Кругосветка — это дорого? Одному в море страшно? Интервью с яхтсменом-одиночкой

Владимир Маратаев в Дили — столице и крупнейшем порту Восточного Тимора
Владимир Маратаев в Дили — столице и крупнейшем порту Восточного Тимора

Калининградский яхтсмен Владимир Маратаев стал четвертым по счету россиянином, практически в одиночку совершившим кругосветное плавание. Его путешествие началось 19 июля 2016 года и благополучно завершилось 11 августа 2019-го. «Афиша Нового Калининграда» поговорила с мужчиной о страхе перед морем, особенностях восприятия слова «яхта» в России и за рубежом, возможности посмотреть мир во время кругосветки и общей стоимости такого плавания.

— О кругосветном плавании мечтает любой яхтсмен. Человек так устроен: ему хочется чего-то недостижимого. Я стал четвертым россиянином (по некоторым подсчетам — пятым), который обошел вокруг света в одиночку.

Страх перед морем всегда есть. Я профессиональный моряк и знаю, что в море всегда страшно — даже если ты идешь на большом судне с двигателем мощностью в десятки тысяч л.с. Если в большой шторм двигатель заглохнет, а судно без груза, то до того, как оно будет опрокинуто волнами, остаются считанные минуты. Погибает при этом весь экипаж, который не успел высадиться на спасательные шлюпки или плоты.

Я оказался на пенсии, не думая, что ушел на нее. Мы вышли из Норвегии и шли в Англию — там очень короткий переход, буквально одна ночь. Был шторм, и шли мы как раз без груза. Двигатель заглох, и запустил я его — а я был единственным механиком — в последний момент. Думаю, еще один удар волны на крен, и мы бы перевернулись. Побыл после этого месяц дома, потом пошел проходить медкомиссию перед новым контрактом — а сердце ни в какие рамки не влезает. Лечился очень долго. Вот так и потерял работу.

Во время кругосветки я боялся получить травму — такую, при которой невозможно выполнять физическую работу. Потому что яхта — это в основном физическая работа, нужно веревки тянуть и так далее.

«Бабушкин маршрут»

Вокруг света люди плавают давно, и все парусные маршруты составлены и описаны моряками — ничего изобретать не нужно. Я дошел до Канарских островов, подождал, пока наступит сезон идти из Канар на острова Карибского моря рекомендованным «колумбовским» путем — ничего сложного, это даже называют «бабушкиным маршрутом», подразумевая (и немного преувеличивая), что так могут ходить под парусом даже старушки. Затем я пошел на Панамский канал, где немного задержался, чтобы сделать визу для посещения заморских территорий Франции. Но когда я туда (Маркизские острова, Таити, Бора-Бора) пришел, оказалось, что визу можно было и не делать. А я из-за нее потерял два месяца — считай, сезон. Тихий океан пришлось проходить в неудобных условиях, с сильным встречным ветром.

Против ветра, против течения я все таки дошел до Малайзии и оттуда попытался идти через Индийский океан, но попал в шторм, в котором получил травму — разрыв мышц или растяжение, толком даже не знаю. Пытался с этим повреждением идти дальше, но не получилось — вернулся обратно в Малайзию, поставил яхту на якорь и улетел домой лечиться. Потом вернулся и пошел дальше уже в сезон — стартовал в начале января и дошел до Турции нормально, хотя и опасался пиратских районов.

В темноте пристроился за судном с огнями лоцмана — проведет мимо сетей, — в эфир не выходил. Без огней шел почти всю ночь — не было пароходов рядом. Но утром их стало много — зона разделения движения в Малаккском проливе. Шел по индонезийской стороне надеясь, что индонезийцы не пиратствуют. Вблизи зоны разделения идти нельзя — шел несколько поодаль, чтобы днем можно было вздремнуть: поставил будильник на полчаса, заснул мгновенно. 

По будильнику встал оглядеться — идут четыре рыбацких катера. «Капал мотор» по-индонезийски (я их про себя называю «капальчиками»). Размером с мою яхту или чуть меньше, деревянные, с шумно работающими моторами. Увидев меня на палубе, первые два стали приближаться, а остальные интереса ко мне не проявили. Флагов нет. Индонезийские всегда с флагами. Что-то в них меня насторожило, и я запустил мотор. Паруса работали. 

Я сделал отмашку — приветствие. Первый «капальчик» ответил на приветствие нехотя и пересек корму мне совсем рядом. Идущий впритык за ним другой ответил нормально, и когда он приблизился, первый и второй одновременно сделали поворот в мою сторону — яхта оказалась как в клещах. В военном флоте такой маневр называют «Все вдруг». Я включил мотор на ход вперед, чтобы не дать им приблизиться. Они стали увеличивать обороты, а те, отставшие, тоже заспешили. С непрогретым мотором я ушел от них, держа в руке карманную радиостанцию и пытаясь связаться с пароходами. Но карманная радиостанция маломощная, и ответа не было. 

