Внутреннее дело

И вот это будет злобный текст. Скажу сразу: я противница абортов. Но я не буду сейчас говорить про РПЦ, жизнь до рождения, побочные эффекты запретов. Этого добра много в публичном пространстве… Я буду про мужчин.

Я не понимаю одну вещь: почему при обсуждении абортов речь идет о женском теле, о женской ответственности перед обществом-Богом-о новой жизни (вставьте свое), о чем и о ком угодно, но не о мужчине. Я не понимаю, разве мы эволюционировали до почкования как-то незаметно и мужчины не имеют к зачатию никакого отношения?

Вот когда найдется хоть один мужчина, который скажет:

«Дорогая, ты, конечно, *** и все такое, но я тоже приложил к этому одно место. Ты мне нафиг не нужна, и ребенок мне нафиг не нужен, у меня „диплом“-„нетденег“-„нетработы“- „квартиры“-„яживусмамой“, но я против детоубийства, поэтому давай ты родишь этого ребенка. Мне нафиг не сдался этот ребенок, но я против детоубийства, поэтому готов поддержать тебя, в том числе материально, когда тебя скрючит от токсикоза и ты не сможешь работать. Я буду кормить тебя овощами-фруктами (я же хочу, чтобы этот ребенок еще и здоровый родился), а также готов отказаться из солидарности с тобой от пива-сигарет-баров. Я буду ходить с тобой по врачам, чтобы они не тебе одной нервы трепали, я оплачу тебе все нужные анализы и дополнительные исследования, которые стопудово потребуют от тебя врачи. Я буду помогать тебе мыть ноги, когда твое пузо станет таким большим, что ты не сможешь их даже разглядеть…

Мне нафиг не сдался этот ребенок, но я пойду с тобой на роды, буду держать тебя за руку и пройду с тобой весь роддомовский ад. И вместе с тобой выслушаю традиционное „это перед мужиком ноги просто раздвигать“, хотя кому, как не мне, дорогая, знать, что это не совсем правда.

А потом я со спокойной душой поставлю свою подпись рядом с твоей на бумажке с отказом и буду спокоен, зная, что подарил своему ребенку беззаботное детдомовское детство. Я готов объяснять твоим и своим родственникам, что так, мол, и так, судьба-злодейка. Я готов несколько лет заходить-выходить с тобой в один подъезд и ловить осуждающие взгляды соседей, и слышать вслед не только „шлюха“, но и „ироды-злодеи“. Или врать вместе с тобой, а куда, собственно, подевался живот. 

Может, мое отцовское сердце не выдержит, и я захочу, чтобы он жил с нами, хоть ты мне нафиг не нужна. И я готов буду приносить тебе продукты, чтобы тебе было что поесть. И я готов буду менять памперсы, когда на них будут деньги, или стирать пеленки, когда на памперсы не будет денег. Мне нафиг не сдался этот ребенок, но я буду вставать по ночам, укачивать его, когда он плачет, засовывать ему свечи в попу, чтобы сбить температуру до приезда скорой. И так далее, дорогая, и может, когда-нибудь этот ребенок сплотит нас, и будет нам голливудское счастье».

А может, это вообще чья-то чужая дорогая, и не ***, а соседская девчонка, которой очень не повезло. И ты такой весь из себя противник абортов… Тогда возвращаемся к началу и проходим весь путь вновь. Так вот. Если найдется такой мужчина, я готова поговорить о запрете абортов. И можете считать меня мелочной.

P. S. Истории, конечно, бывают совершенно разные. И мужчины есть достойные, которые не считают факт беременности чисто женским событием. Но это текст — про загнанную в угол женщину, у которой нет ни ресурсов, ни поддержки, ни опоры. И для большинства женщин выбор в пользу аборта — очень и очень непрост. А вот попасть в ситуацию, когда встает выбор, делать или не делать аборт, любой из нас очень просто. Поймите это, мужчины.

Юлия Лузина.

Комментировать (12)

Комментарии

prealoader
prealoader