Два вопроса не для Бооса

Он сидит в тишине своего кабинета на втором этаже здания из красного кирпича и думает. Два вопроса занимают его - и они совсем не новы. Что делать и кто виноват? Кто виноват и что делать? Об этом думает губернатор Калининградской области Георгий Боос. Ну а если не думает, то ему определенно стоило бы этим заняться. Попробуем помочь ему в этих непростых размышлениях. Не сказать, чтобы что-то от этого могло измениться. Но просто бывают такие моменты, когда понимаешь - ну нельзя ведь этого не сказать. Даже если слушать этого не хочет никто.

Что делать?
Это видно невооруженным глазом, это сквозит во всех действиях главы региона. Ему попросту страшно. Он боится, ведь ситуация, в которой он оказался - абсолютно неконтролируемая. И поэтому Георгию Боосу приходится максимально избегать с помощью своей пресс-службы любых контактов с журналистами, способными задавать непростые вопросы. Все важные мероприятия последних недель проходили либо при участии "ручной" прессы - как поход в многопрофильную больницу или открытие "стройки века" - площадки, где через несколько лет должна появиться Балтийская АЭС, либо вовсе без каких-либо журналистов - как встреча с байкерами или общение с одним из лидеров протестующих Константином Дорошком. Это не страх последствий. Это страх бессилия что-либо изменить. Бывают такие сны, когда вокруг тебя творятся страшные вещи, а ты - нем как рыба, и связан по рукам и ногам. Именно после них просыпаешься в холодном поту. Да только вот то, что происходит сегодня - это совсем не сон.

Почему же губернатора обуял страх? Потому, что - и он даже умудрился лично признать этот факт во время чуть ли не единственного крупного публичного мероприятия, куда пускали "не по спискам", заседания общественной палаты региона - в области нашей назрел кризис политической системы. Люди попросту не верят власти. И их за это вряд ли стоит винить. Число обещаний, заявлений, высказываний о том, как замечательно мы живем сейчас и как несравненно лучше станет буквально завтра, зашкаливало все четыре с половиной года работы господина Бооса. Временами казалось, что он попросту не задумывается о том, что его кто-то вообще слушает, а уж тем более - записывает его слова. Металлургический завод, трасса "Формулы-1", игорная и рекреационная зоны, пять миллионов переселенцев, нанотехнологии и туристический бум с миллионным потоком въезжающих... Эти прекрасные начинания стали уже именами нарицательными, приобрели характер легенд. Для чего провозглашались эти несбыточные даже без какого-либо экономического кризиса тезисы? Мы стали пилотным регионом, кажется, во всем, но это такой особенный пилот - пилот самолета, свалившегося в неконтролируемый штопор. Люди, конечно, любят, когда им обещают золотые горы. Они - существа доверчивые. Но наступает момент, когда доверие заканчивается, количество обещаний окончательно перевешивает число реальных достижений, и тогда случается пресловутый политический кризис. Ну а если он случается на фоне кризиса экономического, то дела совсем плохи.

В таких ситуациях хорошо бы иметь рядом верных товарищей. Способных дать толковый совет, а еще лучше - предостеречь от ошибочных действий. Людей, способных сказать "нет" тогда, когда это действительно необходимо. Но все время своей работы на нынешнем посту, каждый день и каждый час глава региона старательно укреплял свой имидж человека, которому не нужны чужие советы, человека, который не приемлет точки зрения, отличной от собственной. Это классический "комплекс директора", при котором человек, оказавшийся на руководящей должности, утопает в уверенности, что он, именно он, только он, и никто другой знает, как именно делать все. Лечить людей, учить детей, строить дороги, отапливать дома, играть в волейбол и, конечно, убирать мусор. Особенно убирать мусор. Возможно, такой подход имеет право на существование. Когда применяется в компании, этому директору и принадлежащей. Но если подобной тактикой руководствуется человек, якобы облеченный властью во имя народного блага, да еще и не путем прямых выборов, а посаженный главой государства, возможны последствия.

