«Как-то затянуло»: как калининградец ушел из полиции и стал жить брейк-дансом

Артем. Рой. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Артем. Рой. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Все новости по теме: Спорт

Ровно год назад 30-летний житель Калининграда Артем Рой одержал победу в крупном международном соревновании по брейк-дансу. После этого он оставил профессию, которой посвятил 10 лет, и продолжил ездить по миру, участвовать в других турнирах и побеждать. Артем Рой рассказал «Афише Нового Калининграда», почему ушел с работы ради танца, когда начал им заниматься и каким видит свое будущее в нем.

— В марте прошлого года ты победил в международном соревновании в Минске. Вернее, ты неожиданно разделил первое место с представителем Украины. Но позже ты лишился работы в полиции. Тебя тогда уволили или ты уволился?

— Я сам уволился. Там не было никакого конфликта. После того фестиваля пошло очень много приглашений, поэтому работать и совмещать уже просто не получалось. Поэтому я ушел по собственному желанию, по добровольному согласию.

— Сколько и на какой должности ты проработал в полиции?

— Десять лет во вневедомственной охране в должности старшего полицейского группы задержания. Перед уходом получил юридическое образование.

— Последний года ты живешь только брейк-дансом?

— Получается так.

— Расскажи, как и когда ты начал им заниматься.

— Начал заниматься в 2002 году, мне было 13 лет. С самого детства я занимался то карате, то дзюдо, но как-то в школе повесили объявление, что будет какой-то фестиваль. Пришли с одноклассниками посмотреть. Потом клипы где-то увидели. Начал пробовать.

— Тогда ты не подозревал, что это станет увлечением твоей жизни?

— Нет, конечно. Просто пытались на улице с парнями что-то подобное сделать. Смотрели на «баттлы» (соревнования — прим. «Нового Калининграда»), восхищались. С тех пор как-то затянуло, и вот уже 17 лет танцую.

— Ты служил в армии?

— Да, год. В 2008 году призвали.

— Там ты тоже танцевал?

— Да. У меня были увольнения. Я в Калининграде служил. Раз-два в три месяца я уходил и тренировался. Физически в целом я всегда себя поддерживал, но не танцевал. Когда меня в 2009 году уволили, был взрыв эмоций. Я поехал в Ялту на ежегодный фестиваль Yalta Summer Jam. Записался в категорию Power move (один из стилей брейк-данса — прим. «Нового Калининграда») и занял второе место, год практически не тренируясь. Это был взрыв тогда.

— Затрону немного политику. В 2014 году Крым неожиданно стал частью России. Yalta Summer Jam после этих событий проводится? Ты ездишь туда?

— Езжу. Конечно, кое-что изменилось. До этого там было раза в два больше людей. Сейчас народа, конечно, меньше. Украинцы туда вообще почти не едут.

— Качество мероприятия поменялось?

— Нет, не скажу, что что-то поменялось в организации. Yalta Summer Jam всегда было достаточно крупным соревнованием, куда приезжали со всей России.

— Но украинцев при этом стало меньше.

— Конечно. Потому что политика играет свою роль. Раньше это была их территории. Потом эту территорию тупо забрали. Чего им туда ехать? Сейчас они едут к себе в Одессу.

Запись одного из «батлов» на Yalta Summer Jam-2015. Артем Рой справа.

— Но при этом интересно, что ты с танцором из Львова встречаешься в других странах, где вы вместе «бьетесь» в одной команде.

— Да, у нас есть команда. В нее еще входят два парня из Львова, один из Киева и один Мурманска.

— Как так вышло?

— Так вышло, что мы с калининградской командой Zames регулярно ездили в Польшу с этой стороны, а они туда же со своей. Мы часто пересекались на соревнованиях. Случалось так, что у них не хватало людей, у нас не хватало, и мы объединились. Я с ними вот так создали команду.

— Что случилось с командой из Калининграда?

Сборная по брейк-дансу с калининградцем выиграла международный турнир в Португалии

— Ничего. Она есть, просто ребята реже стали выезжать. У кого семья, у кого — работа. Многие открыли свои школы брейкинга. Нет просто свободного времени. Поэтому приходится делать какие-то сборные с представителями других регионов и стран, а не участвовать своей командой.

— Вернемся к танцу. Что из себя представляет «баттл», по каким критериям определяют победителя?

— Наверно, стоит вспомнить, с чего в принципе начался брейкинг. Появился он в США на улицах, где были, грубо говоря, происходили перестрелки. Люди, которые придумали брейкинг, хотели, чтобы все разборки проходили мирно, без драк и перестрелок, чтобы просто выясняли отношения в танце. Кто лучше себя покажет, тот лучше. Со временем начали появляться определенные критерии. Раньше, допустим, это было, кто чего на чем больше накрутит или напрыгает. Сейчас учитывается музыкальность и оригинальность, когда демонстрируешь что-то свое, а не базовые элементы. Учитывается динамика, форма движений... много всего. Тем более в этом году вроде как утвердили, что это будет олимпийским видом.

— Как сам относишься к этому?

