Технология зла

«Будем заниматься медиапланированием, на следующей неделе сделаем несколько выездов в муниципалитеты, начнем знакомиться. Думаю, что большинство из тех, с кем вы общаетесь, вообще обо мне не слышали. Поэтому… Мне бы хотелось себя попробовать. Я надеюсь, что та работа, которую мы будем показывать, даст основания на эти выборы пойти», — так ответил в октябре минувшего года, спустя неделю после своего назначения врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов на вопросы журналистов относительно выборов главы региона. Которые, соответственно, случатся осенью 2017 года. И участвовать в которых Алиханов теперь уже точно намерен.

Медиапланирование, впрочем, оказалось подвержено изрядным рискам. Внутриполитический блок, частью которого являются ответственные за пиар правительства и его руководителя структуры, так же резко, как экономический, сменить не вышло. Причины не очень понятны, на вопросы о том, как и почему удержался «в седле» ближайший сподвижник Николая Цуканова, врио вице-премьера по внутренней политике Александра Егорычев, временный глава региона отвечал и отвечает как-то размыто. Дескать, человек надёжный и опытный, планов на него много, пускай работает. Правда, понять, в чём заключается работа надёжного и опытного человека, можно с большим трудом. Пока не вошла в активную фазу избирательная кампания, функционал замглавы правительства по внутренней политике вряд ли понятен и ему самому. Особенно после того, как, пожалуй, самую влиятельную в правительстве должность (после губернаторской) главы аппарата Антон Алиханов отдал своему давнему другу и коллеге по Минюсту РФ Алексею Родину. 

А последняя избирательная кампания по выборам в Госдуму, где активно трудился Егорычев, принесла неочевидные результаты: смена понятного и системного Андрея Колесника на регулярно поражающего своими заявлениями местную власть Александра Пятикопа и выдёргивание из правительственной обоймы полезного вице-премьера по «социалке» Алексея Силанова — чтобы «переиграть» не менее лояльного изначально бизнесмена-единоросса Андрея Горохова. Вот уж результат так результат.

Внешне кампания-2017 по избавлению от неприятной приставки «врио» выглядит для Алиханова весьма простой задачей. Тем более что сам он не раз заявлял, что ценит здравый смысл и вообще намерен строить целое царство этого смысла. Логичный вариант предполагает попросту заниматься последовательной работой по разгребанию тех авгиевых конюшен, которые достались ему от предшественника. Один за одним аккуратно пытаться развязывать выглядящие мёртвыми узлы вроде аэропорта или ФЦП, использовать накопленные за годы работы в федеральном правительстве админресурсы для ускорения принятия пакета законопроектов о «новой экономике» региона, пытаться заводить в муниципалитеты инвесторов, создавая для каждого режим наибольшего благоприятствования.

Главное тут — не делать глупостей. Не мелких, вроде инцидента с нашивкой, который, впрочем, вряд ли может нанести серьёзный ущерб имиджу, особенно — если должным образом выстраивать линию поведения, а не раздавать поспешные и не очень логичные комментарии. Такие проколы могут максимум стать поводом для подколок во время рабочих визитов в столицу. Всерьёз решить, что, миновав все возможные проверки спецслужб, на пост пусть и временного, но всё же главы региона пробрался националист, да ещё и с фамилией Алиханов, да ещё и родом из Сухуми, может человек с крайне неуёмной болезненной фантазией. Политическая жизнь в современной России, правда, показывает, что таких у нас нынче развелось немало. Но есть надежда, что, как говорилось в старом анекдоте, «в Политбюро не дураки сидят — ночью полетите».

В остальном всё выглядит довольно спокойно. Особых конфликтов Алиханов пока не спровоцировал, от бизнеса старается держаться на равноудалённой дистанции, немногочисленная оставшаяся в сознании после шести лет накачки бюджетными деньгами пресса ценит хотя бы то, что врио губернатора похож на живого человека. Плюс, за ним всё же стоит Владимир Путин, подписавший в октябре 2016 года указ о его назначении на должность временного главы региона. Сохраняя такой же спокойный темп, аккуратно удаляя сорняки прежнего режима с порядком заросшей, но пока ещё потенциально плодородной почвы, находя точки приложения усилий с реалистичными результатами и давая поменьше несбыточных обещаний, Антон Алиханов вполне может спокойно и уверенно доработать до конца лета. Выработать внятную и, опять же, реалистичную программу действий на ближайшие пять лет, без космодромов, дирижаблей и семизвёздочных гостиниц.

После чего, к примеру, сообщить избирателям что-нибудь в духе «смотрите: я сделал вот это, это и вот то; теперь я ухожу в отпуск, а вы думайте, встретимся на избирательных участках в сентябре». Уровень узнаваемости главы региона в современных политических реалиях таков, что заклеиванием всех вертикальных поверхностей его лицом с каким-нибудь идиотическим слоганом типа «Знаю и делаю» можно повысить лишь благосостояние заклеивальщиков. А монотонное талдыченье из всех электронных устройств повышает только одно: градус отвращения к исполнительной власти в целом, весьма высокий и без того — в силу серьёзных проблем с уровнем жизни. Импортозамещение, санкции, Крым наш, вот это всё; из новостной повестки тема обеднения слегка ушла, но из карманов избирателей никуда не делась.

Политическая система нынче такова, что уровень поддержки избирателей на выборах, как через показатель явки, так и по количеству отданных за титульного кандидата голосов, ни на что не влияет. Чудес не случается, из коробочки не выскочит никакой новый чёртик-конкурент. 

Более того, в предыдущие годы реальному кандидату приходилось самому выискивать по чердакам замшелых политиков, стряхивать с них пыль и пытаться соорудить что-либо похожее на конкуренцию. Платить за них, естественно, также нужно было самому потенциальному победителю — оппозиция, к сожалению, не способна генерировать сегодня не только смыслы, но и ресурсы для борьбы за власть.

Таким образом, сколько получил бы на выборах условный (или безусловный, как больше нравится) кандидат Алиханов, сколько человек пришли бы на участки его поддержать — это вопрос сугубо спортивного интереса. Тем более что последние примеры вполне свежи. Александр Ярошук, заручившийся на выборах поддержкой всего лишь каждого десятого избирателя Калининграда, чувствует себя прекрасно, радуется и смеётся, несмотря ни на что, и обеспечил себе новый срок без всех этих скучных выборных историй. А за Николая Цуканова на выборах 13 сентября 2015 года отдали свои голоса 218 тысяч человек, это фактически каждый четвёртый избиратель. Явка составила крайне высокие почти 40 процентов, а показатель поддержки превысил рекордные 70 процентов. Калининградцы и жители области практически стеной встали на поддержку кандидата Цуканова, который триумфально вступил в должность и исчез, даже не попрощавшись с ними, спустя всего лишь 9 месяцев. Симптоматично, что никто из этих верных избирателей не пустил слезу печали и не побежал вослед самолёту. За исключением, пожалуй, тех членов команды Цуканова, которые не представляли себе жизни без него и рассчитывали на продолжение карьеры уже в аппарате полпреда президента в СЗФО. Да и таких оказалось немного, в нашей традиции всё же место красит человека, и большинство верных «гусевских» сторонников Цуканова тут же присягнули на верность его мистическому сменщику Евгению Зиничеву, а спустя два месяца с такой же необычайной резвостью побежали на поклон к молодому Антону Алиханову. Потому что за Зиничева, Алиханова (а ранее и за Цуканова) проголосовал самый главный в стране избиратель — Владимир Владимирович Путин.

Впрочем, про всю эту логичную схему, кажется, стоит (к сожалению для любителей рационального и разумного) позабыть. Потому что в современной России выборы есть ни в коей мере не соревнование кандидатов и партий, идей и программ. Это не процесс волеизъявления граждан и не проверка власти на прочность путём плебисцита. 

Особенно и в первую очередь — если речь идёт о выборах, в которых участвует действующий глава исполнительной власти, не важно какого уровня: федерального, регионального или муниципального. Отсутствие порога явки и тотально зачищенное за долгие годы стабилизации политическое пространство не оставляют малейшего шанса мультивариантности. Упомянутые выше выборы Александра Ярошука и Николая Цуканова после завершения процедуры внутрипартийных праймериз (да и до них, будем честны сами с собой) могли завершиться каким-либо иным исходом, кроме победы действующих первых лиц, лишь в одном случае. В случае их физической смерти. Это, кстати, вовсе не шутки. Журналисты, с высунутым языком бегавшие по августовской жаре в 2015 году во исполнение бюджетных контрактов «на освещение деятельности», а фактически — агитировавшие за госсчёт за кандидата Цуканова, всерьёз обсуждали, что будет, если тучный губернатор, открывавший по три недостроенных объекта в день, реально пострадает на солнцепёке. За кого тогда голосовать? За Игоря Ревина? За Павла Фёдорова? За, упаси боже, Владимира Вуколова? Коней-то уже не поменяешь. К счастью, никто не умер.

Для чего же тогда нужны масштабные кампании, десятки минут рекламных роликов, бесконечные встречи с избирателями, сотни миллионов рублей предвыборных касс, тонны агитационных печатных материалов? Кстати, чтобы не пропадало зря напечатанное перед сентябрьскими выборами в Госдуму добро, избранный депутат Александр Пятикоп теперь рассылает старые магнитики с полезными телефонами и призывами прийти на участки 18 сентября, во всей своей исходящей корреспонденции. К примеру, в поздравлениях с новым, 2017-м годом. Ответ банален: деньги.

Сегмент политических технологов (и сфера приложения их усилий, политтехнологии) сложился в те весёлые годы, когда победить на выборах мог, в сущности, кто угодно. Был бы чемодан с купюрами потолще, а об остальном позаботятся ушлые ребята. 

Кандидат мог быть даже не способен связать двух слов, впадать в ступор на встречах с избирателями, иметь кучу судимостей и незадекларированные острова и самолёты — главное было верно организовать кампанию. Кстати, забавно, что в последней избирательной кампании в облдуму в 2016 году некоторые её участники на встречах с населением живо вызывали в памяти события тех далёких лет. С тех пор была создана настоящая отрасль экономики, в которой вращались десятки миллиардов рублей. И вот что забавно: от иных отраслей она выгодно (для себя) отличается не только полным отсутствием практических результатов труда и вложенных инвестиций. Но и тем, что лоббирует свои интересы перед властью куда эффективней других. Ведь когда-то эти лоббисты, собственно, сделали эту власть властью. Как не порадеть за родного человечка накануне очередного электорального цикла, как не дать ему заработать ещё несколько десятков миллионов на сопровождении очередного желающего вскарабкаться повыше? Особенно если у этого человечка с тех самых бородатых лет наверняка лежит где-то в чемоданчике пачка компромата на занимающего ныне высокий пост чиновника или политика. Вообще, если смотреть на политтехнологии не как на некий элемент выборной демократии, а как на отрасль экономики, многое становится куда более понятно.

Однако в атмосфере полного народного единодушия, при отсутствии конкуренции и настоящих, серьёзных вызовов, существование специалистов по политическим технологиям значительно усложнилось. Зачем нужны технологии, если нет политики, если вся политическая деятельность по всей стране управляется из здания администрации её президента и из эфира федеральных телеканалов? И тогда в дело вступила эволюция, когда-то выведшая далёких предков человека из моря на сушу, поставившая на задние лапы и оторвавшая ставший ненужным хвост.

Ключевой задачей для обеспечения безбедного выживания технологов стало создание искусственных проблем. А также — убеждение клиента в том, что проблемы эти столь маштабны и опасны, а инструментарий данного конкретного исполнителя так широк и эффективен, что у кандидата попросту нет иного выбора, как только упасть в объятия своего спасителя. Та же великая битва Александра Ярошука и Николая Цуканова стала не в последнюю очередь продуктом деятельности пресловутых технологов, убедивших губернатора в том, что мэра Калининграда не только можно, но и нужно победить. Итогом войны стали абсурдные праймериз «Единой России», на которые Цуканов затащил в качестве конкурентов Ярошуку вполне приличных людей вроде сенатора Николая Власенко или экс-мэра Юрия Савенко. Оба они покинули поле боя после первых же раундов, поняв: их используют в качестве статистов. Естественно, как в праймериз, так и в выборах с участием десяти «оппонентов», двое из которых даже не приезжали в Калининград, победил Ярошук. Но главными победителями стали пресловутые технологи, проделавшие массу тяжёлой работы и получившие свои щедрые гонорары.

Такой большой куш, как выборы губернатора Калининградской области, конечно же, не смог остаться без внимания профессионалов машинного доения. Тем более что это последняя возможность урвать немного сочной травы перед голодными годами. Выборы президента всё же делают немного иные люди, а дальше — пустота минимум на три года. Этак можно и похудеть, а снижаться уровень жизни в реальности российских политтехнологов может лишь у электората.

Таким образом, сегодня Антон Алиханов оказался в непростой ситуации. С одной стороны, логика и здравый смысл подсказывают ему не устраивать ближе к сентябрю фестиваль невиданной электоральной щедрости, сконцентрироваться на решении реальных, а не придуманных изворотливыми технологами проблем, чтобы реализовать те планы на регион, которые у него, стоит надеяться, есть. С другой стороны, технологическое лобби давит на него через федеральный центр и требует больше, больше, больше — явки, процентов, кандидатов и бюджетов.

Кстати, о бюджетах — ведь их пока что нет. Конечно, есть административный ресурс, контракты на «освещение деятельности» правительства на 2017 год уже заключены, и жадные хозяева СМИ будут подгонять своих журналистов «на паркет», чтобы показать себя как можно более лояльными в надежде на будущие бюджеты. Но одним админресурсом не выехать, за выборы в сложившейся нынче парадигме в изрядной степени платит крупный бизнес. 

Тому же Николаю Цуканову было что предложить донорам его избирательной кампании — в конце концов, на горизонте реяли десятки миллиардов федеральных субсидий, да и далеко не все обещания, данные перед выборами, так уж критичны для исполнения, когда процесс голосования завершён. Победителей не судят, если конечно судья — не президент. Поведение Антона Алиханова как-то не очень вяжется с походом с шапкой по бизнес-кругу. По крайней мере, на единственной крупной и открытой встрече с предпринимателями-членами КТПП Алиханов вёл себя подчёркнуто отстранённо. Плюс, не очень понятно, что может предложить кандидат Алиханов своим потенциальным спонсорам, кроме, как говорил Черчилль, «крови, тяжкого труда, слёз и пота».

Какими бы ни были решения, которые примет на входе в избирательную кампанию врио губернатора Калининградской области, они очевидно изменят и его самого. Политизированный технократ теряет главное своё достоинство: способность видеть ситуацию и действовать в ней, подчиняясь здравому смыслу и формальной логике. Да и кормить за непонятно чей счёт «консультантов», изображающих свою невероятную компетентность в решении несуществующих проблем, подчёркивающему свой рационализм экономисту Алиханову тоже вряд ли хочется. Пойти наперекор убер-технологам «от Кремля», желающим видеть сплочённым вокруг молодого лидера калининградский народ, означает рискнуть самой возможностью реализации намеченных планов. Скорость смены первых лиц региона в последнее время тому лишнее подтверждение.

Пока что образ действия Антона Алиханова позволяет предположить, что он попытается с присущим ему азартом каким-то образом переиграть как технологическое лобби, жаждущее в очередной раз повысить своё благосостояние за счёт масштабных выборов и многомиллионных бюджетов, так и политиканов, пытающихся сделать из держащегося особняком чиновника своего сторонника. 

Возможно, он попытается пройти по этой исчезающе тонкой нитке над уже заваленной телами его политических предшественников пропастью. Другое дело, что пока что никому в новейшей истории как региона, так и страны это особо не удавалось. Но на дворе всё же 2017 год. Самое время начинать.

Алексей Милованов, главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментировать (17)

Комментарии

prealoader
prealoader