«Номер Один Awards»: почему калининградская музыка больше не собирает залы

Редактор «Афиши Нового Калининграда.Ru», посетивший в прошедший четверг региональную премию, размышлял о том, возможно ли снова, как в девяностых, привить калининградцам любовь к музыке родного города.

Если вкратце, то предыстория такова. Есть радиопрограмма «Номер Один» — хит-парад, который существует с 1995 года. На момент своего основания он был чуть ли ни единственным способом узнавать о региональной музыке. Чарт с интересом слушали, а дозвониться по телефону, чтобы отдать голос за песню, было практически невозможно — заветный номер набирал одновременно, кажется, весь город (особо сентиментальные фанаты наверняка вспомнят и его цифры: 22-88-10). Затем передача обзавелась аудиосборниками, концертами и собственной премией. В последний раз она проводилась пять лет назад в Центральном парке.

Нынешняя церемония задумывалась, чтобы познакомить калининградцев с обновлённым поколением артистов, полностью сменившемся за время отсутствия, говорил накануне ведущий Александр «Саныч» Исаев. Было объявлено девять номинаций, в интернете шло голосование за победителей, за концертную часть поручено было отвечать двум местным группам. Для привлечения дополнительной аудитории пригласили выступать швейцарский коллектив «Carrousel», играющий французский уличный шансон.

Увы, собрать целую «Вагонку» калининградской музыке в 2015 — не по силам. Знакомиться с её последними достижениями пришло всего человек 200. Понятно, что сейчас не «навсегда 1999-й», и не приходится рассчитывать на появление второй «Плохой» «Гитар Stereo» (ну, или хотя бы чего-то такого же хитового, как, скажем, «Модели» группы «Лаванда»). Но 200 «посетителей „Вагонки“» — это же как-то совсем неприлично мало. Тем более — для единственного в городе мероприятия, уделяющего внимание здешним артистам.

Вообще, у низкой явки может быть несколько причин. Первая — банальная: о премии за пять лет успели позабыть. И это неудивительно — в мире, где певица Леди Гага (которую ещё недавно называли новой поп-королевой) стёрлась из памяти, как только стоило ей записать провальный альбом. Вторая причина — то, что сами правила работы музыкальной индустрии поменялись. Как было раньше? «Номером один» являлась музыка: её слушали, о ней разговаривали, на неё ходили. Стоило в хит-параде появиться новому имени, повисеть в нём с месяц, можно было смело давать сольный концерт на «Вагонке» (ну, или, сплит-выступление с кем-нибудь делать). И народ бы его посещал — в городе появился новый артист, это же любопытно. Как происходит сейчас? Музыка перестала быть самоцелью. Она теперь, скорее, фон для жизни. Рождается новая группа, да и пусть себе рождается — чего мы там не видели. Исчезла потребность знакомиться с молодыми артистами. Вместо того, чтобы открывать новичков, люди ходят на трибьюты и напевают там песни, затёртые до дыр.

Так звучала калининградская музыка в конце девяностых: ролик на песню «Студентка» «Гитары Stereo» даже светился в эфире российского MTV; видео — youtube.com/user/turinzero

Третий фактор связан с отсутствием механизмов по оповещению потенциальной аудитории о местных героях. Кроме «Номер Один» ведь ничего нет. Те, кто слушал «ЛондонParis» и «Бигуди» — это уже не публика. Эти люди выросли, нарожали детей, ходят на серьёзную работу. Они так и останутся поклонниками песен «Жить вечно» и «Полюбить Гурченко», а новых им и не надо. Незачем им эти молодые музыканты, которые не пойми о чём пишут тексты — про гаджеты свои и хештеги. Как цель теперь надо рассматривать молодёжь. Но ей сейчас не до новых кумиров. Она слишком требовательная и не привыкла ходить на концерты — у неё хватает других забот. «С какой стати мы вообще будем слушать каких-то местечковых ребят?», — примерно так и думает о калининградской музыке среднестатистический студент. Круг замыкается: публика жалуется, что нет хитов, а артисты — что не для кого их записывать — на концертах, мол, по 20 человек в зале.

Выход из этой ситуации — один — пытаться целенаправленно повышать интерес юного поколения к музыке региона и взращивать новую аудиторию. Работать со студентами, устраивать один концерт за другим, разъяснять, что наличие развитой музыкальной культуры — это важный социокультурный показатель, улучшающий городскую среду. И пока такой практики нет, не будет ни хитов, ни аншлаговых выступлений с премиями.

Организаторы «Номер Один Awards», пошедшие по пути «кто, если не мы», безусловно заслуживают уважения в попытке привлечь внимание к проблемам местной сцены. И им потребуется ещё ни одна церемония, чтобы переломить ситуацию. Но судя по уверенному настрою Исаева, который в какой-то момент перестал скрывать свои эмоции насчёт полупустого зала (сказал со сцены, что решившие не приходить, мягко говоря, неправы), история награждений, несмотря ни на что, будет продолжена.

Впрочем, если не брать во внимание количественную неудачу, всё прошло вполне неплохо. Трио «The Cranzers» играло бодрый инструментальный сёрф-рок, под обаятельных швейцарцев охотно танцевала женская часть публики, рэперы «Южный Пакистан» качали так, что незнакомые с их творчеством сомневались, калининградская ли перед ними группа. Победители в номинациях искренне радовались наградам. Те, кто не проигнорировал мероприятие, в общем, должны были остаться довольны.

Победители «Номер Один Awards-2015»

«Песня года»: Alisa Geliss — «Dancing In The Rain»
«Группа года»: «The Cranzers»
«Гитарная группа»: «Индульгенция»
«Женский вокал»: Alisa Geliss
«Мужской вокал»: «Kelvin»
«Метал-группа»: «Edgecrusher»
«Открытие года»: «Wazzup»
«Хип-хоп-проект»: «Южный Пакистан»
«Электронная группа»: «Radiomun»

Cергей Маликов, редактор «Афиши Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости