Андрей Ковалёв: «Не надо просто хвалить!»

Андрей Ковалев. Фото с официального сайта актера

Калининградский актер и телеведущий Андрей Ковалёв 1 марта представил на сцене Областного Драматического театра спектакль «День полный жизни». Как создаются моноспектакли и, чем Ковалёв отличается от Гришковца, узнала «Афиша Нового Калининграда.Ru».

- Андрей, как после работы в формате телепередач появилась идея делать моноспектакли?

- На самом деле, мне это подсказали знакомые. Один человек сказал: «У тебя ведь столько материала пропадает!» Когда мы делали программу «Фокус», оставалось очень много  реплик. Этот материал просто уходил в стол и забывался, и я подумал - а почему бы не объединить это в некие истории и не сделать свой спектакль.

- А когда это было впервые?

- В ДКМ я играл впервые в позапрошлом году 4 дня подряд «Двух жизней не бывает». После уже было внесено очень много изменений в этот спектакль. Я после каждого выступления интересуюсь у зрителей и знакомых, как это было. В итоге приходится изменять какие-то вещи, редактировать текст. Какие-то моменты были выкинуты за ненадобностью, какие-то добавлены, что-то докручено, развёрнуто.

- А как Вы пишите сценарий для своих моноспектаклей?

- В процессе написания «Дня полного жизни» я раз 15 полностью переписывал его целиком и менял местами многие моменты. После давал читать знакомым. Люди говорили, что - правда, что - не правда, и объясняли почему. То есть что-то приходилось докручивать, доверчивать.  И если я даю кому-то читать, то прошу: «Не надо просто хвалить!». Берёте текст, берёте ручку и прямо по тексту правите и делаете пометки, что нравится, что не нравится, что выкинуть, что добавить, что смешно, что не смешно, что плохо, что хорошо.

 - То есть это совсем близкие друзья, которым вы доверяете? Ведь нельзя же идти на поводу у всей публики?

 - Да, конечно, я даю читать своим ребятам с ГТРК, своим друзьям, знакомым. У меня соответствующее образование, и я знаю какие-то элементарные вещи, которые нельзя делать, а что должно быть обязательно.

 - А для самой постановки вы привлекаете профессионалов?

- Естественно, я работаю с режиссёрами. «Двух жизней не бывает» вот мне ставил режиссёр Михаил Салес.

- Моноспектакли также репетируются от и до, как и любые другие театральные постановки, весь текст учится наизусть? Или там есть место для импровизации?

- Да, премьера идёт целиком по тексту, без каких-либо импровизаций. «День полный жизни» полностью репетировался до мелочей - интонации, движения. Это достаточно трудоёмкий процесс. Текст для «Двух жизней не бывает» я начал учить где-то в апреле, а показали мы его только в октябре, репетировали через день.

- Но в результате, у зрителя, наверное, и должно складываться мнение, что это всё  импровизация?

-  Конечно, у зрителя должно складываться ощущение импровизации, что всё это легко. Ведь мне же не нравится, когда я прихожу, например, в театр, а там артисты изворачиваются, надрываются и кричат: «Маруся, я тебя люблю». Всегда же это тихо делается, естественно и органично. У меня часто спрашивают: «А вы вообще сценарий пишите?», и это хорошо. Тем более, в спектакле «День полный жизни» у зрителя должно складываться мнение, что это про него, как и про меня. Зритель должен всё проецировать на себя.

- А на самом деле это Ваш личный опыт?

- В основном, всё, что я пишу, пишу от себя. После «Дня полного жизни» мне три супружеские пары сказали, что передумали разводиться. Посмотрели спектакль, посмеялись над своей ситуацией и передумали. Это очень приятно.

- Тяжело на сцене одному держать такую большую аудиторию все полтора часа?

- Мобильниками иногда очень мешают. И перед выходом ужасное напряжение, пока зал собирается, все переговариваются, а ты ходишь за кулисами, волнуешься. Но делаешь шаг на сцену, и понимаешь, что уже не можешь уйти, остаёшься с теми, кто пришёл и больше ни о чём не думаешь.