Может, увидев радиостанцию отстали быстро. С индонезийскими рыбаками было и раньше много встреч, но такое впервые. Были это пираты или нет, не знаю. Как я понял впоследствии, здесь рыбаки не соблюдают границ и ловят рыбу где хотят. 

Следующим утром я стал очевидцем другого случая. Идут по зонам пароходы: в сторону Севера одни, в сторону Сингапура другие. Много. Я их называю «стадом». Мне от «стада» отбиваться далеко нельзя. Впереди окутался дымом «капальчик». Отклоняюсь от курса — надо спасать людей. Пожар на судне — страшно. Ближе к нему огромный автомобилевоз скорости не сбавляет. 

«Капальчик» появился у его самого носа и трется своим левым бортом о правый борт «парохода». Дыма на нем нет. Автомобилевоз — это железные стены высотой в несколько этажей. Так и не зацепившись, «капальчик» стал быстро уходить от «стада» курсом поперек. Дым на нем снова появился. Когда горит пароход, должен быть и огонь — огромное пламя — и не должно быть хода. Это — пират. Ко мне интереса не проявил. На следующий день я видел такой же дым, но за горизонтом. «Стадо» облетает самолет на небольшой высоте. А толку....

Владимир Маратаев, судовой журнал

Яхта Inspiration II на якоре в бухте острова Лангкави (Малайзия) в День Победы 9 мая 2018 года

Трое суток без сна

По Суэцкому и Панамскому каналу нельзя идти под парусом. Более того, там есть определенные требования к скорости. И если в Панамском канале еще можно, чтобы тебя другая яхта буксировала, то в Суэцком канале при невозможности выдержать скоростной режим тебя отбуксируют сигнальным буксиром, а это стоит 16 000 долларов. Я нормально дошел сам.

Тихий океан, Индийский океан, Средиземное, Красное моря, часть Северного моря и часть Атлантики я проходил один. Ла-Манш, Северное море в Европе опасны из-за очень серьезного трафика — суда идут и поперек, на Англию, и вдоль, и на якорях «пароходы» стоят, и в порты заходят. Там очень тяжело, но и этот участок я оба раза проходил, считай, один — когда возвращался, у меня был помощник-немец (бывший владелец яхты — прим. «Нового Калининграда»), но он сошел на берег как раз перед самым напряженным отрезком.

Без сна можно идти примерно двое суток. Третьи, в принципе, тоже можно идти, но на четвертые уже невозможно не спать. Когда я пересекал Бискайский залив, нас облетал самолет, который, правда, не отвечал на наши УКВ-запросы. А потом мы зашли в Ла-Корунью (Испания), и там нам объяснили, что разыскивается яхтсмен-одиночка. Он вышел из Англии и никуда не пришел. Как я понимаю, его просто потопил какой-то «пароход» ночью, когда яхтсмен спал. Этот удар на мостике нельзя было не почувствовать. Но, очевидно, моряки договорились никому об этом не говорить.

В интернете есть специализированные ресурсы, где люди ищут себе помощников на яхты. Одна девушка мне на таком ресурсе написала: «Как, вы пойдете один?». А потом добавила: «А, ну вы же русский!».

Когда я из Малайзии решил стартовать на Суэцкий канал не в сезон, ко мне подсел парень из Белоруссии. И когда мы попали в первый же шторм, где нам порвало паруса, я его спросил: «Ну что, будем возвращаться?». Он согласился, хотя парень не робкого десятка — он спелеолог и опускался на глубины более километра, проходил сифоны (в спелеологии так называют подводные туннели — прим. «Нового Калининграда»), соединяющие одну пещеру с другой. Для меня это верх бесстрашия.

27 июня еще до рассвета отошел от причала — свежий прогноз торопил по усилению ветра. Анатолий помог поднять якорь и на прощание сказал: «Спасибо за науку, капитан». Приятно расставаться с сожалением. Обещал писать. Парень из смелых — как спелеолог опускался в пещеры с 1000-метровыми глубинами с преодолением подземных озер под водой. 

Первые три дня не доставили проблем, и погода была по прогнозу. Яхта шла с хорошей скоростью в бейдевинд с новым гротом и, наконец, вошла в зону с постепенным ослаблением ветра. Убрал геную для средних ветров и приготовил легкую большую, но поставить не успел — ветер стал сильнее. В ожидании, когда ослабнет, принайтовал ее на носу полностью готовую к постановке. Но ветер только усиливался, и среди ночи яхта вошла, наверное, в зону тучи суматранского ветра. А это шквал продолжительностью в два часа с силой 7-8 баллов. 

Грохот на носу заставил выйти на палубу. В свете фонаря увидел, как топштаг мечется, угрожая оторваться — ветер приподнял фаловый угол генуи всего на метр от палубы но уже надорвал ткань. Крупные холодные капли дождя больно били по лицу. Стаксель не удавалось погасить — не хватало сил, вырывало из рук. Но надо было его усмирить, пока не поздно. В инженерных расчетах для портовых сооружений учитывают силу ветра в 100 кг на кв. м. Сколько было в момент, когда боль пронзила правую руку, уже неважно. На мгновение невольно прервался, но пришлось продолжить работу через боль. Закончив, вернулся в яхту уже «одноруким». Снимая с себя все насквозь промокшее понял, что стал стариком. Если до этого момента я даже в океане влезал на мачту, нырял под яхту для чистки дна от ракушек, работал с якорем, вращал лебедки... То теперь все это в прошлом. Даже переодеться было больно. Пробовал заснуть в разных позах, пока не нашел приемлемое положение — полусидя, положив голову на стол..

Владимир Маратаев, судовой журнал

«Стой, только на глаза не попадайся»

Заранее я открывал только Шенгенскую визу, а дальше смотрел список стран, для посещения которых россиянам не нужно получать визу заранее. Приходил и на месте получал визу. Визу для посещения заморских территорий Франции я оформлял в Панаме, но перед этим зашел на Мартинику — это тоже французский остров — так там даже паспорт не спросили. Самостоятельно оформил приход в офисе марины, заплатил положенную пошлину в 5 евро, и мне сказали: «Стой, только на глаза не попадайся». Думал, что буду стоять там неделю, но простоял месяц. Можно было таким же образом побывать и на остальных островах в Тихом океане — никто бы меня оттуда не выгнал. Сами представьте, куда выгонят человека, не взявшего на борт даже воды, в океан?

Перед Суэцким каналом у меня двигатель стал как-то неправильно стартовать на передний ход. В Турции я снял редуктор, попытался сдать в ремонт, но мне сказали, что для этого его надо везти в Стамбул. Для меня такой вариант был неприемлемым, и я решил на Мальте это сделать — все таки там очень много яхтенных марин, и сервис соответствующий должен быть. Шенгенская виза к тому времени давно закончилась, но я запросил заход по аварийности — меня не имели права не пустить. Редуктор мне отремонтировали, но, очевидно, некачественно — в Португалии он совсем отказал. Туда я тоже зашел без визы, но у меня ее даже не спросили — пошел в город и купил свежие продукты.

В какую сумму кругосветка мне обошлась, не знаю. Когда я работал в плавсоставе, зарплата у меня была в долларах, и перечисляли ее в «Инвестбанк». Когда «Инвестбанк» рухнул, все, что было нажито честным трудом, пропало, и выплаты были в рублях. Мне тогда как раз нужно было расплачиваться за яхту, а рубль у нас скачет туда-сюда. В общем, я вернулся абсолютным банкротом, и во сколько это мне обошлось, я даже сам себе не могу сказать. Думаю, что не меньше 25 000 долларов.

Часть денег мне присылали родственники, когда я совсем уже на мели был, часть покупок оплачивали спонсоры. Я зашел на Бали — там российские яхтсмены стояли, которые сказали: «Мы тебе поможем», — купили мне радиостанцию, хоть я и не просил, компьютер (мой к тому времени сломался). В Турции мне местная русскоязычная община кое-что купила, местные яхтсмены продуктами помогали. Но найти спонсора — очень непростая задача. Я пытался — не нашел.

11.03.2018. Ну и жара! У меня на неё аллергия. Душ и мочалка не помогают, поэтому прячусь от солнца, стою возле марины Серанган (Pulau Serangan); она маленькая, десятка на полтора яхт. На рейде стоять невозможно — нет места. Есть места для стоянки на швартовных в бочках, но они все заняты. Соседняя гавань в миле отсюда для якоря хороша, но там тоже почти нет мест. Над головой почти каждые 5 минут идут на посадку самолеты дальней авиации. 

Туризм определяет цены, которые здесь выше, чем на Восточном Тиморе в разы. Стоянка в марине у понтона для яхты длиной 9 м стоит $35 сутки. Плюс надо платить за воду, электричество, душ. Вода из трубы в марине не питьевая, питьевую надо покупать в магазине: примерно $2 за 20 литров, что в два раза выше, чем на Восточном Тиморе. За швартовку шлюпки в марине надо платить примерно $5 сутки. Вот такой сервис. Охрана хорошая. Вообще здесь люди доброжелательные..

Владимир Маратаев, судовой журнал

Владимир Маратаев в Порт-Судане (Судан) на Красном море

Счастливое название

Бывший владелец моей яхты начиная примерно с Египта все пытался сесть ко мне на борт и прокататься часть маршрута, но ему удалось сделать это только когда я выходил уже в Бискайский залив — кругосветка к тому времени фактически закончилась, я пересек меридиан во второй раз возле Лиссабона. Когда я покупал у него яхту, рассказал, что в детстве мы брали напрокат лодку и из украденных дома простыней сооружали парус, а он говорит: «Да и мы так тоже делали».

Его отец был в плену в Советском Союзе с 1943 по 1950 годы (в 50-м его отпустили домой по состоянию здоровья, из-за туберкулеза). Умирая через 9 лет, он сказал сыну: «Ты на русских не обижайся, мы первые начали войну». Поэтому проблем с бывшим владельцем яхты у нас не было.

Он ходил вокруг света на яхте с названием Inspiration — «Вдохновение». Дошел на ней до Карибского моря (осталось до Германии относительно немного), и она у него погибла. Он остался жив благодаря везению — яхта тонула с большой течью, надувной лодки нет, а район был не «корабельный» — все суда ходят по другим маршрутам. Но один из «пароходов» его все таки подобрал — капитан потом признался, что зашел в этот район случайно.

Вот он вернулся домой, купил другую яхту — тоже подержанную — назвал ее Inspiration II и на ней обошел вокруг света. Я когда покупал — а моряки все суеверные, — то менять счастливое, удачное название не стал, так и оставил.

Яхта построена в 1975 — 1978 годах в ГДР по шведскому проекту. С учетом малых глубин рек и каналов от Берлина до Одера первым владельцем, авиационным инженером Гюнтером Рунге, яхте была уменьшена осадка. В связи с возрастом в 1991 году Гюнтер Рунге продал яхту Йоахиму Гютероту — инженеру-химику из Восточного Берлина, который в 1994 году установил новые двигатель «Perkins» 30 л.с. и мачту «Z-Spars Z401» и посетил на ней Швецию и Латвию в 90-х. 

Яхта стальная: длина — 9 м, ширина — 2,72 м, осадка — 1,45 м, высота мачты от ватерлинии — 12,5 м, водоизмещение — 4,5 т, площадь парусов — 40,2 кв. м. 

После кончины Йоахима Гютерота яхту приобрел Хорст Шольц (1950 г. р.). С 2002 по 2007 годы яхта была на внутренних водоемах Германии и на Балтике. С июля 2008 по июль 2010 года Хорст Шольц обошел на Inspiration II вокруг света. 

С 2014 года Inspiration II — под российским флагом, порт приписки — Калининград.

Владимир Маратаев, судовой журнал

«Потемкинские деревни»

Если ты обошел вокруг света и ничего не увидел, то ты даром потратил время. Вот примерно так у меня и получилось. Потому что я был только в музее Поля Гогена на острове Хива-Оа (Маркизские острова), русская община устроила мне бесплатную экскурсию по острову Гран-Канария — и все. Ну еще на Таити рядом со мной на якоре стоял наш богатый, но честно заработавший деньги человек — он катал меня по острову. Больше ничего не видел, рассказать не могу.

Однажды в Германии я встретил яхту, на которой кириллицей было написано «Потемкин». Но номера на ней были явно не российские. Владельцем оказался немец, который учился в ГДР. Он сказал: «Я небогатый человек совершенно, и название „Потемкин“ тут — отсылка к „потемкинским деревням“. Все думают, что я богат, а на самом деле я купил фактически утиль и восстановил его». Моя ситуация примерно такая же: яхте 40 лет, она стоит совсем мало денег.

Слово «яхта» в русском языке не может отражать истинного положения вещей. У Абрамовича яхта? И у меня яхта. Но на их приобретение потрачены на порядки разные суммы. Сейчас купить яхту обойдется дешевле, чем купить легковой автомобиль. Дорого содержание. Очень много по миру ходит людей, которые если не совсем бедны, то около того. Их называют «морские цыгане». Приходят из одного порта в другой, зарабатывают себе на хлеб и идут дальше. Правда, в основном это граждане Европы, у которых есть право на работу. При этом при слове «яхта» у продавцов возникает желание увеличить цену на товар в несколько раз. Ты заходишь купить запчасть в магазин на территории яхт-клуба — и она стоит дорого, эта же запчасть в городском хозяйственном магазине будет гораздо дешевле.

В советское время было выражение «Тот, кто не имеет машину, мечтает ее купить, а тот, у кого она уже есть, мечтает ее продать». Сейчас это выражение применимо к яхтам во всем мире. Состоятельная молодежь сегодня яхты не покупает: гораздо дешевле прилететь в нужную точку, взять яхту в аренду, пройти интересующий тебя участок, а через год прилететь уже в другую точку. Это гораздо экономичнее и по времени, и по деньгам.

Беседовал Денис Туголуков, фотографии Владимира Маратаева с форума сайта «Катера и яхты». Там же можно прочитать все заметки из судового журнала яхтсмена



Комментарии

prealoader
prealoader