Не стоит забывать еще и о том, что губернатор наш - а вместе с ним и все правительство - имеют партийную окраску. Точнее будет, впрочем, сказать, что они обмазаны с ног до головы густым слоем кое-чего медвежьего. Да только вот в чем беда - партия эта крайне активна, когда дела идут хорошо. Строят детсады и школы? Заслуга "Единой России". Привлекаются инвестиции в развитие экономики? Спасибо партии родной. Но когда ситуация начинает ухудшаться, волшебным образом партия снимает с себя всяческую ответственность. Хоть один из тех многочисленных политических деятелей, которые обвиняли организаторов митинга 30 января во всех смертных грехах, нашел в себе силы сказать - да, в недоверии граждан есть прямая вина партии? Нет. Заявления колебались от радикальных "все куплены мировой закулисой, которая не дремлет" до импотентских "были определенные недоработки, но не на митингах же такие вопросы решать". Выходит, что именно на митингах. Парламент у нас давно не место для дискуссий. Где же еще обсуждать проблемы, если тот же губернатор способен встречаться с лидерами протестующих только с третьей попытки? Слов нет, человек занятой, но если ситуация такова, что под угрозой находится само его занятие? Может, стоит все же подкрутить свой крайне напряженный график?

Бывают еще такое (правда, крайне редко), когда укрепившегося в своей единоличной правоте руководителя ставят на место его подчиненные. Говорят прямо и четко - мол, я не спорю с поставленными вами целями и задачами, но чтобы их достичь, не нужно делать кое-каких глупостей. Это означает, что кадры были подобраны верно, потому что система работы, при которой руководитель контролирует каждый шаг своих подчиненных, обречена на провал. Однако все руководящие должности в нынешнем правительстве заняты людьми, которые, возможно, и профессионалы, но способны делать исключительно то и только так, как говорит им их губернатор. Есть отдельные радикалы - как, например, министр экономики Александра Смирнова, в силу своего возраста пытающаяся делать так, как правильно, а не так, как нужно. Но ее - и ей подобных - быстро ставят на место. "Недостаточно оптимистичный прогноз", - говорят. Подкорректируйте основные экономические показатели. И приходится бедному министру корректировать, подкручивать, исправлять и приписывать, временами падая от усердия в обморок. Чтобы спустя год те, кто способен отличить черное от белого и умножить два на два, в голос посмеялись над прогнозами этого министерства.

Отдельные представители кабинета министров вызывают у значительной части народа абсолютное отторжение. В минувшем году на этой стезе конкурировали два представителя социального блока - глава минобразования Наталия Шерри, последовательно претворяющая в жизнь политику укрупнения школ, и министр здравоохранения Елена Клюйкова, широко известная еще по добоосовским временам, и окончательно закрепившая за собой титул "министром здравоохренения" в последние годы. Зачастую "показательные расстрелы" способны поднять стремительно увядающий рейтинг. Но сейчас - совсем не тот случай. Из пилотных проектов, в которые затянули регион его руководитель, мы уже никуда не денемся. Подушевая система финансирования с ее плюсами (да-да, и они достаточно значимы и вполне очевидны, ведь объемы федерального финансирования, привлеченного в эти сферы, действительно велики) и минусами уже стала доминирующей. И теперь уволить ту же госпожу Клюйкову - мероприятие абсолютно бессмысленное. Ведь ничего в глобальном смысле не изменится. Нормативы все равно не будут удовлетворять нуждам медучреждений, врачи будут получать мало, лечить, соответственно, плохо - и станет окончательно понятно, что дело-то вовсе не в отдельно взятом министре. Дело в системе.

Как известно, даже самую плохую ситуацию может спасти хороший пиар. Но и тут ожидать особенно нечего. Потому что пиара как такового - системы мер для создания позитивного образа - нету в помине. Ее и быть не может, ведь делом этим занимаются сугубо технические специалисты, сотрудники пресс-службы областного правительства. И ладно, если они хотя бы делали что-то радикально полезное без какой-либо идеологии. Но ведь нет, складывается ощущение, что этим людям кто-то специально приплачивает, чтобы они добили и без того загибающийся рейтинг губернатора. Иначе рассылать пресс-релизы о том, что губернатор вдруг обнаружил, что мост на Аллее Смелых не ремонтировали ни разу за полвека, они бы не стали. Обильное посыпание деньгами сверхлояльных и стремящихся стать таковыми СМИ привело к тому, что качественный уровень их продукции перестал выдерживать минимальную критику. Одна и та же жвачка тянется с экранов как минимум двух из четырех телеканалов, слепила страницы значительной части периодических изданий и чавкает на страницах сайтов. Включаю сегодня (2 марта, если что) "Каскад" - там показывают церемонию празднования Дня защитника Отечества. Этот праздник, напомню, отмечают обычно 23 февраля. А почему в телевизоре все это спустя неделю? А потому что депутаты окружного совета проплатили, точнее - взяли из бюджета и отдали руководству канала. Зрители? Аудитория? Не смешите. Cash must flow. Практика разнообразных конкурсов и лотов цветет буйным цветом, при этом некоторые журналисты может и рады бы не играть с государством в эти опасные игры, но только вот немало изданий, где бюджетные деньги есть залог своевременной выплаты зарплат журналистам. Потому что, хоть на дворе и 2010 год, бизнес у нас ведут по-прежнему. Деньги, зарабатываемые изданием, пойдут на услуги типографии, на админрасходы, на налоги - а людьми можно и пренебречь. Потому что куда они, горемычные, денутся?

Части же изданий доступ к актуальной информации попросту закрыт - сотрудники пресс-службы на голубом глазу заявляют, что они, дескать, ничего не знают о программе визита главы "Росатома" Сергея Кириенко и вице-премьера страны Сергея Иванова, отказываются сообщать о том, действительно ли губернатор собирается посетить то или иное учреждение, а на простейшие информационные запросы отвечают в течение недель, а чаще всего - не отвечают вообще. Такое отношение автоматически провоцирует журналистов, попавших в немилость, найти что-нибудь скандальное и жареное. Благо, особых проблем с такими находками нету - сходил в инфекционную больницу, и готово. Или там в агентстве занятости поинтересовался, сколько человек захотели трудиться на строительстве БАЭС, и сколько туда потребовал народу подрядчик. Когда "начальник" провинциальной пресс-службы, технический специалист сомнительного уровня берет на себя функции "вершителя умов", начинает разделять СМИ на "плохие" и "хорошие", корчить из себя, прости Господи, политтехнолога - пора выносить святых.

Тут вон чего удумал наш руководитель - соорудить целый новый пост вице-премьера по внутренней политике. Чтобы тот, стало быть, взаимодействовал с партиями, общественностью и СМИ. Формально дело-то неплохое. Вроде бы как власть осознала, что сей фронт работы серьезно завален, и требуются серьезные усилия по его выправлению. Говорят, что ряд владельцев, директоров и главных редакторов местных СМИ крайне воодушевились и очень даже метят на этот пост, а также - на место главы пресс-службы, которое, как ожидают многие, наконец станет вакантным. Ну, в таком случае, его лучше бы и не учреждать. Потому что любой человек из местных, который его займет, окажется в ужасающей позиции, никак не способствующей плодотворному труду. С одной стороны ему будет ставить нереализуемые задачи непосредственный начальник с его федеральной проходимостью. А с другой - переключатель "свой/чужой" у окружающего мира сразу же щелкнет в нужное положение, и, возможно даже, некогда успешный журналист или менеджер станет "одним из них". Пытаться в таких условиях добиться нормального взаимодействия с масс-медиа каким-либо иным образом, чем скупка всех тиражей и всего эфира - занятие слишком уже безнадежное. А тотальная скупка уже показала свою "эффективность".

Впрочем, наиболее вероятным претендентом на этот пост считается человек, главное достижение которого пока что - то, что он является сыном областного министра образования. Это глава исполкома местного отделения "Единой России" Денис Давидов, обретший за последний год новое отчество - "Натальевич". В таком случае, о достижении каких-либо целей во внутренней политике губернатору можно попросту забыть. Замечательным примером подвижничества на этой стезе является распространенное на днях "письмо врачей", от которого за версту разит 37-ым годом. Оказывается, в проблемах медицины виноваты - кто бы вы думали? - правильно, журналисты и оппозиция. Которые, стало быть, обращают за каким-то чертом внимание на "отдельные недоработки". Вот ведь сволочи, а! Обращают, значит, внимание на обваливающиеся потолки в инфекционной больнице и на смахивающие на декорации к фильму о войне комнаты подстанции скорой помощи Московского района. Если бы главным подписантом этого письма не была главврач той самой многопрофильной больницы, а также - кандидат от "Единой России" на выборах в Горсовет Калининграда в 2003 году и вообще активный член партии Татьяна Серых, обращение можно было бы воспринять более-менее адекватно. Но нету в нем ничего, кроме глупости, беспомощности и непрофессионализма. Неотъемлимых черт местных единороссов.