Да и не важно, как бы ни было сложно одному на сцене, зритель покупает билет, и хочет увидеть хороший спектакль или  концерт. И ему не нужно видеть напряжённого и раздражённого артиста. И даже если что-то отвлекает, никогда не надо подавать вид. Конечно, мобильники звонят, но что же делать? Не нужно обращать на них внимания.

- А никак вы со зрителями не обыгрываете или не оговариваете во время спектакля этот момент с телефонами?

- Нет, у меня нет таких заготовок. Были случаи, когда телефоны настойчиво звонили, но мой зритель, всё же сам быстро понимал, что надо его выключить. Очень наглых я не встречал. У меня был тяжёлый случай, по-моему, в Советске, когда люди начали перекрикиваться. Человек был поддатый и начал кидать какие-то фразы в зал и мне. И тут главное держаться, и не вступить вот в этот диалог, а очень хочется.

- А запланированного интерактива во время спектаклей нет?

- На самом деле, весь спектакль - это общение с залом. Да, у меня есть несколько вопросов в зал, но всё равно, они просто с предполагаемыми ответами.

- В Калининграде в таком жанре работает ещё один именитый человек. Вас не сравнивают с Евгением Гришковцом?

- Я с ним  сам не знаком, но мы как-то приглашали его на программу на «Каскад». Ну, есть и есть он. Мы работаем в немного разных жанрах, он - про одно, а я - про другое. Хотя на самом деле мы оба говорим про жизнь, но разными методами.

- А как отбираются темы для спектакля?

- Я затрагиваю все проблемы - и семейные, и социальные. Особенно - в  «Дне полном жизни», даже есть много остросоциального. А я стараюсь говорить про такие вещи во всех спектаклях. Я всегда спрашиваю своих зрителей после спектакля: «Про что спектакль?» Все делают паузу и говорят: «Про жизнь».

- Есть идея объединить всё это в книгу?

- Нет, мне жалко (смеётся), пусть лучше приходят на спектакль и смотрят. Тем более, я работаю с малыми формами. Я учился работать с монологами, а это текст на полторы страницы, сценарий «Фокуса» - это текст на две с половиной страницы, реплика – текст на одну страницу. Мой  же спектакль – текст на 20 страниц. Я не могу придумать некую историю на 400 страниц, у меня мозги по-другому работают. Я сказал и сказал, и уже не могу ничего размазывать.

- Почему вашей площадкой стал именно Областной драматический театр?

- Мы сейчас работаем с Михаилом Салесом, а он работает в этом театре. У нас есть и дальнейшие планы. Меня эта площадка вполне устраивает, и я хочу на ней оставаться. ДКМ, например, мне настолько не подходил.

- Есть планы выйти за рамки Калининграда и области?

- Я сейчас работаю над этим, но есть некоторые сложности.  Например, хочешь гастроли в Смоленске - нужно найти тех, кто с той стороны всё организует, афиши, билеты. Я сейчас ищу в Калининграде людей, у которых есть выходы на другие города. У нас в области всё просто, в Советск позвонил, там для меня всё сделали. Желание выходить за рамки области есть, но пока что всё находится на стадии обсуждения.

- Работа отбирает много сил?

- Есть свои сложности, но я не выползаю вымученный из театра после репетиции. Да, конечно, устаю, но ведь я занимаюсь любимым делом. А после спектакля, разумеется, чувствую опустошенность и усталость.

- У вас есть в профессиональной деятельности какие-то авторитеты, на которых хотелось бы равняться?

- Как писатель мне очень нравится Жванецкий, а как исполнитель Хазанов. Очень жаль, что он ушёл со сцены, по крайней мере, я давно ничего не слышал о его выступлениях и о нём.

Текст - Александра Марченко, фото с сайта http://andrey-kovalev.ru/