«Не выглядеть тряпкой»: как стоматолог стала чемпионкой мира по тайскому боксу

Анастасия Непианиди. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Анастасия Непианиди. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Стоматолог, который может не только вылечить зубы, но и выбить их — эту шутку Анастасия Непианиди слышала не раз. Двукратная чемпионка мира по тайскому боксу, трёхкратная чемпионка Европы и четырёхкратная победительница национальных соревнований работает в Калининградской областной клинической больнице, а когда откладывает в сторону шприцы, пинцеты и зонды, надевает боксёрские перчатки. «Афиша Нового Калининграда» побеседовала с Анастасией Непианиди о том, каково приходить на работу в синяках, тренироваться наравне с мужчинами и дружить с людьми, которым ты регулярно рассекаешь лицо.

О синяках, тренировках и пациентах

— Во время боя ты не чувствуешь боли, только потом, в течение суток всё «вылезает» — синяки, отбитые ноги, потянутые мышцы. Бывает, что ты на тренировке получил в глаз, а тебе на следующий день на работу. Коллеги привыкли. Пациенты, увидев синяк под глазом, обычно молчат — неудобно расспрашивать незнакомого человека всё-таки. Но есть и такие, кто в курсе — узнают о соревнованиях из газет, поздравляют с победами.

Тренировки у меня каждый день. Работа посменная — либо в первую, либо во вторую смену. Соответственно, тренировка либо после работы, либо перед ней. Длится около двух часов. К сожалению, два раза в день не могу тренироваться, время не позволяет. По воскресеньям я отдыхаю, потому что совсем загоняться не стоит, даже наши врачи в сборной [России] говорят, что в перетренированности нет ничего хорошего.

На сборах у нас где-то три тренировки в день. С утра — пробежка, в обед тренировка, вечером тренировка. Бег — это обязательно. Все бегают на разные дистанции: кто 5 километров, кто 10 гоняет. У меня — 10–12 кругов на «Трудовых резервах» в качестве разминки. Сколько там круг? Метров 400? Уже после разминки — основная тренировка: отработки на мешках, отработки в паре, вольный бой. Есть ещё боксёрские лапы: тренер держит их, а ты бьёшь. Это выматывает больше всего. В спарринге ты можешь где-то передохнуть, сачкануть, то же самое с грушей, а на лапах можно за минуту убиться.

Кажется, что после тренировки нет сил, но потом ничего, идёшь на работу. Человек ведь ко всему привыкает.

2.jpg

О том, как спорт появился в жизни

— Я начала заниматься спортом в детстве. Сначала — кикбоксингом. Это было ещё в Киргизии, мне было 11 лет, брат тогда ходил на тхэквондо, и я с ним зацепилась. Потом с друзьями попала в секцию по кикбоксингу. Пришла один раз и осталась. Мне всегда нравилось движение, детство я проводила на улице — беготня, футбол с мальчишками. В Киргизии тяжело было заниматься — соперниц нет, соревнований тоже, тренировалась с мальчишками.

Я прозанималась 7 лет, и потом всё как-то поутихло — поступление в медицинский институт, потом практика, работа. Если бы я решала, куда поступать, может, и пошла бы на физкультурный факультет, но выбор был родителей. В глубине души я понимала, что с медицинским образованием больше перспектив, поэтому послушала их и пошла. Если я сейчас уйду из медицины в спорт, мне не на что будет жить, поэтому я об этом не думаю.

После учёбы я приехала в Калининград, проходила здесь практику. Это был 2008 год. Новый город, никаких знакомств, и я пошла на фитнес. Так, для себя. А там была секция бокса, но такая, коммерческая. Ходили туда мужчины, занимались для себя, ну и я тоже. И так постепенно я оказалась снова в спорте. В 28 попала к тренеру, решив просто вспомнить молодость. Пришла на первую тренировку, а через две недели у нас был чемпионат области. Тренер говорит: «Пойдешь?». Ну, давайте попробую. Там была одна соперница. Я её выиграла — и пошло-поехало. Азарт.

0NEV9240.jpg

С тренером Рафаэлем Акоповым. Упражнения на боксёрских лапах.

— В области тайским боксом помимо меня занимаются ещё две девчонки, поэтому спарринг-партнерами на тренировках выступают мужчины. Если брать по России и миру в целом, то получается, что девушек в тайском боксе много, но по регионам — единицы, но тенденция сейчас всё равно идёт к тому, что девчонок больше и больше приходит в тайский бокс.

То, что ты одна девчонка среди парней, может, да, немного поднимает самооценку, но когда ты тренируешься, ты на это не обращаешь внимания. Мужской бокс не отличается от женского: тренировки одинаковые, нагрузки одинаковые, всё одинаковое. Говорят, что девушки более эмоциональны в боях, но не знаю, у меня так не получается. Может, в силу характера.

Хотя в какой-то степени злость, наверное, нужна. Нельзя совсем добрым выходить на ринг, когда тебя мочат до полусмерти.

О злости на ринге и за его пределами

— Тайский бокс — самый травматичный из всех видов боев. Наверное, поэтому его до сих пор не могут включить в Олимпиаду. В нём возможны удары коленями и локтями. Если брать кикбоксинг, то там задействованы только ноги и руки, а в тайском вариантов удара больше, его ещё называют боем восьми конечностей. По сравнению с перчаткой ударить локтём — это, конечно, больнее. Хотя кто-то умудряется и перчаткой ударить так, что мало не покажется. Я вижу фото после боев с профессионального ринга — там люди вообще без защиты, только перчатки. Голые колени, голые локти. У людей просто черепа рассечены, сечки одна на другой. В боксе в любом случае так не сделаешь, только если головой в голову ударить.

Вне ринга все дружелюбны. Бывают, конечно, разные люди, но тех, кто может не поздороваться и пройти мимо, мало. В основном все здороваются, улыбаются, можем вместе попить кофе. Некоторые дружат уже годами, потому что на соревнования отбираются, в принципе, одни и те же люди.

С утра вместе кофе попили, да, а вечером на ринге набили друг другу морды. Перевоплощение вот такое.

   

О том, как совмещать работу и спорт

— Соревнования проходят где-то раз в полгода. В 2018 году у нас в апреле был чемпионат России, в мае — чемпионат мира, и буквально в июле — чемпионат Европы. То есть практически одно за другим. Первая часть года была такой насыщенной, а вот после Нового года — тишина. В марте будет чемпионат России, отбор в сборную. Чемпионат России проходит примерно за два месяца до чемпионата мира. Первые номера, те, кто занял первые места на чемпионате России, попадают в сборную, и едут на чемпионат мира. Во всероссийских соревнованиях участвуют около 300 спортсменов. Девушек из них, наверное, треть.

Я не вижу проблемы в совмещении спорта с работой, это же моё желание поехать на соревнования. Никто, кроме меня, не подготовится, а не хочется выглядеть тряпкой. Тяжело, наоборот, когда период соревнований заканчивается и готовится не к чему. Тогда сложно себя заставить поехать на тренировку, а в процессе подготовки к какому-то мероприятию ты постоянно в бодряке.

О взрослых и детских мечтах

— Сейчас спортсменам-любителям разрешили выступать на соревнованиях до 40 лет. Если силы будут, то без проблем буду участвовать, но хочется выбиться на профессиональный ринг. Профессиональный ринг — в любом случае это коммерция для менеджеров, которые ищут спортсменов, это заработок, поэтому там немножко все по-другому. Там можно зарабатывать, но больше нужно отдаваться спорту. С бухты-барахты тебя ни один менеджер не возьмет. Нужен человек, который будет тебя продвигать как продюсер. Конечно, те награды и заслуги, которые пришли на любительском ринге, имеют значение и там. Приведу пример девчонки из команды. Когда она бьется на профессиональном ринге, там просто зверь, безбашенный человек. Выходит на любительский — какие-то страхи появляются. На любительском не может выиграть, на профессиональном рвёт. Не знаю, с чем это связано, то ли у неё психологически настрой другой, то ли за деньги.

— Когда я снова начинала заниматься боксом, я не думала о том, чтобы становиться чемпионкой, но, наверное, если бы совсем не было амбиций, не было бы и никаких титулов. Недавно младшая сестра нашла детские анкеты с вопросами. Помните, раньше друг другу в школе передавали, заполняли? И вот она мне несколько месяцев назад присылает фотографию моих ответов: имя — Анастасия, возраст — 11 лет, мечта — хочу стать чемпионкой мира. Интересно, мечты всё-таки сбываются.

0NEV8998.jpg

Текст — Алина Белянина, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»



Комментарии

prealoader
prealoader