Власть из телевизора

В минувшую субботу региональная власть опробовала новый формат общения со своим народом. И без того давно уже господствующий в местном телеэфире Георгий Боос окончательно и бесповоротно вытеснил собой все прочие темы. "Телемитинг", ставший ответом на угрозы протестных выступлений как развитие переломной акции у Дома Советов 30 января - новое слово в региональных политтехнологиях - готовился с беспрецедентной скоростью, буквально за несколько дней. Для таких сроков число накладок и ошибок в его проведении, конечно, минимально. Но любые действия власти, а особенно действия в условиях политического кризиса, всегда воспринимаются по гамбургскому счету. Попытаемся проанализировать, каковы же на самом деле итоги телемарафона.

Сухие цифры, распространенные пресс-службой областного правительства: "В ходе четырех часового диалога губернатору было задано более трех тысяч вопросов, на двадцать из них Георгий Боос успел ответить в прямом эфире". Для первого раза, наверное, результат сравнительно неплохой. Правда, в ходе организационного совещания на прошлой неделе специалисты-телевизионщики озвучивали несколько большие цифры - около 60 возможных ответов. Сравнение с эфирной активностью Владимира Путина, на подражание которому губернатора намекали многие после окончения "телемитинга", не в пользу Георгия Бооса. Первый опыт общения с народом нынешнего премьер-министра в 2001 году принес 46 ответов. Последний, случившийся 3 декабря прошлого года, показал совершенно сверхчеловеческие способности господина Путина, ведь за 4 часа и одну минуту он смог ответить на 80 вопросов - как заданных в эфире, так и озвученных по телефону, а также присланных по интернету и с помощью sms-сообщений. Наверное, можно сделать скидку на то, что техническая сторона вопроса подкачала, не такие все же у нас высококлассные специалисты, как в столице, а с другой стороны можно считать, что пусть меньше, да лучше - глубоко, до самого донца погружался в каждый заданный ему вопрос глава региона.

Впрочем, если подумать хорошенько, то охват территории камерами прямого включения как-то не соответствует результатам. С какой целью камеры были расставлены в Калининграде на расстоянии минут этак пятнадцати ходьбы одна от другой - разум понять отказывается. Если человек действительно хотел поговорить со своим губернатором в прямом эфире, то какая, собственно говоря, разница ему, где это делать - у "Акрополя" или в двух остановках общественного транспорта оттуда, с площади Василевского? Вероятно, призванная реализовать желания и чаяния жителей острова камера на Рыбной деревне так и не разродилась хотя бы единственным вопросом; дождь залил некие таинственные "релейки", и пришедшие туда граждане были вынуждены отправиться по домам вымокшими, но несолоно хлебавши. Отдельно стоит отметить Гусев, где ведущие "Каскада" стоически боролись с техническими проблемами, помогая жителям этого передового во всех отношениях муниципалитета поговорить с губернатором. Там, как это ни парадоксально, сигнал телекомпании, выводившей в прямой эфир телемост, принять попросту нельзя. Каков был смысл установки камеры в Гусеве - остается тайной, вопросом, ответ на который, наверное, знает лишь тамошний глава, большой любимчик Георгия Бооса Николай Цуканов.

Что до вопросов - они были разными. Преобладали, как и ожидалось, бытовые ситуации - светофоры, которые обещали построить годы назад, да они так и не появились, квартиры, которые нужно выделить, но чиновники всеми конечностями сопротивляются, бесплатные общественные туалеты, которые непонятно кто и непонятно за какие средства должен строить - и поэтому их и нету в нашем, таком "привлекательном" для туристов, областном центре. Ну и так далее. Собственно политических - а мероприятие это определенно имело политическую окраску - вопросов почти и не было. Если, конечно, не считать политическим вопрос о том, где зарегистрирован самолет Георгия Бооса, в бюджет какой страны платится транспортный налог за него, и почему эти средства не текут в наш, областной бюджет, дабы потом тратиться на починку дорог, как желает того партия "Единая Россия". Правда, ответ на этот вопрос у губернатора вышел совершенно неуклюжим - он заявил, что, дескать, и не знал, где зарегистрировано это транспортное средство, что фрахтует его, и что, вообще-то, "если самолет зарегистрирован как иностранный, то он может летать свободно, а как российский – нет". Если так рассуждать, то и машины можно в теории регистрировать там, где налоги на них копеечные, а ездить на них здесь. Правда, на практике с этим ого-го какие проблемы. Учитывая, что, по словам ведущего Владимира Соловьева, автора этого вопроса он сам попросил проявить активность за день до прямого эфира, можно, наверное, было как-то хотя бы чуть-чуть подготовиться к ответу.

Ведущий, на первый взгляд, справился с отведенной ему ролью "на отлично". Сглаживал, где это необходимо, острые углы, где нужно было - наоборот, обострял дискуссию, и даже поиздевался над нарастающим противостоянием Георгия Бооса и главы Калининграда Александра Ярошука. Однако присущий ему снобизм, насмешка над провинциалами, местами - открытое хамство вряд ли украсили это крайне важное для местных властей мероприятие. Да и более-менее мыслящая аудитория, способная самостоятельно искать информацию, легко может выяснить, какой сильный аромат пропаганды исходит от этого, некогда популярного телеведущего. Отношение самого господина Соловьева к тем людям, устаканивать отношения которых с властью он прилетел, как подчеркнул на пресс-конференции после окончания эфира, за свой собственный счет, ярко выражено в записи в его блоге, сделанной тем же вечером. "И в очередной раз, теперь уже проведя 4-х часовой прямой телемост и наблюдая многие прямые линии общения премьера и президента, могу сказать одно - психология наших людей звучит так: надо чтобы нами управлял Дед Мороз. Дед Мороз с мешком подарков. Тогда жизнь будет налажена", - написал Владимир Соловьев. Тема известная, мысль понятная - это не во власти проблемы, это люди какие-то неправильные. Может быть, стоило все же привлечь кого-нибудь другого - пусть и заплатив ему (может быть, из личного бюджета губернатора?) денег за билет и небольшой гонорар, пусть и не столь красноречивого, но чуть более человеколюбивого, пусть и не такого большого друга господина Бооса, но более взвешенного в своих оценках?

Кстати, о вопросах - в том числе и острых. В ходе организационного совещания по проведению этого действа тема сбора вопросов силами наиболее популярных интернет-СМИ региона звучала. Она даже была реализована - на трех сайтах ("Rugrad.Eu", "Клопс.Ru" и вот эти ребята) вопросы собирались, однако в эфире озвучены, насколько я понимаю, так и не были. Это именно та причина, по которой "Новый Калининград.Ru" в подобной активности в итоге предпочел не участвовать. Я лично спрашивал у организаторов "телемитинга" - будет ли определена квота озвучиваемых "вопросов из сети", а также - каковы конкретные сроки ответа на те вопросы, которые будут заданы, но не будут озвучены. Никакой конкретики в их ответах не содержалось. Задавать вопросы "в никуда" - это, наверное, забавно и даже полезно, но только - для тех чиновников из пресс-служб, которые опосля будут резво заявлять о "трех тысячах заданных вопросов". У нас есть печальный опыт с находящейся сейчас под обвинением по уголовному делу экс-министром здравоохранения Еленой Клюйковой - часть вопросов к ней, озвученных посетителями "Нового Калининграда.Ru" во время интернет-конференции остаются без ответов, да, надо полагать, так без них и останутся. Дама уже в отставке и, более того - покинула пределы региона. Говорят, что ненадолго. Хотелось бы верить.

Но все это было бы досадными мелочами, не портившими общей достаточно позитивной картины медленного, но верного разворота власти лицом к народу, если бы свеженанятые и тут же назначенные на госдолжности политтехнологи губернатора не решили, что ему и его другу Владимиру нужно пообщаться с журналистами. Пресс-конференция по итогам "телемитинга" изрядно подпортила глянцевую картинку донельзя открытой власти. Зачем-то здесь Георгий Боос принялся совсем уж откровенно косить под Владимира Путина, попросту "наезжая" на корреспондентов - как местных, так и российских и зарубежных. Вместо того, чтобы остановиться на мысли о том, что кто хочет митинговать с мандаринами, тот пусть и митингует, губернатор стал рассуждать о том, что, вот, мол, в Америке-то миллионы президента не любят, и что же это он, Боос, не идет к Бараку Обаме с вопросом "почему к тебе такая ненависть". Картина "калининградский губернатор идет к президенту США с вопросом о ненависти народной" имеет крайне эпический характер и обязательно должна быть исполнена в масле. Главному редактору "Нового Калининграда.Ru" господин Боос адресовал претензию такого рода - вас сам Соловьев звал приходить в РГУ острые вопросы задавать, а вы вот что? Не пришли?

Оставим за бортом то, что кроме девушки с замечательной должностью "Советник Президента НТРК "Каскад" никто другой ко мне лично с такими предложениями не обращался. Заметим лишь, что, вроде бы, прямая линия намечалась с гражданами, с телезрителями. А для журналистов как раз и проводилась пресс-конференция. Завершилось же общение с репортерами очередным криком души губернатора на тему "Это моя родина, сынок!"; в ответ на вопрос о том, какие особенности региона обнаружил после четырех с половиной лет жизни тут, Георгий Боос принялся бить себя в грудь и заявлять, что он - калининградец, живет тут, и все сомнения на эту тему стоит немедленно развеять. Владимир Соловьев, в свою очередь, из всех сил нагнетал обстановку, обвинив митинговавших с мандаринами у Дома Советов в том, что они танцевали под дудку каких-то таинственных столичных журналистов, а затем написавший все в том же своем блоге, что "существует чуть ли не сговор, в том числе и у федеральных чиновников на то, чтобы поменять власть в Калининграде". Он, возможно, и существует. Даже наверняка, врагов у губернатора в столичной среде хоть отбавляй. Но однозначно объяснять протест какими-то там столичными распрями - это как-то не очень умно. Могут и мандаринами закидать.

Что же в сухом остатке? Да, наверняка, подобная прямая линия - это нужно и полезно. По крайней мере, впервые в прямом эфире было красноречиво показано, каков масштаб бардака во взаимоотношениях между различными ветвями власти, насколько их деятельность далека от нужд простого народа, как бюрократизированы самые простые, казалось бы, процессы. Это действительно честно; это примерно настолько же честно, как прямая трансляция в эфире того же "Каскада" оперативных заседаний правительства, на которых не гламурные доклады озвучивают, а о реальных проблемах в муниципалитетах говорят. Правда, трансляции эти не прожили и полугода. Именно потому, что слишком уж очевидны системные проблемы в управлении регионом, существование которых спустя четыре с половиной года после создания правительства Бооса - это как-то не очень хорошо.

Наверное, если обещание губернатора будет исполнено, и прямые линии, подобные той, что случилась 20 марта, будут происходить не сломя голову, в спешке, "к пятидесятилетию Великого Октября", не с целью затмить возможный уличный протест, а регулярно, более качественно организовано и с менее тенденциозными ведущими, это будет полезно. Но первый блин оказался все же комом. Отсутствие политических вопросов превратило помпезное мероприятие в прием по личным вопросам в прямом эфире. А их, вопросов этих, и быть не могло. Потому что те, у кого они есть - они не к камерам пошли. Они пошли к Дому Советов. Сказать точно, сколько граждан скандировали "в отставку!", сложно. Официальные сводки на сей раз не подкачали - милиционеры рапортовали о не более чем трех сотнях участников несанкционированного митинга на ярмарке. В реальности людей там было, конечно, больше, но сколько из них пришли на ярмарку за продуктами, сколько - опять же пришли на ярмарку, но влились в протестное движение, а сколько - целенаправленно несли мандарины, чтобы отчаянно их раздавить, точно неизвестно. Но точно можно сказать одно - у Дома Советов людей в этот день было точно больше, чем у телекамер в разных местах города.

Ведь дело в отношении. В отношении к власти. У организаторов "телемитинга", у его ведущего, у освещавших это действо - и только его - СМИ, у приезжавших в Калининград три недели назад членов Общественной палаты РФ, у слишком уж многих ответственных лиц это отношение приобрело очень странный характер. Его весьма красноречиво выражают слова некоего калининградца Александра Шамшиева на сайте "Молодой Гвардии Единой России": "Власть и народ нельзя противопоставлять, как это бывает модно. Власть - тоже часть народа, при всей её специфике и иногда чрезмерной удалённости. Власть и общество должны гармонично сочетаться как один организм. Для этого надо искать возможности коммуникации и диалога". Все эти люди - и Александр в том числе, видимо, уверены, что власть - это нечто богом данное, незыблемое, появляющееся из ниоткуда, deus ex machina, явление природы, с которым можно лишь договариваться, а если не получается - то попросту смиряться с фактом его существования. При всем его несовершенстве, бюрократизме, неповоротливости - и еще десятках прочих, не менее неприятных черт. О том, что источником власти в нашей стране является народ, в ходе "телемитинга" не говорилось. А жаль.

Источник: "Новый Калининград.Ru"

На правах рекламы