в собственности, наши знаковые здания — «Метрополь», «Националь», и ничего страшного.

0NV_4537.jpg

Про жильё

— В Москве мы сейчас сносим хрущёвки, есть такая необходимость. Их строили в 60-х годах, и уже тогда было известно, что их срок — 25 лет, потому что всё делалось на пределе экономии. А прошло уже 50 лет. Они же чудом держались! В самой первой серии Лагутенко панели были толщиной в 16 см, скреплялись какой-то металлической арматурой; за 50 лет эта арматура практически вся погибла, сгнила, это уже грозило трагедией. Сегодня эти дома морально и физически устарели, вместо них строят новые здания, с новой планировкой. Ваши хрущёвки сносить нет необходимости. У вас блочные дома, очень устойчивые и прочные здания. К ним можно приставить лифты, можно сделать капитальный ремонт, изменить фасады. В блочных домах можно объединять квартиры, улучшать планировку.

— Я бы не стала говорить, что прямо все-все пятиэтажки надо сносить. Это дома хорошие. Я, например, в свое время построила очень большой микрорайон пятиэтажный на окраине Москвы, он до сих пор стоит. Он построен по всем нормам, но всем правилам, СНИПам, так сказать. И поэтому в нём есть все — детские сады, школы, поликлиники, магазины, выставочные залы. Там деревья выше домов уже. Хотя строили мы просто посреди луга, на котором паслись телята. Тогда это была окраина Москвы, пригород даже. И вы знаете, там очень гуманная среда. Я сама жила в такой пятиэтажке 15 лет, потом перебралась в более серьезный дом, который сама же проектировала и строила, но там уже другая категория. Я вам должна сказать, что пятиэтажная среда очень гуманная, потому что для человека это пространство обозримое. Сегодня, когда смотришь на эти 25-этажные дома, эти муравейники, становится страшно от количества окон. Раньше вообще считалось, что оптимально в доме должно быть 4 этажа. Просто в 60-е из нищеты решили, что надо увеличить высотность, хотя на 5 этаж уже полагался лифт.

— У нас тут был разговор о том, что нужно уходить от советского микрорайонного проектирования. Я не согласна с этим. Ведь люди, в большинстве своём, хотят иметь всё под боком — детский сад, школу, поликлинику, парк, где они смогут погулять с собакой или просто посидеть на скамейке. Людям необходим этот микромир.

Про региональную архитектуру

— Центру нужно оставить культурно-общественную, деловую, досуговую функции. Это должен быть город-праздник, такой «городок в табакерке», как говорится. Всё должно быть достаточно близко, доступно, удобно и нарядно. У нас в Москве вдруг поняли, что нужно всем этим заниматься. Ведь пешеходный Арбат, который я делала 28 лет назад, это было чудо, первая в союзе пешеходная улица. И вдруг в этом году снова в Москве принялись за пешеходные улицы, хотя их адреса никакого откровения для меня не имеют, в своё время мы определили все эти улицы, но только сейчас новое руководство ими занялось. И город меняет своё лицо. Оно больше не насупленное, оно становится открытым, радостным, улыбающимся, светлым. Я, прежде чем делать Арбат, объехала всю Европу — смотрела, изучала, читала. Они там сразу после войны занялись пешеходными улицами, понимали, что это — центр общественной жизни. Особенно в маленьких городах.

— У каждого города есть своя история. Есть региональная архитектура, которая подсказана тем местом, где город возник, и климатом, в котором он существует. Например, у нас в Москве уклон кровли всегда был 27 градусов, а здесь — 45 градусов. Потому что разный климат. И за этим всем нужно следить. Есть такое выражение — «гений места». И нужно под него подлаживаться, разгадывать его. Здесь не нужно делать Крещатик или Невский проспект. Тут должен быть свой Королевский замок. Я не к тому, что нужно его восстанавливать полностью. Я плохо знакома с его историей и с археологией, поэтому не могу точно сказать. Но что-то должно быть.

— И можно сделать так, чтобы площадь не потерялась на фоне Дома Советов. Если Дом Советов одеть в новую рубашку, привести его в порядок, то это будет совсем другой вид. Можно, например, сделать верх зеркальным, и тогда здание сольётся с небом, исчезнет, оно будет отражать небо — то серое, то синее, то снежное. Да и люди не будут все время смотреть вверх. Я бы, кстати, построила хорошие высокие пассажи. Это очень европейский приём, причём удачный для сырого северного климата. В Милане есть пассаж, я совершенно в него влюблена, там очень высокие потолки, очень широкие улицы, там стоят кафе, некоторые даже с зонтиками. Создана очень уютная атмосфера, и никому даже в голову не приходит, что рядом возвышается громадный Миланский собор. Я бы такое пространство здесь обязательно сделала. Самое главное — создавать места, где люди могли бы проводить время круглый год, а не только в хорошую погоду.

0NV_4573.jpg

Про зелень

— У вас, конечно, зелень потрясающая. Такая богатая, такая счастливая зелень. Это такое богатство — не угнетённая зелень, на свежем воздухе, у реки. У нас в Москве все деревья угнетённые. Они не дышат. Что мы ни посадим сейчас в Москве, всё погибает, понимаете? Вот в этом году решили озеленить Тверскую улицу. Поставили гигантские гранитные ящики, засунули в них какие-то маленькие одинаковые чахлые деревца. Они постояли лето, сейчас их выкапывают, потому что они все погибли. А вместо них собираются сажать туи. Но туи, как сказали, тоже не навсегда: зимой туи выкопают и посадят ёлки. А что там будет весной уже и представить сложно. Анютины глазки? А видели бы вы эти тумбы из полированного гранита — страшное зрелище, маленькие мавзолеи для зелени.

— Так получилось, что я дважды была во Флоренции. В марте месяце, когда ни одного листочка ещё не было нигде зеленого. А потом в августе, когда Флоренция утопала вся в цветах. Всюду стояли такие большие глиняные горшки с сезонной зеленью. И они явно ведь её куда-то увозят, всё-таки глиняные горшки — это не гранитный монолит. Европа тоже страдает без зелени, но находит возможность украсить и оживить город.

Про городскую среду

— Знаете, что меня смутило в Калининграде? В городе категорически нет политики равных возможностей, совершенно ничего не делается для людей с ограниченными возможностями. У нас уже все тротуары скосили, пандусы поставили везде, чтобы можно было ездить с коляской. У вас же город совсем не приспособлен для инвалидов. Я так и сказала вашему вице-премьеру.

— Во-вторых, меня очень смутили машины: они почти не притормаживают. Даже в нашей азиатской Москве я уже хожу безбоязненно через дорогу. Все давно поняли, что дешевле слегка притормозить, чем потом всю жизнь расхлёбывать. Плохо, когда такой вот Московский проспект открыт, и по нему летят машины с огромной скоростью. Я бы советовала сделать каждые 200 метров по светофору в центральной части города, сузить проезжую часть для того, чтобы каждый из водителей подумал, надо ли ему вообще там ехать или он поедет по объездной дороге. Надо менять психологию водителей. Ну и вашему Московскому проспекту нужен дублёр, мы только об этом три дня и говорили. К Чемпионату в любом случае властям придётся что-то решать, потому что город не соответствует европейским стандартам. Расположен в центре Европы, а стандартам не соответствует.

— Я не знаю, насколько у вас активные жители, насколько активно общество. Есть ли какие-то объединения, общественные движения, собирают ли подписи, выступают ли. У нас каких только сообществ сейчас нет. И они имеют реальное влияние. Они собирают доказательства своей правоты, заказывают какие-то исследования, расчёты, которые город не считал нужным делать, и меняют обстановку. Общество должно активизироваться, чтобы жить в благоустроенном комфортном городе. Это ведь очень важно.

Беседовала Татьяна ЗИБЕРОВА, фото — Виталий НЕВАР

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости