Московские урбанисты: у вас есть всё для идеального зелёного маршрута

Фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru»
Все новости по теме: Город

«Недвижимость Нового Калининграда.Ru» поговорила с организаторами проекта «Вал, водное кольцо Кёнигсберга», первый этап которого прошёл в городе на минувшей неделе. Сотрудники московского архитектурного бюро «Green Design Society» рассказали о том, что их заинтересовало в Калининграде, почему не следует торопиться с реконструкцией «Зелёного пояса Шнайдера» и чем Калининград похож на Дублин.

2.jpg


Соня Гимон, куратор проекта «Вал, Водное кольцо Кёнигсберга», сотрудник архитектурного бюро «Green Design Society».



1.jpg


Ник Батлер, архитектор, основатель бюро «Green Design Society».

«Этого уже достаточно, чтобы сформировать идеальный зелёный маршрут»

Соня Гимон: На самом деле эта история с двух сторон развивалась — есть Центр современного искусства и архитектуры в Стокгольме, они два года назад начали культурную программу «Балтийские измерения», которую проводили в Риге. Я вместе с ними работала и занималась исследованиями каких-то тем, которые было бы интересно поднять в рамках этой программы, и как-то потенциально мы думали о Калининграде.

С другой стороны, эта идея связана с нашим бюро в Москве, в котором мы работаем вместе с Ником, мы участвовали в двух конкурсах в Калининграде, второй из них был по территории Паркового ручья, и мы заняли там третье место. Но мы сконцентрировали там своё внимание в основном не на том участке, который был предложен, а на всей водной структуре города, стали подробно изучать и тогда обнаружили эту невероятную историю, что весь город огибается помимо фортификационного рва Парковым ручьем и что все вместе это образует кольцо вокруг Старого и Нового города.

Мы стали это изучать, приезжали сюда, ходили, обсуждали, что бы такого сделать, чтобы как-то помочь тому, чтобы это пространство включилось в город, поскольку оно уже обладает всем, что нужно, оно уже безумно красивое, оно уже наполнено исторически и культурно, особенно потому, что вдоль него располагаются все эти музеи и культурные институции — Музей янтаря, ГЦСИ, Королевские ворота, Закхаймские ворота. Этого уже достаточно, чтобы сформировать идеальный зелёный маршрут вокруг города, но вместе с тем есть и очень много проблем. И корень всех этих проблем, как нам показалось, лежит в отсутствии понимания, что этот маршрут существует, что эта территория существует. Это хорошо было видно сегодня, потому что многие оказались впервые в этом месте. Получилось, что мы приехали из Москвы показывать Калининград. Такое смешное ощущение.

Получается, что многие там не были, потому что все эти пространства выключены из городской жизни. И мы решили, что мы начнем именно с того, что попробуем создать некую культурную платформу для диалога. И сейчас это первый шаг. Мы открыли сайт, чтобы было место, куда можно зайти и опубликовать что-то, что у них уже накопилось, связанное с этим кольцом, мы опубликовали там уже несколько статей, которые описывают эти места еще в кёнигсбергские времена, опубликовали перевод статьи мэра Кёнигсберга, который был первым, кто придумал сделать именно Парковое кольцо из бывшего оборонительного кольца, и так всё это постепенно пришло к тому, что мы решили сделать. С одной стороны, это профессиональный семинар: мы просто пригласили всех, кого нам рекомендовали, кто каким-то образом профессионально связан с этой темой — будь это экологи, представители культурных организаций, журналисты. И помимо этого мы решили сделать серию публичных лекций даже не о вальном кольце, а о разных средах, которые составляют это кольцо.

Ник Батлер: Наши отношения с Калининградом начались чуть больше года назад, когда мы побывали здесь, чтобы принять участие в конкурсе «Сердце города». Но в предыдущей профессиональной жизни в другой компании мы здесь немного работали в начале двухтысячных над небольшими проектами. Сегодняшние наши взаимоотношения с Калининградом начались как раз с работы над мастер-планом по «Сердцу города». Вскоре после этого мы приняли участие в конкурсе на концепцию Паркового ручья. С тех пор мы уже много раз приезжали в Калининград, и я тут то ли в четвертый, то ли в пятый раз. Мы уже не в первый раз гуляем по этому маршруту от Преголи до Преголи.

Наша работа над Парковым ручьем подразумевает включение потом этой территории в «Вал». Сам процесс конкурса — это было частью работы. Цель конкурса была, чтобы люди узнали об этой территории, как нам рассказывали организаторы конкурса, и то, что мы сейчас делаем, это же во многом связано, и всё это часть одного процесса — диалога между обществом и городом, и, опять же, это часть одной территории. И успешная архитектура должна существовать с пониманием внешнего контекста, а не только в каком-то маленьком отрезке, который может предлагаться конкретным проектом.

