«Сволочи!»: как мэр на набережной Трибуца плитку ковырял и коляску таскал

Александр Ярошук

Глава города Александр Ярошук решил не отставать от журналистов, горожан и собственных подчинённых, которые уже успели всласть потоптать свежую набережную Трибуца, и в четверг удостоил своим визитом объект, дабы лично убедиться, что всё в порядке. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» составила компанию мэру, послушала, как весело стучит плитка под колёсами велосипеда, и узнала о хитром плане защиты от вандалов с помощью забора.

Решение добраться до набережной на велосипеде оказалось наиболее верным: «музыкальная плитка» на предполагаемой велодорожке и чрезвычайная узость оной добавили некой свежести в восприятие нового объекта благоустройства. Предполагаемой — потому что разметки на дорожке всё ещё нет, поэтому встретить там можно кого угодно, кроме велосипедистов, на которых неспешно прогуливающиеся горожане смотрят, мягко говоря, не очень дружелюбно. Пешеходов тоже можно понять, для них узенькая велодорожка — единственный способ передвижения поверху, так как дороги ещё нет (вместо неё щебень и ямы), тротуар короток и разбит, а спусков на набережную всего 4, причём у центрального возле детской поликлиники отсутствует пандус.

Впрочем, главе города узнать обо всём этом на собственном опыте явно не светило — мэр выехал на объект на автомобиле и, следуя примеру губернатора, ощутимо опаздывал. Ожидающая Александра Ярошука делегация разделилась на две группы: наверху возле пандуса скучали муниципальные служащие, представители общественного совета при главе города, а также помощники и пресс-секретари; внизу у парапета сгрудились журналисты: кто-то просто общался с коллегами, кто-то уже вовсю брал комментарии у прохожих. Один из местных жителей с удовольствием перечислял ошибки и недочёты, неподалёку представитель компании-подрядчика Алексей Ветров рассказывал о том, что в апреле объект планируется уже передать службе заказчика. «Доделываем все недоделки, у нас люди там, на земле, на траве сейчас трудятся, на клинкере — переделывают», — вещал Ветров, попутно споря с недовольным калининградцем о качестве местного грунта.

«Да я сам отсюда 30 бомжей вывез!», — разошёлся подрядчик, говоря о том, как радикально изменилась местность со строительством набережной.

«Сколько бомжей?», — уточнила одна из журналисток.

«Ну я так образно сказал, не считал, но много», — смутился Ветров. — Всё в бутылках <было> — наверное, машин 10 вывез бутылок, и шприцов непонятно сколько…»

«Шприцы и бутылки?» — заинтересовалась другая представительница СМИ.

Через пару минут к этой атмосфере радушия и веселья присоединился и глава Калининграда. Вся процессия, наконец, двинулась гулять по набережной. Ярошук о чём-то негромко переговаривался с подрядчиком, время от времени отвлекаясь на какие-то элементы окружающего пространства с разными вариациями вопроса «А это что такое?».

Делегация немедленно обросла любопытствующими и вопрошающими. Если первые просто молча присоединялись к процессии, то вторые обращались с вопросами непосредственно к главе города. Например, пожилая женщина пожаловалась на стоки канализации. «Да знаю я, что там канализация», — махнул рукой мэр. И рассказал, что это стоки крупного застройщика, с которым администрация нынче в судах. «Мы уже выиграли. Чуть-чуть осталось», — успокоил старушку Ярошук. И тут же переключился на территорию католического прихода, чей забор вплотную подходит к набережной. Поручил выяснить, чья земля и как бы так сделать, «чтобы они отдали этот кусок и сделали стоянку для города».

Подойдя к рабочему, перекладывающему плитку, мэр навис над ним, рассматривая рабочий процесс. «Плитка разгулялась тут, — пояснил Ветров. — Они сейчас стяжку снимают, от мороза лопнула. Сейчас он её сбивать будет и по новой выкладывать».

«Видишь, он её на песок укладывает», — прокомментировал работу мэр. И со словами «Ну-ка, дай сюда» забрал у рабочего мастерок и принялся сам ковырять плитку.

«Это смесь уже», — заверил подрядчик.

«Хорошо», — кивнул глава города, вернул инструмент рабочему и продолжил шествие. Под крики чаек процессия двинулась дальше. Кое-где глава города останавливался, уточнял что-то, благодушно кивал и шёл дальше. Кое-где подрядчик и представители МКУ «УКС» загодя обращали внимание высокопоставленного гостя то на гофрированные трубы для системы «Безопасный город», то на температурные швы на парапете, то на уклон плитки, каждый раз поясняя, что именно так всё и было задумано.

6caa7ceac23bedbb09a396adedf67c6a.jpg

«А это что у нас такое?» — подковырнул мэр трещину на лавке. Алексей Ветров со вздохом пожаловался на калининградцев, которые, не стесняясь, сокращают путь через газон и прыгают по лавкам, ломая их. «Я уже не знаю, что делать — я менял их, менял, но ещё буду менять, конечно, — посетовал подрядчик. — Все говорят, почему нет дорожек? Да какие дорожки?! Это набережная!».

«А вот там вот что такое?» — обратил внимание Ярошук на чахлые деревца, украшающие незасеянные газоны.

«Тут 12 видов деревьев и всевозможных кустарников», — пояснили ему.

«А у вас по проекту?» — строго спросил мэр.

«По проекту всё! Всё как было нарисовано, так и посадили», — заверили его.

Идею спасения скамеек, газона и посадок от нехороших горожан, которым не хватает спусков, подсказал главе города Алексей Ветров, предложивший поставить на набережной забор как в Новороссийске и сделать входы на спусках. Мэру эта идея явно понравилась. «Там огородили, и не побежишь, куда хочешь, потому что вот есть входы, вот там и заходи. А у нас же народ — вот он, будет носиться», — глубокомысленно заметил Ярошук, рассматривая свежепротоптанные тропинки. 

Возле поликлиники глава города поднялся к детской площадке, на которой, невзирая на дождь, было не протолкнуться. Увидев делегацию с мэром во главе, дети отвлеклись от раздирания карусели на части и с интересом уставились на пришельцев. Александр Георгиевич, широко расставив ноги, с отеческой улыбкой воззрился на куча-мала, облепившую карусель. «Нравится?» — тоном радушного хозяина спросил мэр. «Даааа!» — раздался в ответ недружный вопль. В плотную кучу, деловито прошлёпав по мокрому песку, покрывающему площадку, влезла серьёзная девочка на роликовых коньках. «А песок у нас так и останется?» — не прекращая широко улыбаться, спросил у сопровождающих мэр. «Нет, тут у нас покрытие будет», — ответили ему.

Не успел Ярошук спуститься обратно на набережную, как к нему обратилась молодая женщина с коляской: 

«Александр Георгиевич, извините пожалуйста. Я вот мамочка, с коляской, здесь поликлиника, — сообщила она. Мэр благодушно кивал и улыбался. — Помогите коляску поднять. А то, понимаете, две лестницы есть…»

«А я с вами согласен», — игриво ответил глава города и схватился за коляску.

«О чём думали строители, когда делали проект?» — спросила молодая мама.

«Сволочи! Давайте я вам сейчас…», — ответствовал ей мэр. И уже с лестницы отыскал глазами в толпе подоспевшего главу комитета архитектуры и строительства. «Крупин! Кто делал проект…», — продолжение речи затерялось за дружным смехом всех собравшихся и детскими криками про жабу на метле.

Дождь стал уже совершенно невыносимым, поэтому дальше мэр предпочёл быстро ответить на вопросы журналистов, предварительно вызвонив себе зонт и попросив подогнать машину поближе. Среди недоделок набережной Александр Ярошук отметил всё ту же несчастную плитку и отсутствие газонов. Пообещал заняться пандусами на съезде возле поликлиники, разметкой на велодорожке и установкой забора вдоль набережной. Урны, по словам мэра, должны прибыть в город уже 10 апреля. Вопрос, почему велодорожка сделана такой узкой, что на ней невозможно разъехаться двум велосипедистам, Ярошук сначала предложил задать проектировщику, а затем жизнерадостно ответил: «Да ладно, наши велосипедисты разъедутся!».

«Не разъезжаются уже, сталкивают и падают», — сообщили журналисты.

На помощь главе города поспешил Артур Крупин, подсказавший, что велодорожка расположена на границе с придомовой территорией, поэтому расширить её не получится.

«То есть изменений не будет?» — грустно спросили журналисты

«Изменений не будет», — твёрдо ответил Ярошук.

«А в сторону газона?» — предположили журналисты.

«Невозможно», — ещё тверже сказал мэр. А затем скрылся под подоспевшим зонтом и покинул пройденную до середины набережную, оставив общаться с подрядчиком и журналистами своего простуженного заместителя.

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости