Мачей Виктор: ты поляк, который приехал ставить черную комедию про СПИД?


В конце прошлого года польский режиссёр из Гданьска Мачей Виктор поставил на малой сцене калининградского драматического театра перформативную читку по пьесе Михаила Дурненкова «(Самый) лёгкий способ бросить курить», а весной 2018-го поставит здесь же спектакль по пьесе современного драматурга из Болгарии. «Афиша Нового Калининграда» поговорила с Мачеем Виктором о работе в Калининграде и на Урале, разнице между актёрами из разных городов и современной драматургии как о способе говорить на табуированные темы.

«Пока мы смеёмся и говорим о проблеме — мы можем контролировать ситуацию»: о русском языке и важности говорить о проблемах

1006.jpg

— Я учился в университете, попал на русскую филологию в Гданьском университете, как и многие парни, которые попадали куда угодно, чтобы не взяли в армию. И я так стал учить русский язык, а потом увлёкся кинематографом и театром и понял, что русский — это просто огромный подарок судьбы, который позволил начать мне работать с русским театром и русской современной драматургией. И конечно, это знакомство не состоялось бы без Николая Коляды. Это он во всём виноват и из-за него всё началось. Он ставил спектакль в Гданьске, и я работал у него ассистентом режиссёра и переводчиком, потом он приехал в Варшаву ставить «Ревизора» и снова пригласил меня поработать. Мы подружились и решили, что я поставлю спектакль в Екатеринбурге. Этот процесс немного затянулся, потому что нужно было найти партнёрскую поддержку от польской стороны, в конце концов это получилось и я поставил «Мисс ВИЧ» — чёрную комедию в Центре Современной Драматургии при Коляда-Театре в Екатеринбурге.

Мне было важно найти живую польскую пьесу, понятную разным людям, не только полякам. Это должна была быть пьеса, которая хитрым ходом затрагивает важную и болезненную тему и заставляет людей над ней задуматься. Но не в такой форме, что вот, вы увидели спектакль, какая у него мораль, давайте теперь подумаем и будем исправлять что-то к лучшему — а в другой, более человечной форме, что ли. На самом деле «Мисс ВИЧ» — она ведь не только про людей, но и про СМИ, как они продают сенсации и тайны, а проблема ВИЧ остается в тени, мол, зачем зрителю лишние страдания и лишние проблемы.

Тема СПИДа и ВИЧ до сих пор проблемная и табуированная для многих людей. Я общался с разными парнями и девушками, не только из театра, и в таких повседневных разговорах узнавал разное. Например, девушки жалуются, что на мужика проблема надеть резинку. Мужики жалуются, что им с резинкой как-то не так, и вообще, резинки рвутся, да ещё и девушка может попросить пойти сдать кровь на анализ, а это же целая проблема — две недели нельзя бухать и так далее. И были такие истории, что пара идёт на проверку и выясняется, что девушка чистая, а парень нет. И это всё постепенно всплывает, из постоянного общения с людьми. У тебя спрашивают, что ты здесь делаешь, и когда узнают, говорят: «Серьезно? Ты поляк, приехал ставить черную комедию про СПИД, который наша чуть ли не главная проблема, то, о чем мы не любим говорить?». И так далее.

Но я считаю, что пока мы смеёмся и говорим об этой проблеме — о любой проблеме — мы не сдались. А когда мы молчим об этом и только слезы текут — тогда нет, тогда уже ничего не надо. Поэтому давайте говорить. И важно понять, что это все нормальные люди. К автору этой пьесы (Мачею Ковалевскому, который поставил его в Варшаве в 2005 году) после премьеры в Польше подходили люди и говорили: «Спасибо, что сделали это про нас — потому что мы нормальные, бываем добрыми, бываем злыми, но мы все живые». Я знаю, что в Екатеринбурге на «Мисс ВИЧ» аншлаги, несмотря на то, что люди боятся этой темы. И такой благодарный отклик я получил от людей, которые посмотрели спектакль в первые дни в Екатеринбурге. Буквально на прошлой неделе колядцы опять его играли — опять успех, зал встал, прекрасные комментарии.

«Театр должен повышать художественные требования у зрителя»: об опыте работы у Николая Коляды на Урале и у Михаила Андреева в Калининграде

1002.jpg

— Прошлым летом я приехал в Балтийский филиал Государственного центра современного искусства читать лекцию о современном польском кинематографе. В тот приезд мне удалось познакомиться с Михаилом Андреевым, директором вашего Драматического театра. Я предложил поставить ему не полноценный спектакль, а провести перформативную читку по одной современной русской пьесе: это был хороший вариант проверить, подходим ли мы вообще друг к другу, то есть ваш театр мне, а я — ему. Оказалось, что подходим.

Вообще, перформативная читка — это очень интересный экспериментальный формат, который популярен в Польше и во многих европейских странах. Он даёт всем и сразу очень много возможностей: привлекает зрителей в театр, позволяет актёрам раскрыться иначе, чем они привыкли, показывает тексты, у которых обычно немного шансов попасть в репертуар театра. В общем, такой опыт для всех очень полезен.

Я выбрал пьесу Михаила Дурненкова «(Самый) лёгкий способ бросить курить». Нашёл её, когда читал сборник современной русской драматургии. И мне этот текст понравился, потому что он, во-первых, хороший, во-вторых, актуальный, а в-третьих, он рассчитан на широкий круг зрителей и многим понятен. То есть это не какой-то супергерметичный текст. Мне понравилось работать с калининградскими актёрами, не все знали до этого пьесу Дурненкова, и им было очень интересно работать с современным текстом. Да и вообще классно: три дня работаешь, а кто-то уже текст выучил, подходят, вопросы про роль задают. Я по своем опыту считаю, что нет плохих актёров, а есть плохие режиссёры. От тебя зависит, как раскрывается актёр в данной постановке; ты можешь сделать его громче и ярче или, наоборот, тише, и ты обязательно должен найти подход. Это тоже ответственность режиссера — сделать хороший кастинг.

Ещё я считаю, что и режиссёры, и театр должны повышать художественные требования у зрителя. От калининградской аудитории у меня остались очень хорошие впечатления: многие зрители подходили после читки, задавали вопросы, многие были знакомы с текстом и спрашивали, почему у Дурненкова написано так, а ты сделал вот так. Это здорово, хотя здесь не так часто ставят современную русскую драматургию. В общем, контакт со зрителем удался. Но вот одна особенность в том, что пришло не так много людей, как я ожидал. В той же Польше очень распространена такая практика, что показ рабочих эскизов доступен всем — и на такие показы, как правило, приходит очень много людей. Обычно за пару дней можно понять, интересен ли такой формат зрителю или нет. Мы решили, что если у «(Самый) лёгкий способ бросить курить» будет положительный отклик, то мы сделаем из него полноценный актёрский спектакль. К тому же актёры хотели бы продолжить работу над этим текстом. Насчет этого мы еще думаем с Михаилом Анатольевичем.

Кажется, что мы с калининградским драматическим театром всё же подошли друг другу, потому что договорились о постановке нового спектакля весной. Я искал текст — тогда я не думал о том, какой сюжет хочу поставить. Я ищу сюжет, который меня зацепит, включит моё воображение и поможет установить контакт и с актёрами, и со зрителями. И на этот раз я нашел текст «Оркестр Титаник» болгарского драматурга Христо Бойчева. Это прекрасная, добрая, веселая и одновременно необыкновенная пьеса, которую, я надеюсь, поставим до конца апреля.

Вообще, мне кажется, что современная русская драматургия гораздо интереснее польской. Но польский театр более раскрепощён и более открыт к экспериментам. Я много читаю о том, что происходит в России, и знаю, что здесь сейчас непростые времена, в том числе и для тех, кто занимается театром и кино. Но у нас в Польше тоже, как говорят, наступили интересные времена. Хочется, чтобы во всем этом культура была соединением между нашими народами. Даже если политики не помогают.

«Если тусовать, так по сильному»: о разнице между Екатеринбургом и Калининградом

1011.jpg

— Люди везде хорошие, но разница, конечно, ощущается. На Урале прекрасные люди, но там всё по-другому. Это касается и архитектуры, и того, как там выстраиваются отношения между людьми. Я думаю, что всё дело в температурном режиме (смеется). Когда я работал у Коляды над «Мисс ВИЧ» — это был мой четвёртый приезд в Екатеринбург, поэтому меня уже ничто не могло сильно удивить или шокировать. Я просто относился к тому, что происходит вокруг меня, как к некой данности. Вот, например, там выпал первый снег, и ночью посреди проспекта какие-то ребята устроили жёсткий дрифт на своих машинах. Я такого ещё не видел. Осенью, например, был сильный смог, и я стал ходить в респираторе, таком простом противосмоге, так меня и дети, и взрослые на улицах спрашивали, мол, ты что, типа сталкер? Или вот похолодало, и я решил утеплиться — нашёл в театре шубу, такую бело-серебристую, как у какого-нибудь сутенера в Нью-Йорке, так мне сразу в театре сказали, что одевайся, конечно, но на Уралмаше или на Химмаше в таком виде даже не думай появляться.

Да и люди там, что ли, более целеустремленные. У них сразу план действий: если тусовать, так по-сильному, если работать — то так же. У того же Коляды актёры всегда хотят играть, всегда хотят на сцену. У них реально занят каждый вечер и все играют всё. Нет такого, что у тебя всегда главные роли. В одном спектакле ты можешь играть и главную роль, но в другом — и роль второго плана, и массовку. Они всегда в тонусе и в напряжении.

Что касается Калининграда, то здесь люди более расслабленные. Мне здесь очень нравится: по атмосфере, архитектуре, темпу жизни город очень похож на некоторые польские города, правда — чуть более ретро, но зато чувствую себя как в детстве, в 90-х. Тут вот на велосипедах ездят, заведения разные приятные, все какие-то открытые. Мне здесь очень уютно и комфортно.

Текст — Александра Артамонова, фото — Денис Туголуков

Комментарии к новости