— Двояко. С одной стороны — это круто. Возможно, пойдет некая новая волна брейкинга, которую будут все видеть, и родители захотят отдавать своих детей именно на него. С другой стороны, это загоняет все в определенные рамки. Недавно, например, в Казани было что-то типа спортивных соревнований по брейкингу. Парень из России, который занял в 2018 году первое место на юношеских олимпийских играх (впервые в истории брейк-данс был одной из дисциплин — прим. «Нового Калининграда), на первой же «битве» проиграл и очень сильно расстроился. Его родители тоже расстроились. Он подал апелляцию на судей. 

— Сам бы поехал на Олимпийские игры?

— Позвали бы на отбор, поехал бы. Но как показывает та же ситуация с Казанью, нужно 12 каких-то медицинских справок, доказательства, что ты ничем не болеешь, не употреблял допинг. Для меня это дико.

— Интернет подсказывает, что самым значимым достижением для представителей твой культуры считается участие или победа на Red Bull BC One. Расскажи, что это за соревнование.

— Это самый крутой, самый престижный фестиваль. Выиграть в BC One, попасть в его сборную — это автоматическое подписание контракта на несколько лет. Тебе каждый месяц платят солидные деньги. Ты участвуешь, судишь и даешь мастер-классы. Но чтобы попасть на мировой чемпионат, надо пройти несколько отборочных соревнований. В этом году я еду на мировой. Меня пригласили, я буду представлять Россию. Буквально на днях я получил такое предложение. Все 17 лет, которые я тренируюсь, хотел этого. В этом году BC One будет в Индии, это для меня что-то новое, там я еще не был. Надо готовиться. До ноября у меня еще есть время.

— А кто приглашение прислал?

— Сам Red Bull. У них есть, скажем, подразделение — Red Bull BC One, где внимание уделено именно брейк-дансу. За годы у них сформировалась своя команда — BC One All Stars. Они же спонсируют многие другие соревнования по миру. Участники команды выбирают 15 человек со всего мира, которые, по их мнению, удостоены участвовать в BC One. И только один человек, 16-й, должен пройти несколько отборов, «русский» и т.д. Это очень тяжело. Выигрываешь «русский» отбор, потом едешь «биться» на мировой отбор, уставший попадаешь на BC One. Я пытался четыре раза таким образом пройти.

— По поводу «уставший». Ты какой-то спортивный режим соблюдаешь?

— Я не спортсмен и никогда им не был, но стараюсь следить за собой. Особенно в последнее время. Регулярно растягиваюсь, подтягиваюсь и т.д., потому что уже не молодой — 30 лет. Спина разваливается, все разваливается, но надо что-то делать и держать себя в тонусе. Допустим, если я неделю не потренируюсь, я даже на руки не встану, все будет болеть. Если постоянно держишь себя в тонусе, то нормально.


— Вернемся к началу разговора. Ты год официально не работаешь, путешествуешь и участвуешь в соревнованиях. Откуда деньги?

— Деньги платят за судейства, есть мастер-классы, есть подработки.

— Подработки тоже связаны с брейкингом?

— В каком-то смысле да. Это всякие выступления... но в основном это призовые за победы. Допустим, ты едешь на какой-то фестиваль и побеждаешь. Например, за один фестиваль можно выиграть больше в два-три раза, чем за месяц обычной работы — грубо говоря, 1 тыс. долларов. Но, конечно, в основном это мастер-классы и судейства.

— Тебя приглашают на эти мастер классы и судейства или ты сам ищешь?

— Приглашают. Люди заинтересованы в том, чтобы приехал интересный танцор.

— В том числе в странах Запада?

— Да везде. По всему миру. После того, как я ушел с работы, у меня появилось очень много времени, я постоянно куда-то езжу. А чем больше ты «светишься» на мировой арене, тем больше вероятности, что тебя еще куда-то пригласят. Заработок есть.

— На соревнованиях, как правило, есть определенный призовой фонд. Но всегда есть вероятность, что ты не победишь, верно?

— Это лотерея. Никогда нельзя приехать и быть уверенным, что ты выиграешь.

— Ты упомянул суставы и возраст. Что будешь делать, когда поймешь, что хватит?

— Я всегда могу вернуться к обычной жизни. Но если это будет продвигаться как спорт, хочется быть каким-нибудь тренером той же сборной. Это все реально. Я бы мог в сентябре открыть в Калининграде очередную школу брейк-данса, но понимаю, что пока у меня на это нет времени.

Видео, сделанное в Париже в марте 2019 года. 

— Как я понимаю, ты много путешествуешь. Не думал переехать?

— Нет. Я бывал буквально почти везде. Был в Америке, был в Китае, Корее. Это не мое, я просто понимаю, что там не выживу. Это не мой климат, не моя еда, мне не комфортно постоянно говорить на иностранном языке. Относительно понимаю и говорю на том же английском, но мне не нравится. Я могу два-три дня поговорить, а потом хочется на русском со своими друзьями. Я привык выезжать в Калининграде на машине и оказываться за 15 минут в другом конце города. Здесь все устраивает.

Текст – Максим Корончик, фото — Виталий Невар, видео — личный архив Артема Роя



Комментарии

prealoader
prealoader