Города должны меняться: участница «Сердца города» об урбанистике и обществе

Все новости по теме: Сердце города
В середине мая в Калининграде собрались специалисты, которые должны сыграть важную роль в дальнейшем развитии нашего города. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» воспользовалась случаем и побеседовала с участницей конкурса «Сердце города» урбанистом Яной Голубевой, членом международной команды архитектурной компании MLA+ (Голландия) и НИУ ИТМО (Санкт-Петербург, Россия).

— Такие мероприятия (ознакомительный семинар для участников конкурса — прим. «Нового Калининграда.Ru») очень полезны, потому что на них есть возможность понять, как организаторы конкурса видят его цели, как видит их главный архитектор города. Сегодня мы услышали, что одна из целей — это совмещение исторических образов и образов современных. Мне было бы интересно разобраться в том, что из себя представляет современный Калининград. Сейчас есть перекос в сторону историчности, а хотелось бы понять, что современные горожане считают интересным в нынешнем городе Калининграде.

— Наработок пока никаких нет. Для меня и вообще для нашей команды первая задача — это понять цели этого проекта, для чего мы будем это делать. Мы хотим привлечь студентов, местных жителей, чтобы еще лучше понять этот вопрос. Понять то, для чего мы проектируем, а потом уже проектировать.

Яна Голубева

— У нас есть три месяца. Скорее всего,ближайший месяц мы посвятим именно пониманию цели, а потом уже перейдём к конкретике. Конечно, мы раньше участвовали в подобных проектах, но здесь в Калининграде уникальные условия. Задача такая большая и амбициозная, что сложно даже придумать программу, придумать, что нужно, понять, для кого всё это — для туристов или для местных жителей? Очень много наслоений и переплетений, с этим надо ещё поподробнее разобраться.

— Что касается общественных инициатив, всегда сложно просто начать. Как только что-то пойдет, людей много становится, но организовать что-то на начальном этапе всем страшно, всем кажется, что ничего не получится, особенно когда всё это делается без денег.

— Я считаю, что нам сейчас очень не хватает общественных движений, потому что в отличие от бюрократической машины они могут более мобильно и эффективно реагировать на современные задачи. У органов власти уже есть набор задач, который они выполняют рутинно. Им очень сложно выкроить время, выкроить ресурсы на то, чтобы посмотреть на ситуацию под новым углом. А общественные движения и объединения такую возможность имеют. Они могут подходить с совершенно новыми идеями и мыслями к решению вопросов. Мне кажется, это очень позитивно, и я вижу большой потенциал в том, что такие движения изменят ситуацию в больших городах.

— В советское время была классическая схема, когда был один заказчик в лице государства, и все наше градостроительство развивалось по достаточно понятным законам: был один заказчик, был понятный заказ и было решение. Сейчас мы находимся в точке формирования новой системы — как существовать в ситуации, когда много разных заказчиков: заказчик-государство, отдельные инвесторы и заказчик-общество. У каждого заказчика свои интересы, они, естественно, противоречивы. Тут важно наладить процесс, чтобы все эти интересы взаимоувязать и прийти к какому-то синергетическому общему результату. И мы находимся в построении этого процесса. Достаточно интересно, куда мы выйдем, но сейчас нам нужны модераторы этого процесса и какие-то фасилитаторы этого процесса, то есть те, кто поможет этому процессу осуществляться.

— Сегодня связи между бизнесом, властью и жителями практически не налажены, их нет. Ну, исторически так не сложилось. У нас не сложились институции, которые в Европе формировались 300 лет. Поэтому нам нужно быстренько наверстать, и как раз общественные объединения и даже просто какие-то личные инициативы очень в этом помогают. Я так вижу по тому, что сейчас происходит во всех российских городах. Действительно, есть эффект, хотя процесс идёт буквально три года.

— Такие институции стимулируют дискуссии в городе, стимулируют понимание вообще проблематики, то есть начинают задавать вопросы. Это вообще очень важный момент — задавать вопросы просто для того, чтобы выяснить, в чем же, собственно, проблема. Потому что все наши системы организации процессов, системы городского управления, они инертны, они все действуют так, как раньше было запущено по системе. И они не задают вопросы, что нужно строить. Строят дороги и строят, строят много квартир и строят. Всё как положено по заказу. Но они не задаются вопросами вне количественных рамок: что такое качество среды, образ города. У них нет такой функции, задавать себе эти вопросы. В этом плане общественные инициативы, мне кажется, очень полезны, городские власти должны их поощрять, если хотят развивать город.

— Сегодня в мире люди становятся более мобильными, и города начинают конкурировать между собой за людей. Мы видим это в российском масштабе, в международном масштабе, люди просто переезжают. И уезжают наиболее активные, наиболее интересные, то есть те, которые могут что-то сделать, в том числе заработать деньги для города. И если город хочет оставаться на плаву, ему нужно предлагать такому человеку какие-то условия, интересную среду для проживания, интересные возможности самореализации. Если города найдут такие механизмы, они будут успешны. Я думаю, у Калининграда есть все изначальные предпосылки для этого.

Яна Голубева

— Думаю, волна интереса к городскому планированию связана с формированием нового поколения. Есть уже поколение, которое родилось вне Советского Союза, люди стали больше ездить, очень многие учатся за границей, и просто меняется схема мышления. Люди начинают задавать вопросы, почему там у них работает, а у нас здесь не работает, и так далее. Вопросы, которые касаются города, достаточно базовые и касаются всех. Всем хочется жить интереснее, разнообразнее и удобнее. И поэтому такие вопросы очень быстро объединяют вокруг себя людей. Как только появляется какая-то проблема, какое-то предложение, оно может мобилизовать население.

— Я считаю, что основной целью данного конкурса является не набор каких-либо архитектурных идей, а, скорее, выработка ценностных приоритетов: что более важно, что менее важно. Мы должны закончить выработкой определённых правил, по которым город должен будет развиваться в дальнейшем, и уже всем, кто будет участвовать в этом развитии, будут понятны правила игры. Будут понятны и инвесторам, и жителям. Когда есть определенные сформированные правила игры, обычно это привлекательно для тех инвесторов, потому что им понятно, на какие условия они идут.

— Перспективы реализации — это очень абстрактно; важно, чтоб у города появилась четкая программа. Если город понимает, чего он хочет, то его шансы привлечь инвестиции намного выше, чем у городов, которые не имеют такой программы и такого понимания. Я вижу здесь важную задачу именно сформулировать то, каким город хочет себя видеть, и четко эту позицию выстраивать для всех участников развития города. Объяснить её всем, чтобы все с ней согласились, чтобы это не было какое-то там архитектурное решение чего-то, а чтобы это были правила, которые всех устроят.

— На самом деле то, что нам сегодня представили, это плод мысли последних 30 лет местных мыслителей, в том числе и архитекторов. Я уверена, что все думают в этом направлении, вопрос в том, чтобы это было правильно оформлено в документ. Потому что я уверена, что общее понимание в городе есть, но конкурс поможет его собрать с тех, кому есть, что сказать. И оформить потом документ, который позволит городу это понимание воплотить. У многих интеллектуалов есть такое свойство — они живут в иллюзиях, и они уже себе это всё представили в своей голове. А теперь важно, чтоб пришел человек, который сможет всё это продвинуть дальше.

— Обычно мы стараемся понять место — какие есть в нем существующие особенности, как их можно подчеркнуть, то есть что можно и что нужно сделать, чтобы регенерировать качество этого места. Может, добавить то, что пропало, или то, что отсутствует, но не ухудшить. Калининградский контекст — это отдельная тема. Здесь больше работы с ментальными образами, с образами Калининграда, чем с конкретикой объектов. Мы будем думать о том, как сформировать образ будущего Калининграда.

— Я думаю, что здесь очень важен свежий взгляд. Каждый раз, когда ты приезжаешь в новое место, у тебя повышен уровень адреналина в крови, энтузиазм, и ты с большей вероятностью генерируешь какие-то предложения. Ты что-то увидел, что-то услышал, что-то придумал. Этого достаточно для того чтобы вынести эти идеи на дальнейшее обсуждение, но не достаточно для того, чтобы сказать: «Вот это то, что мы будем делать». Думаю, конкурс даст такую почву для дальнейших обсуждений. Главное, наметить правильный путь, потому что все эти конкурсные материалы могут реализовываться еще в течение ближайших 30 лет. И важно определить, с чего начать, что самое важное. Не что легче всего сделать, а что самое важное. Надеюсь, мы сделаем это вместе.

Текст — Татьяна ЗИБЕРОВА, фотографии предоставлены Яной ГОЛУБЕВОЙ.

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости