Полковника никто не впишет

В четверг вечером президент страны Дмитрий Медведев одобрил список кандидатур на должность губернатора Калининградской области, внесенный на его рассмотрение партией "Единая Россия". Действующий глава региона Георгий Боос пал жертвой собственных амбиций, а ситуация с новым губернатором резко превратилась в нешуточную интригу.

Кремль, давно не удивлявший страну неожиданными кадровыми решениями (пожалуй, со времен последних крупных перестановок в правительстве, случившихся еще во времена президентства Владимира Путина), на этой неделе поверг в недоумение массу народу. Отсутствию губернатора Калининградской области в списке кандидатов на должность в первую очередь, конечно, удивлялись в самом регионе. Причем все — от собственно участников списка (своего недоумения, к примеру, вовсе не скрывал экс-мэр Калининграда Юрий Савенко) до простого люда, как по внешним признакам, так и по данным социологических опросов совершенно уже смирившегося с перспективой второго срока обладателя федеральной проходимости. На федеральном уровне удивления также хватало. Разнообразные политологи, о реальном количестве которых с ужасом узнаешь как раз в такие моменты, всем скопом принялись высказывать свои экспертные мнения; правда, мнения эти были крайне противоречивы, местами до абсурда, что лишний раз подтвердило давно известный тезис о том, что в политике, как и в футболе/хоккее у нас большой эксперт каждый второй. 

Факты общеизвестны, но отчего бы не напомнить их читателям. Итак, в понедельник с Дмитрием Медведевым в его сочинской резиденции встретился председатель высшего совета «Единой России» Борис Грызлов. Во встрече также приняли участие секретарь президиума Генсовета единороссов Вячеслав Володин, руководитель Центрального исполкома партии Андрей Воробьев и первый замруководителя администрации президента РФ Владислав Сурков. При всем этом честном народе господин Грызлов представил президенту список кандидатов на пост калининградского губернатора. Список состоял из трех человек: Юрия Савенко, Николая Цуканова и Александра Ярошука. Естественно, отсутствие в списке Георгия Бооса, пусть даже это и не было неожиданностью для президента (согласно закону «О политических партиях», консультации по списку проходят вместе с ним), требовало некоторых пояснений. «Здесь парадоксальная ситуация: с одной стороны, Калининградская область имеет очень динамичные показатели за последние четыре года — и по развитию инфраструктуры, и по промышленности, с другой стороны, показатели, касающиеся поддержки действующего губернатора, не являются такими, чтобы мы могли бы предложить его кандидатуру для рассмотрения», — цитирует слова главного андроида Всея Руси агентство «Интерфакс». 

Президент, согласно информации агентств, воспринял такую подачу достаточно спокойно. «Это ответственность партии, это ваше право», — сказал Медведев. «Я неоднократно говорил, что, несмотря на изменения системы наделения полномочиями губернаторов, нам небезразлично, какой авторитет имеет та или иная кандидатура: это должны быть люди, которые пользуются безусловным уважением и доверием граждан, которые живут в том или ином регионе», — подчеркнул он. 

Забавно, что всего лишь 18 июля, меньше, чем за месяц до озвучивания списка, Борис Грызлов совершенно уверенно заявлял, что партия будет предлагать президенту кандидатуру господина Бооса. Правда, говорил он это не широкой общественности, а в одной-единственной парламентской телепередаче, крайне дозированно показанной в эфире верноподданнической компании «Каскад». Впрочем, ни «Каскаду», ни господину Грызлову этот факт имиджа не подпортит — потому что невозможно испортить то, чего не существует в принципе. 

В четверг (ближе к вечеру), согласно сообщению пресс-службы Кремля, Вячеслав Сурков направил руководителям «Единой России» уведомление, согласно которому Дмитрий Медведев согласился с предложенными кандидатурами и будет делать выбор из их числа. И таким образом поставил крест на вовсю процветавших в течение всей недели спекуляциях на тему того, каким образом мог бы просочиться обратно в губернаторское кресло господин Боос. 

Зачем, зачем Вы удалились? 
После периода шока от исключения из списка господина Бооса и общей шизофреничности набора потенциальных кандидатов, все мало-мальски интересующиеся политикой граждане принялись гадать, в чем же причина такой странной ситуации, приключившейся с «федеральным проходимцем». Собственно, версий нынче существует несколько. Наиболее вероятная заключается в том, что Георгий Боос стал жертвой собственной нелюбви к компромиссам и конфликтов с самыми разнообразными политическими силами как в самой области, так и за ее пределами. Самыми известными из таких конфликтов последнего времени стали следующие. 

Конфликт №1: силовой 
Во-первых, маленькая и не очень-то уж победоносная (потому что непонятно, кто же в ней победил) война с областным УВД. Милиционеры совместно с прокуратурой и следственным комитетом понемногу клевали чиновников правительства с прошлого года, постепенно дошло до уголовных дел, правда — в отношении бывших министров (экс-главы минздрава Елены Клюйковой), и обысков в кабинетах конкурсного агентства. 

Пикантной донельзя оказалась история помощника губернатора Андрея Ушакова, у которого, как выяснилось, как это обычно бывает в таких ситуациях - совершенно внезапно, может быть, поддельный диплом. Резвого помощника, обладающего, по слухам, легендарной способностью к употреблению элитных крепких спиртных напитков, даже объявляли в розыск, чтобы провести экспертизу документа. Однако по сей день господин Ушаков тяжело болеет, предпочитая встречам со следователями белизну больничных палат. 

Апофеозом конфликта стало то, что претензии к позиции представителей правительства в конце концов озвучивались открыто самим руководителем управления генералом Кириченко. В своем единственном за последнее время интервью, данном «Комсомольской правде», господин Кириченко говорил о том, что в регионе «мягко говоря, очень плохая ситуация с сохранностью бюджетных средств», что в правительстве якобы создано целое подразделение для сбора компромата на руководство УВД, что подконтрольные правительству СМИ целенаправленно портят имидж милиции. 

В борьбу включилось и управление ФСБ, сотрудники которого даже успели провести обыски в кабинетах высокопоставленных представителей УВД, однако затем руководитель «конторы на Генделя» Михаил Власенко вплотную занялся переводом самого себя в солнечный Краснодар, и чекисты снизили свою активность. Зато активизировались милиционеры; венцом этой деятельности стали массовые обыски, случившиеся в минувшую пятницу, 13 августа. В этот поистине черный для некоторых граждан день сотрудники отдела по борьбе с коррупцией УБЭП обыскали более 30 кабинетов агентства главного распорядителя бюджетных средств и некоммерческой организации «Фонд жилищного и социального строительства Калининградской области». 

Не стоит забывать и о том, что в течение последнего года Георгию Боосу удалось испортить отношения с одним из самых влиятельных людей в вопросе его переназначения — с полномочным представителем президента в СЗФО Ильей Клебановым. История с крахом авиакомпании «КД авиа», участие в этом процессе «Банка Санкт-Петербург» и отношение к этому банку господина Клебанова — история достаточно темная для того, чтобы рассуждать о ней сейчас уверенно. Но когда в начале июня в здании правительства отрывалась приемная президента страны, полпреду был задан прямой вопрос: будет ли он поддерживать кандидатуру Георгия Бооса. «Любое высказывание и рассуждение по данному поводу сегодня будет являться спекуляциями, которые не нужны никому, в том числе и губернатор Боосу, и которых уже немало», — заявил тогда господин Клебанов. Учитывая, что до разрыва отношений с господином Боосом он был одним из главных его сторонников и вообще-то сам вносил его кандидатуру перед первым сроком губернаторства, навсегда занеся в летопись истории региона термин «федеральная проходимость», — весьма печальная для губернатора позиция. Ну и, конечно, все вышеперечисленные обыски, уголовные дела и прочая активность силовых структур в отношении правительства не могли происходить без по крайней мере ведома, а скорее всего — и санкции полпредства. 

Определенную роль сыграла и крайне неприятная история вокруг воинского чина Георгия Бооса — информация о неправомерно присвоенных ему званиях полковника и подполковника. Ситуация эта была щедро растиражирована федеральными СМИ, включая такие влиятельные, как “Коммерсант” и “Ведомости”.

Конфликт №2: партийный 
В период губернаторства Георгия Бооса положение партии «Единая Россия» в Калининградской области сложно назвать триумфальным. Его вообще весьма сложно охарактеризовать хоть каким-либо словом, кроме «анархия». Выборы, состоявшиеся менее, чем через полгода после воцарения господина Бооса на губернаторском троне, прошли в атмосфере легкого фарса: по всем городам и весям расставили плакаты, где, будто картонные фигуры, губернатор и Юрий Савенко стояли по сторонам от кандидатов и своим видом призывали народ поддержать нужных людей. Картонки не помогли, точнее — помогли, но совершенно не с тем результатом, на который рассчитывали в федеральном центре. В Калининграде в 2006 году «Единая Россия» набрала всего лишь чуть более 20 процентов голосов, по области — 35 процентов. Поэтому депутатов во фракцию в областной Думе затаскивали всеми правдами и неправдами: из одномандатников, из других партий, разваливая эти организации в принципе — как, например, Партию пенсионеров. 

Собранная фракция в итоге напоминала коллектив китайских болванчиков, согласно кивающих при любых указах из правительства, обрезающих собственные полномочия, плюющих на происходящее вокруг и вообще начисто лишенных  каких бы то ни было мыслей. Все те, кто хоть сколько-нибудь мог соображать, принимать самостоятельные решения и, соответственно, добиваться результатов, были задвинуты на вторые, а то и третьи роли — как, например, Константин Поляков, вынужденный довольствоваться постом вице-председателя Думы. А на первые позиции вышли политические недоразумения: вначале исполнительный вояка и послушный муниципал-москвич Сергей Булычев, проводивший время за украшением территории парламента различными артефактами. При нем в Думе появились огромный валун якобы прусских времен (потом, правда, бесследно исчезнувший) и деревянный медведь в холле, явным образом символизирующий содержимое голов членов партии в отдельно взятом регионе. 

К деревянному руководителю отделения, сменившему на этом посту «Бабу Валю» — помощницу господина Бооса в Госдуме Валентину Калинкову, спустя какое-то время был приставлен мальчонка, которого было как-то совсем некуда пристроить — сынок импортированного из Москвы министра образования Наталии Шерри, отпрыск, которого, с легкой руки журналистов, теперь иначе как Денисом Натальевичем никто и не называет. Денис Натальевич, пробавлявшийся какое-то время в контрольно-ревизионном управлении областного правительства, был отправлен депутатствовать все в ту же бессмысленную и беспощадную Думу, в которой вел себя как нельзя более нахально: хамил депутатам со стажем, а в редких интервью хвастался какими-то не ведомыми никому политтехнологическими победами, утверждая, что в «пиаре» он чуть ли не со школьной скамьи. И всячески заверял, что «кумовство» и «семейственность» Георгию Боосу крайне чужды. Наверное, были и те, кто ему верил. Хотя это — вряд ли. 

Партийное болото, в котором те обитатели, которые еще сохранили возможность шевелить лапками, делали это, только чтобы подсидеть соратника по партии, с треском проваливало все порученные ему инициативы: на муниципальных выборах на ответственные должности пролезали какие-то совершенно непонятные личности и даже попросту бандиты. Закономерным итогом высокопрофессионального руководства местным отделением партии стали зимние митинги, прогремевшие на всю страну. Дабы закрепить эпический провал, местные политбонзы наперегонки с федеральными коллегами принялись высказывать откровенный бред про причины и последствия народных волнений. В результате делегации из Администрации президента и федерального аппарата партии, посещавшие регион, когда волна народного недовольства чуть утихла, пришли к единственно верному выводу: партийная работа была завалена — и нужно что-то делать. 

Стоит также отметить суровый внутрипартийный конфликт на уровне Калининграда. Ситуация, в которой единороссы из городского совета под руководством Александра Ярошука были фактически отстранены от реального управления городом и вынуждены попросту голосовать за то, что им предлагает поставленный на должность сити-менеджера Феликс Лапин, была им крайне неприятна. Потому что, в отличие от областной Думы, горсовет давал определенные возможности для продвижения собственного бизнеса — а нынешний созыв в значительной степени состоит из «людей дела», в отличие от парламента, где добрая половина занимается вообще непонятно чем. Подспудное противостояние городских и областных единороссов грозило вылиться в открытое — и, конечно, не способствовало улучшению общей ситуации в регионе. 

К сожалению для Георгия Бооса, именно он своим игнорированием происходящего в отделении «ЕР», своим желанием поставить на руководящие должности дружественное и родственное недоразумение, стал причиной состояния, в котором находится сейчас партия в области. Состояния, в котором совершенно бессмысленно рассчитывать на успех на выборах в марте следующего года — да и на выборах в Госдуму осенью 2011-го тоже. Теперь необходимы какие-то кардинальные решения, изгнание всех этих Денисов Натальевичей и прочего сброда и полная смена имиджа в конкретном регионе — потому что ничего другого, на что можно было бы опереться в новой Думе, власть за такой короткий промежуток времени создать не сможет. 

В пользу версии, что все это сыграло не последнюю роль в невключении господина Бооса в итоговый список кандидатов, говорит также и то, каким образом были прокомментированы эти события представителями федерального руководства «ЕР». Слова Вячеслава Володина о том, что поддержка населением губернатора была слишком низка для продолжения его работы, сказанные после январского десятитысячного «Бооса долой!» — это, мягко говоря, не самая удачная строчка в биографии. Если высказывания Володина о том, что Боос будет приглашен на какую-то высокую федеральную должность действительно правдивы (а прогноз ряда изданий, что губернатор отправится в отстойник для политиков и чиновников, потерявших вес, — Совет Федерации, — неверен), то ему придется очень сильно постараться, чтобы отмыться от пятна «калининградского позора». 

Конфликт 3: протестный 
Кстати, о многотысячных митингах. Версия о том, что уход Бооса стал результатом усилий так называемой оппозиции, конечно, греет душу ее представителям. Причем как тем, что уютненько устроились в последние месяцы за пазухой у губернатора, так и «новой волне» протестующих, находящихся в последнее время в митинговом катарсисе. Настолько сильном, что митинг 21 августа Константин Рожков, Евгений Лабудин и прочие неудержимые решили проводить даже после того, как их главное требование — отставка Бооса — было фактически выполнено на самом высоком уровне. Правда, удивляться этому могут только те, кто не читал первоначальную резолюцию, составленную еще к митингу 30 января. В ней, напомним, приводился весьма широкий спектр требований к губернатору, финальным же была его отставка. То есть, по мнению митингующих, после выполнения всех их наказов Георгий Боос должен был тихой сапой снять с себя полномочия и грустно откланяться. 

Конечно, народные волнения ничуть не прибавили очков господину Боосу. Но правы те из многочисленных комментаторов последних дней, кто подчеркивал: Кремль никогда не будет снимать руководителя региона только по причине народного недоверия. Такое решение стало бы опасным прецедентом, ведь рейтинги доверия Георгия Бооса по сравнению с рейтингами ряда других губернаторов были весьма завидными. Напомним, что, согласно результатам исследования «Калининградский экспресс», проведенного Калининградской мониторинговой группой в июне 2010 года, поддерживали деятельность губернатора около четверти опрошенных, однако почти 60 процентов были уверены, что партия предложит президенту, а тот, в свою очередь, внесет в областную Думу именно кандидатуру Бооса. 

Таким образом, организаторы митингов, сбивчиво и невнятно требовавшие «всего плюс отставку Бооса», а порою попросту скатывавшиеся в истерику, пришлись к месту и ко времени, оказав, вольно или невольно, добрую услугу тем, отношения с кем губернатор испортил аккурат к завершению своего первого и последнего срока. Уверенность в своей победе, в своих силах, так красноречиво сквозящая в их заявлениях, звучавших на этой неделе, не оставляют сомнений: этот потенциал может быть еще не раз использован. К сожалению, далеко не во благо народу, доверившему выражать свой гнев местечковым трибунам.

Come back, baby come back 
В четверг Дмитрий Медведев внес ясность и дал понять, что шансов на второй срок у Георгия Бооса не осталось. Однако всю неделю в местном обществе царило настроение «А вдруг?» Крупные издания держались осторожно, не давая какой-либо оценки событиям, тем самым укрепляя мнение о том, что политическая журналистика как жанр в местных СМИ не то что агонизирует, а уже давно разложилась и даже почти не пахнет. Очевидно, что писать или говорить что-либо о том, что намерения господина Бооса просидеть в кресле губернатора не менее 10 лет разбились в пыль, было попросту страшно: а что если он все же вернется? Тогда ведь не только по шапке надают, тогда ведь и копеечку конкурсную получить не удастся. Медиа помельче вовсю транслировали идею , что президент возьмет да и внесет какую-нибудь свою кандидатуру. 

На самом деле простой анализ законодательства не оставлял никаких шансов для реализации подобных опасений (или надежд). Действующая редакция ФЗ-95 «О политических партиях» крайне четко описывает процедуру внесения кандидатур руководителей регионов. Не позднее, чем за 40 дней до истечения полномочий действующего губернатора, после консультаций с президентом партия, победившая на выборах в местное законодательное собрание, представляет ему список, состоящий не менее, чем из 3 кандидатов. У президента есть 10 дней на рассмотрение этого списка как такового; после того, как список одобрен, у него остается неделя для выбора подходящего ему кандидата. 

В случае, если ни одна кандидатура не соотвествует пожеланиям президента, партия вносит другой список — опять же после консультаций с главой государства. Таким образом, единственный вариант, при котором президент может предложить региональному парламенту что-то свое — это ситуация, когда список внесен с нарушениями или партия не воспользовалась своим правом на предложение кандидатов в губернаторы. 

Однако в случае, когда позиции «Единой России» в Калининградской области перед выборами как в областную, так и в Государственную Думу, весьма шатки, президент, очевидно, не станет лишний раз показывать своими действиями, что партия не имеет никакого политического веса, предлагаемые ей кандидатуры для него неважны, а принципы управления государством, с таким трудом упаковываемые в демократическую обертку, на самом деле — лишь самоуправство и тирания.

Забавно еще и то, что до последнего момента Георгий Боос, надо полагать, не ожидал такого финала. И продолжал вынашивать планы триумфального воцарения на региональном престоле еще на 5 лет. Иначе чем еще объяснить обнаруженный блогерами конкурс на право изготовления символов региональной власти - штандарта и нагрудного знака за скромную сумму в 712 тысяч рублей. Не бибирюльки какие-то, а серьезный продукт - из серебра, позолоты, неизменного янтаря и горячей эмали. С именами всех предыдущих губернаторов и цепью из медальонов в виде шестилучевых звезд. По иронии судьбы, даже если Георгий Боос не покинет свой пост до последней отведенной ему законом минуты, носить сей почетный знак он сможет всего лишь неделю: срок исполнения контракта - 21 сентября, а дата истечения губернаторских полномочий - 28 число того же месяца.

На троих 
Таким образом, свой выбор президент будет делать в течение недели из трех кандидатур — Юрия Савенко, Николая Цуканова и Александра Ярошука. Как верно заметил в своем комментарии вице-спикер областной Думы Константин Поляков, силы у них в достаточной степени равны, что затрудняет принятие однозначного решения. 

У Савенко есть многолетний опыт управления, кроме того —за время работы в Госдуме он, надо полагать, успел научиться «федеральной проходимости» (конечно, не в такой мере, как господин Боос, но все же). Да и рейтинг его за время, что он провел в Москве, умудрялся оставаться высоким. Однако прошлые конфликты, в первую очередь — с областной властью, весьма затейливые истории с землеотводами и общий имидж человека, который давно уже решил променять туманный Калининград на дымную Москву, заставляют сомневаться в том, что именно он станет нашим новым губернатором. 

Николай Цуканов, конечно, является новым «партийным проектом» — попыткой перезагрузки ситуации в местном отделении, избавления от застарелых болезней хирургическим способом, а также попыткой привести калининградских единороссов к выборам в марте в мало-мальски боеспособном состоянии. Более того: тот факт, что именно Цуканов принимал в течение последних 10 дней участие в консультациях по кандидатурам губернатора, значительно повышает его шансы. Однако перестановка с поста руководителя муниципалитета в кресло руководителя региона — пускай даже и с небольшой остановкой в кресле главы отделения партии — представляется достаточно смелым шагом для федеральной власти. 

Самый, пожалуй, харизматичный из трех участников списка, Александр Ярошук, выглядит в то же время наиболее странно, учитывая, что ни разу не высказывал — вольно, как Савенко, или невольно, как Цуканов, —своих претензий на должность главы региона. Ему, как действующему региональному политику достаточно высокого уровня, будет проще договариваться с так называемыми «местными элитами» — но хочется ли ему такой ответственности? Да и с партийной точки зрения это будет все та же самая «старая» «ЕР», что, повторимся, накануне выборов не очень удачный вариант. 

Нужно также понимать, что внесение в список для его участников само по себе означает новый виток в их жизни. Конфигурации, в которых могут расположиться господа Савенко, Ярошук и Цуканов, самые различные: в период губернаторства господина Бооса фактически оставался вакантным пост премьер-министра правительства, у полпреда президента также есть заместитель, а слухи о повышении Александра Дацышина появляются в последнее время с завидным постоянством. Кроме того, не исключен вариант, при котором система управления Калининградом будет возвращена на прежние позиции и у города вновь будет не две головы, а одна. 

Новый этап 
В любом случае, очевидно: регион ждет новый этап в развитии. Сложно сказать, каким он станет — возвращением в сумрачную стагнацию времен Владимира Егорова, либо полным динамики, но таким же противоречивым, как последние пять лет. Георгий Боос уходит, пав жертвой того, что различными комментаторами ситуации постоянно ставилось ему в заслугу — собственных амбиций. И впервые за это время в политической жизни региона появилась хотя бы какая-то интрига. До ее разрешения осталось совсем немного. Затаившимся в ожидании деятелям местного розлива пора занимать стартовые позиции.