Вот и получается, что нету никакого выхода из сложившейся ситуации у нашего губернатора. Заменить людей вокруг? Да не на кого их менять, приличные профессионалы от "красного дома" стараются держаться подальше, а те, кто согласны пойти во власть, заинтересованы в первую очередь в том, чтобы укрепить пошатнувшееся социально-экономическое положение себя, любимых, подсидеть коллег, выслужиться, сотворив еще пару откровенных глупостей, а потом развести руками - мол, ну что же я мог сделать, такие вот мы, криворукие, косолапые. Конечно, перед предыдущим митингом Боос мог бы взять, да попросить, что ли, прощения у людей за то, что его обещания так и остались невыполненными. И на определенную часть населения это могло бы подействовать. Но он - не такой человек. "Партия власти" - и кавычки вокруг этого термина с каждым днем все толще и толще, неспособна ни на что кроме заплесневелых и совершенно неуместных победных реляций и оскорблений в адрес оппонентов. И люди, которым теперь верить уже совершенно некому, с крайним ажиотажем обсуждают новый митинг. А тут еще и Олимпиаду выигрывают не наши спортсмены, а вообще черт знает кто. Что же еще остается делать? Ну ясное дело, на площадь, с флагом, к топору. Нет, некуда бежать губернатору, не к кому подходить, нет того единого окна, в котором ему выдадут рецепт от охватившей регион болезни всеобщего недоверия. Он сам создал систему, основанну на страхе, лизоблюдстве, почитании, преклонении и восхвалении. Но за все рано или поздно приходится платить. Теперь, кажется, для этого самое время.  

Кто виноват?
Анализируя политический кризис, в котором мы все оказались, важно понимать - это не "их проблема". Это наша общая беда. Потому что недоверие народа к действующей власти во всех ее проявлениях - исполнительной, законодательной и судебной бумерангом к этим самым недоверяющим и возвращается. Политическая нестабильность никак не сможет улучшить ситуации в экономике. Хотя бы потому, что - хорошо это или плохо, но за экономические рычаги дергают как раз те люди, которым общество доверять перестало. В ситуации, когда их отставки требуют десятки тысяч человек открыто и еще невесть сколько - на кухнях и в курилках, ожидать, что действия власть имущих прибретут невиданную доселе четкость и эффективность как-то странно.

Кто же виноват во всем этом мракобесии, в котором оказались мы с вами в начале второго десятилетия этого века? Да ведь мы с вами, батенька, и виноваты. Нужно быть честными, по крайней мере перед самими собой. Вот он, главный злодей - отражается по утрам в зеркале. Смотрит мрачно, нервно почесывается и зевает, лелея мысль поспать еще часок-другой. Ведь все эти "единые россии" и прочие так называемые "институты власти" - они же не появляются из ниоткуда. Они - как тараканы, приходят туда, где грязно, неубрано и хлебные крошки валяются по столу. И именно поэтому протестующие сейчас выглядят ненамного лучше, чем та власть, против которой они выступают. Каких еще прекрасных свершений можно ожидать, когда на выборы стабильно ходит никак не более трети электората, а остальные граждане мечтают лишь об одном - поскорее вернуться с опостылевшей работы к любимом телевизору и увидеть там, как очередной плюнувший на спортивную карьеру фигурист бодро скачет с какой-нибудь певицей в бесконечных "Танцах на льду"?

Все наши действия имеют последствия. А бездействие - оно еще страшнее. Пару недель назад я случайно встретился с одним гражданином, представлявшим, по его словам, "малый и средний бизнес". Он не кто-то из ряда вон выходящий. Он обычный. Таких много. Таких большинство. И он стал с жаром мне рассказывать о том, как этот самый бизнес стал чуть ли не вдруг недоволен нынешним законом об особой экономической зоне в Калининградской области. Потому что закон сей - вот ведь неожиданность! - никак не защищает интересы "малого и среднего". И бизнес негодует, и планирует поддерживать протесты, как словом, так и делом. Честно говоря, хотелось ударить. Потому что закон этот был подписан президентом больше четырех лет назад. Этому предшествовали месяцы обсуждений в Госдуме и Совете Федерации. И еще года, наверное, полтора закон об ОЭЗ готовился. И все это время журналисты писали статьи, эксперты давали свои комментарии, да в конце концов можно ведь было и сами законопроекты почитать. Где, где был "малый и средний бизнес" все это время? Отчего не выражал свое негодование тем, что таможенные льготы для него заменяются налоговыми для компаний, способных инвеститровать 150 млн рублей? Не припомню массовых выступлений предпринимателей в те годы. Бизнес этот был крайне занят - он косил и забивал, забивал и косил. Косил деньги и забивал на то, что происходит вокруг. Потому что тогда это можно было делать не то, чтобы легко, но уж точно не так со скрипом, как сегодня. Но прошли годы, и "поутру они проснулись", обнаружили, что льготы тю-тю, сборка-распил-ввоз уж не приносят тех десятков, а для кого и сотен процентов прибыли - и тут же давай протестовать. Ну побойтесь бога, ну нельзя же так делать - забивать на все в течение нескольких лет, а потом начинать жаловаться.

Такая же ситуация с требованиями федерального характера, которыми была жирно напичкана резолюция митинга 30 января. Удивительно, как представители местной власти еще до сих пор не употребили беспроигрышный прием для нейтрализации этой атаки "не по адресу" - "сами виноваты". Ведь это мы выбрали себе трио "Савенко-Федоров-Голушко", которое теперь якобы представляет наши с вами интересы в Госдуме, по идее выдвигая защищающие нас и критикуя негативно отражающиеся законопроекты. Правда, один из веселой тройки, наш бывший мэр, вместе со своим несгибаемым рейтингом отправился в самый критический постмитинговый период вместо Калининграда в Киев. Глава комитета по экономической политике Евгений Федоров нес какую-то несусветную чушь про то, что Боос, дескать, может обидеться и уйти. А Голушко - ну кто вообще видел хоть раз это ваше Голушко? Но ведь они - наши представители в парламенте страны. Это мы их туда отправили - опять же, либо действием, либо бездействием, либо поверив в лившийся поток сладкой чепухи, либо плюнув на все. 57,38% голосов получила на выборах 3 декабря "Единая Россия". Такая вот интересная цифра.

Вообще, если покопаться в архивах, на многое смотришь совсем с другой точки зрения. Вот, например, выборы в Госдуму в 2003 году. Сейчас, конечно, тогдашние агитационные материалы выглядят попросту смешно. "Единая Россия" набрала тогда 32% голосов, вдвое обойдя КПРФ. Но взгляните на эти прекрасные плакаты, вчитайтесь в эти строки. "Сам Александр Ярославович любит посидеть за штурвалом комбайна. Запахи солярки и теплого зерна до сих пор для него самые родные. И отдыхать предпочитает на природе, в деревне. Он верит: земля возродится, откликнется на заботу и любовь", - это о нынешнем замполпреде президента Александре Дацышине из его предвыборных материалов. Стоит, правда, отметить, что тогда господин Дацышин с треском продул старожилу Госдумы, коммунисту Владимиру Никитину, затем окончательно лишившемуся политической ориентации. Не без помощи неизвестных, сообщивших всему городу о том, что, по их мнению, связывает кандидата и флот. А вот главный предвыборный тезис все той же Татьяны Серых: "Как бы далеко не шагнула медицина, здоровье людей зависит, прежде всего, от условий жизни и окружающей среды". Совершенно беспроигрышный вариант, и просто поразительно, что он как-то подзабыт нынешними воротилами медицины. Но ведь они же тогда, в далеком 2003 году победили. Благодаря нам с вами. Что же мы не наслаждаемся?  