MIL_1834.jpg

«Пока что чёткого плана у нас нет, мы абсолютно свободны»

Соня Гимон: У нас нет чёткой программы на следующие несколько лет, и одна из целей этого семинара была как раз придумать эту программу, придумать, что нужно делать в первую очередь. И конечно, у нас есть свои идеи, по поводу того, что можно было бы сделать некий фестиваль кольца, например, то есть некую неделю иди день, когда во всех этих местах будет что-то происходить, и каким-то образом будут заманиваться люди в этот ландшафт. Но мы, естественно, не возьмем на себя смелость это делать в одиночку, это неинтересно. Если в результате этого общения и этой платформы что-то получится, и люди загорятся желанием или идеей каким-то образом придумать, как можно высветить этот маршрут на карте города, то отлично. Если, например, придумается какой-то другой способ, то будет по-другому. Первым физическим результатом будет книга, которую мы ходим сделать по результатам, и я надеюсь, что во время следующего нашего приезда каким-то активным мероприятием будет презентация этой книги и еще какие-то другие события, которые как-то вернут нас к этой теме. Но пока что чёткого плана у нас нет, мы абсолютно свободны.

Как только к территории привлекается внимание, сразу появляется некая активность вокруг нее, и, естественно, нам бы хотелось, чтобы в будущем это привело к тому, чтобы появились и физические преобразования. Но мы знаем, что когда физические преобразования появляются на самом деле, до самой идеи и до понимания ценности, они часто ведут к разрушительным результатам. Мы этого очень не хотим и поэтому мы целенаправленно все делаем достаточно медленно и не торопим события. Мы не хотим, чтобы через год началась реконструкция вального кольца и всё полностью поменялось, мы хотим, чтобы это был постепенный процесс с осознанием, зачем это нужно, что из этого ценно для Калининграда, и что из этого жители и профессиональное сообщество уже считают своим и так далее.

Возможно, решение не в каком-то глобальном одном большом градостроительном проекте, может, решение в каких-то небольших вещах, которые исходят непосредственно от институций, которые находятся на кольце, то есть можно начать со своих территорий, как это сделано в «Воротах» — они начали со своей территории. Конечно, это пока не повлияло на всё, но это что-то.

«Мы следуем по воде»

Соня Гимон: Конечно, хотелось бы замкнуть это кольцо, но мы решили, что для начала нужно сконцентрировать внимание на северной части, она же самая простая для понимания. Даже когда мы ходили по Парковому ручью, это уже было довольно сложно — некоторые части находятся под землей, всё это слишком пересечено с городом, и нужно серьёзное усилие, чтобы осознать цельность маршрута. А часть на юге ещё более раздроблена, хотя часть в Южном парке довольно простая, потому что это единая территория единого парка. Конечно, в итоге нам бы хотелось задействовать все, но мы решили начать с чего-то более понятного и имеющего более быстрый потенциал.

Мы сознательно сосредоточили своё внимание не на чисто вальном кольце. Нам кажется, это важно — не зацикливаться на истории и историчности этого объекта, а больше сконцентрироваться на современном его состоянии. Мы считаем, что всё вместе — это новое Водное кольцо Калининграда, поскольку в него попадает Площадь Победы и новый центр, это более актуальная территория. А те водные ресурсы, которые остались в Парке Победы, они уже не формируют кольцо. Мы взяли за основу не ландшафт, а воду, мы следуем по воде. Вальное кольцо — это же тоже очень условно, от валов уже мало что осталось.

MIL_1816.jpg

В другом городе я начал бы с того же самого

Ник Батлер: Первая связь с «Сердцем города» — это работа в одном и том же городе. И во-вторых, мы все хотим иметь лучшие результаты для города. Мы общаемся, и события вроде этого дают возможность обменяться взглядом на проблему. Я говорил на семинаре, что всегда есть некое преимущество в том, чтобы иметь каких-то приезжих людей вроде нас, потому что у нас немного другой взгляд из-за того, что мы не смотрим на город изнутри. В итоге на самом деле всё равно мы стремимся к чему-то похожему, но, возможно, у нас немного разный стиль. Но градостроительные принципы и принципы урбан-дизайна всегда используются нами для анализа и понимания компонентов, которые составляют среду. Если бы я этим занимался сейчас в другом городе, то начал бы с того же самого.

У нас есть опыт работы над мастер-планом Дублина, причем два раза с разницей около 20 лет. В Дублине, для сравнения, живут около миллиона человек, но он тоже, в основном, базируется на реке, и наша работа во многом была связана с возрождением порта и территории вдоль реки. И там было тоже много работы, связанной с переосмыслением каких-то заброшенных территорий с помощью, в том числе, культурных функций.

Мы каждый проект рассматриваем, как экологический проект, в том смысле, что все проекты должны следовать принципам устойчивого развития. Мы не видим экологию, как некую отдельную составляющую проекта, она должна быть внедрена в любую концепцию.

Соня Гимон: Конкурсное предложение по «Сердцу города» — это была совсем другая история, работа над огромной территорией. Это не то, чем мы занимаемся сейчас. Но сознательно у нас была идея озеленения эстакадного моста, и для нас это было очень важно — не с точки зрения сохранения Эстакадного моста, а с точки зрения того, что необязательно всё разрушать, а можно просто внести в экологическую систему города. И с этой точки зрения пошли наши анализы города.

Ник Батлер: Мы не участвовали в новом конкурсе. Мы не можем компетентно оценить результаты, потому что подробно не читали техническое задание и не знаем, на какие вопросы отвечали конкурсанты, но поверхностно нам кажется, что там были интересные идеи.

Соня Гимон: Получается, что мы разошлись двумя путями, потому что как раз занимались этим проектом и упустили развитие конкурса.

Фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости