Общество без морали: режиссёр «Аномии» о независимом кино и современной жизни

Фото предоставлено собеседником.

Фильм «Аномия» российского режиссера и писателя Владимира Козлова, снятый в Калининградской области, получил специальную награду Варшавского кинофестиваля и был неоднозначно воспринят зрителями. В начале ноября микробюджетную независимую киноработу о молодых людях без моральных ориентиров покажут в арт-платформе «Ворота». «Афиша Нового Калининграда.Ru» пообщалась с режиссером, сценаристом и продюсером фильма «Аномия» и узнала, что значит жить в эпоху информационного хаоса.

О творчестве и независимом кино

Документальная проза — это несколько другое, у меня просто проза, но достаточно жесткая, показывающая жизнь не только с какой-то там благополучной и красивой стороны. Наша жизнь далеко не благополучная, далеко не гламурная, красивая, раскрашенная, блестящая. Жизнь жёсткая и достаточно грязная. Стоит лишь посмотреть на сообщения новостных агентств.

Каждый видит творческую задачу по-своему. Кто-то, возможно, предпочитает говорить о чём-то абстрактном или выискивать что-то нейтральное или красивое. Я считаю, что задача писателя, режиссера — говорить о проблемах, о том, что его волнует. Одна из главных проблем, которая волнует меня, — отсутствие каких-либо моральных ориентиров. Особенно это касается молодого поколения. Во-первых, потому что оно живёт в обществе, которое им даёт какие-то очень противоречивые сигналы или часто просто непонятные. Во-вторых, оно живёт в реальности информационного хаоса: соцсетей, дезинформации, пропаганды, чего-то еще. В результате многие молодые люди в современной России абсолютно дезориентированы. Они не очень понимают, куда движутся, как, почему и что им нужно делать.

Несколько лет назад, когда я начал заниматься кино, я брал за основу собственную прозу. Два моих предыдущих игровых фильма сняты по написанным ранее повестям. То, чем я занимаюсь, это сто процентов независимое кино. В нашем случае это фильм, который снят вне киноиндустрии. Нет никаких кинокомпаний, которые давали бы нам деньги, тем более нет государственного финансирования. Мы сняли фильм с продюсерами за собственные очень скромные деньги.

С одной стороны, сейчас время гораздо более благоприятное для независимых фильмов, потому что десять-двадцать лет назад за такие деньги, как сейчас, снять фильм просто было невозможно: плёнка стоила дорого, обработка — тоже. Сейчас же можно снимать на цифровые камеры, которые сравнительно недороги. Сейчас появилось больше возможностей, но при этом сложно сделать так, чтобы тебя услышали, чтобы фильм дошел до зрителя. Фильмов снимается огромное количество, попасть в официальный прокат независимый фильм практически не может. Всё, где мы можем показывать наш фильм, — это фестивали либо премьерные показы в разных городах. Ну, и опять же люди, которые берутся за такое кино, по-своему безумцы, энтузиасты, потому что у нас нет денег для того, чтобы платить команде.

kinopoisk.ru-Anomiya-2755673.jpg

О прогосударственных деньгах речи быть не может, потому что государство даёт деньги киноиндустрии, мы же принципиально работаем вне неё. Независимые проекты должны быть такими, которые не могут сниматься за государственные деньги. Поэтому мы можем поднимать какие-то вопросы, которые другие режиссеры и продюсеры поднимать не хотят и делают безопасное, нейтральное кино.

О молодежи

Главное отличие молодежи моего времени от современной в том, что я жил во времена какого-то дефицита, нехватки, а сегодняшняя молодежь живет скорее в состоянии изобилия развлекательного контента: фильмов, музыки. Всё это есть в интернете, всё это бесплатно или практически бесплатно. С одной стороны, это очень хорошо и круто, я завидую в этом смысле сегодняшним молодым. А с другой стороны, такое изобилие делает человека поверхностным, оно не учит ценить то, что у тебя есть. Информационный хаос делает человека подверженным дезинформации, пропаганде и тому подобному. Многие молодые люди не привыкли думать своей головой, делать какие-то выводы. Например, даже в том изобилии музыки и кино они не хотят разбираться, они хотят, чтобы им обязательно кто-то что-то порекомендовал, и чтобы это обязательно понравилось.

kinopoisk.ru-Anomiya-2824305.jpg

Массовые субкультуры, как хиппи, или панки, или позднее эмо исчезли, время их прошло. Многие из них основывались на каком-то стиле музыке, сейчас же музыка сильно дробится. Музыкальных стилей не десятки, а сотни — огромное количество нишевых артистов, и у каждого есть какой-то свой круг слушателей. Развитие моды привело к тому, что то, что десять лет назад было каким-то особым атрибутом, сейчас продаётся в любом молодежном магазине.

Сейчас, чтобы выделиться, уже не обязательно чувствовать себя неформалом, пытаться присоединиться к какой-то субкультуре. Если захотеть, можно всё купить в обычном магазине, и все к этому привыкли. Был такой период, когда после многих лет жизни в СССР, где было всё жёстко регламентировано, всё стало можно. И какая-то часть молодых людей стремилась выглядеть по-другому, только часть, потому что большинство всегда хочет быть таким как все. Сейчас это уже не важно, не актуально, на это никто не обращает внимания. Никаких крупных массовых субкультур не будет.

О выборе локации для съёмки и фильме «Аномия»

«Аномия» — это абсолютно оригинальный сценарий, все было написано специально для этого фильма. Слово «аномия» — это такой социологический термин, который означает отсутствие моральных ориентиров. Да, я считаю, что современное российское общество не имеет моральных ориентиров: ни государство, ни какие-то религиозные организации этих ориентиров не дают. И когда молодые люди, может быть, какая-то часть, всегда живут только лишь эмоциями и инстинктами, это приводит к трагедии.

Моя модель работы — проводить съемки в разных городах. Поскольку я не хочу работать в индустрии, я приезжаю в какой-то город, где своей киноиндустрии нет, но в любом случае есть талантливые люди, которые хотят заниматься кино. Так был снят мой первый фильм «Десятка» в Челябинске, потом фильм «Кожа» в Тольятти.

Почему Калининград? Потому что мои продюсеры Нелли Муминова и Александр Егай, с которыми мы знакомы давно и когда-то обсуждали такие проекты, живут сейчас в этом городе. Естественно, просто так приехать в город, подготовить и снять полный метр невозможно. Плюс ко всему Калининград — это достаточно интересная фактура — это город, в котором перемешано немецкое прошлое, и советское прошлое, и постсоветское настоящее — всё это в нём есть, всё это достаточно интересно визуально.

Я был до съёмок в Калининграде один единственный раз — более двадцати лет назад — в 1992 году. Конечно, город значительно изменился, я его практически не узнал, когда приехал в ноябре прошлого года на съемки. Много времени прошло, я ещё был в нём на исходе советской эпохи, а попал уже в совсем другой город. Но в принципе то впечатление, которое было, оно в самом каком-то общем смысле сводилось к тому, что снимать в этом городе будет интересно. Я не ошибся.

Для съёмок я никого не привозил с собой — это принципиальная позиция. Если я снимаю в каком-то городе, то, кроме меня, вся команда и актёры должны быть местными. Был объявлен публичный кастинг в социальных сетях. Люди, которые были заинтересованы в том, чтобы попробовать себя в кино, писали мне, мы общались по скайпу, затем я предлагал роли. Проблем с этим не возникло. У меня не было цели брать только профессиональных актёров, то есть это были театральные актёры с опытом кино, для некоторых это были вообще первые съёмки.

У нас было около десяти съемочных дней во второй половине ноября прошлого года. Это, конечно, достаточно экстремально для полнометражного фильма, пусть и сравнительно короткого. Работали в очень жёстком режиме. Это не значит, что если микробюджетный фильм, то мы сядем в какой-то одной локации и станем снимать. Ни в ком случае. Мы постоянно перемещались, использовали, наверное, несколько десятков разных локаций. Естественно, график двигался в зависимости от доступности локаций, но за сколько планировали снять, за столько и сняли.

Как и ожидалось, реакция на фильм неоднозначная, кто-то категорически за, кто-то категорически против, но критические отзывы были достаточно положительные. Ни в коем случае не хотелось делать фильм, который бы понравился максимальному количеству людей. Если бы была такая задача, то это бы было другое кино и, наверное, не в рамках независимого кино. То есть это фильм, задача фильма — людей встряхнуть, подтолкнуть к каким-то размышлениям. Ясно, что не всем это понравится.

Текст — Анастасия Светогор, «Новый Калининград.Ru», фото — из личного архива собеседника, а также кадры из фильма «Аномия».

Комментарии к новости