Тут недели полторы назад на заседании общественной палаты региона ректор РГУ Андрей Клемешев, помнится, активно посыпал голову пеплом и сокрушался, что, дескать, общественные организации не отвечают запросам народа и, соответственно, как и власти, народ им не доверяет. Но с чего бы этим организациям на запросы отвечать? Значительная часть из них была создана в те благословенные времена, когда деньги только что с неба не сыпались. Не буду переубеждать адептов конспирологических теорий, согласно которым все западные фонды, финансировавшие некоммерческие организации в стране, пытались таким образом развалить ее. Правда, по-моему, в том, чтобы чего-нибудь развалить мы такие асы, что помогать нам совершенно бесполезно. Тем не менее - представители фондов курсировали по различным регионам в поисках организаций, которые захотели бы получать финансирование на те или иные проекты. Отчетность была не слишком сложной, деньги - неплохими, работа - не бей лежачего. Были даже такие НГО, которым удавалось получать деньги на определенный проект, а в рамках его делать то, что действительно, по их мнению, важно и полезно, ведь иностранцы эти все время несли какую-то чушь про гражданское общество и всяческие awareness, ну а какой тут может быть awareness, когда вокруг - "запахи солярки и теплого зерна".

Но время шло, и финансовый ручеек истощался. Менялись правительства, сокращались расходы на деятельность фондов, да и вообще - как-то неприлично выделять деньги стране, в столице которой недвижимость по цене обскакала уже лондонскую. С другой стороны, наши власти, почуяв определенные угрозы в деятельности этих фондов подзакрутили налоговые вентили, и работать стало совсем уж невмоготу. И общественники обратили свои взоры на местные бюджеты. Тем самым поставив на себе крест как на противовесе властной вертикали, как на способных открыто критиковать неверные, с их точки зрения, решения чиновников. Гражданское общество в его формальных проявлениях съежилось и усохло до размеров общественной палаты, точнее - палатки, в которой две трети членов назначаются властями. И именно эта общественность является единственной, которую способен был до последнего времени воспринимать губернатор. Он принимал ее членов, говорил с ними и даже делал вид, что слушал их. Прямо-таки идиллия. Правда, когда в темечко клюнул жареный петух, оказалось, что недовольные граждане почему-то не хотят идти в карманную общественную палатку. Они хотят идти на митинг и выражать там свое недовольство прямо и непосредственно, и там-то и есть настоящее гражданское общество и awareness. И сейчас процесс этот приобрел окончательно неконтролируемый характер. И вот ведь что интересно - протестные организации, та же самая "Справедливость" Константина Дорошка делают именно то, чем стоило заняться общественникам тогда, когда грантовый ручеек пересох. Обратиться к гражданам, благосостояние которых, как ни крути, все же подросло по сравнению с началом двухтысячных, открыто заявить о своих целях, задачах и деятельностях (если, конечно, таковые есть) и предложить вступать, платить взносы, поддерживать. Развивать, выражаясь умными словами дяденек из фондов, народный фандрайзинг. Но зачем, если можно тереться о ногу губернатора и чувствовать себя очень важными?  

Но одним выражением недовольства нельзя изменить картину в целом. Она рисовалась годами, теми самыми "тучными нулевыми", когда подавляющее большинство народа предпочитало, пользуясь не совсем корректным, но очень точным выражением героя одного социально-активного мультика, "жрать, срать, ржать". Правда, спустя какое-то время, оказалось, что жрать особенно и нечего, да еще и насрали столько, что уже по уши в дерьме. Как-то тут становится не до смеха. Мы сами создали этого голема, с которым теперь пытаемся сражаться. И если сейчас не сделать выводов, не начать, наконец, думать несколько дальше собственного носа, понимать, что кроме сегодня есть ведь еще и завтра, а также - что самое страшное - послезавтра, если не попробовать искать виноватого не во всех вокруг, а в самом себе, то ситуация будет повторяться вновь и вновь. И выходит так, что вопросы эти - что делать? кто виноват? - они не для Бооса важны. А для нас с вами. Пора бы начать их себе задавать.

Источник: "Новый Калининград.Ru"

На правах рекламы