С волками жить…

Во второй половине двадцатого века как за рубежом, так и у нас в стране были очень популярны «производственные» романы. Одним из самых ярких представителей клана, промышлявшего подобным литературным творчеством, был канадский писатель Артур Хейли, примерно раз в год выдававший бестселлер с лихо закрученным сюжетом про какую-то очередную отрасль. Идеологические сторожа в ЦК КПСС спокойно относились к историям о балансирующем на грани капиталистическом хозяйстве и интригах между проклятыми буржуями, рвавшими друг друга на части. 


Поэтому рядовые советские граждане с упоением зачитывались остросюжетной «Перегрузкой» — про будни электростанции, от которой зависело электроснабжение большого региона, «Взлетно-посадочной полосой» и «Аэропортом» про непростые дела хозяев воздушных ворот большого города, «Отелем» — про предприятие, лежащее в основе туристической индустрии. Немало наших соотечественников возненавидели банкиров задолго до 1991 года из-за «Менял», рассказавших о безжалостных финансистах, разорявших простых граждан. Не было, наверное, ни одного профессионального журналиста, в те времена не прочитавшего «Вечерние новости».

Наверное, поэтому, из-за того, что у наших сограждан, проживавших в тихих провинциях вроде Калининградской области, не было никаких других представлений о бурном мире рыночных отношений, с падением Советского Союза они и воспользовались готовыми рецептами, предложенными им в книгах коварного Хейли. По крайней мере, именно такой вывод можно сделать, если окинуть взглядом недавнее прошлое нашего многострадального региона. Практически всю ее можно уместить в ряд проектов, совпадающих по названиям с бестселлерами знаменитого писателя: «Аэропорт», «Отель», «Вечерние новости», «Колеса»… Из ненаписанного Артуром Хейли, и, видимо, придуманного местными креативщиками самостоятельно можно упомянуть проект «Театр» — но до кульминации в этом сюжете еще довольно далеко. «Школа» и «Университет» — об исчезновении многих мелких сельских учебных заведений и возникновении одного большого в столице области — уже реализованные проекты. А в настоящее время во всей красе мы видим завершение эпических драм «Сильнодействующее средство» и «Окончательный диагноз» — в них Артур Хейли живописал все грязное белье капиталистического здравоохранения. Впрочем, у него все книги заканчивались хеппи-эндом. Как в сказке. В реальной же калининградской жизни счастливый конец бывает только по невероятной случайности.

История злополучного калининградского здравоохранения в общем-то уже навязла у всех на зубах. Особым качеством охрана здоровья в Калининграде никогда не отличалась. Сказывалось и отсутствие собственных мединститута, крупных клиник, местечковость специалистов, больше заботившихся не столько о профессиональном росте, сколько о карьерном и сопутствующих ему подковерных битвах. Впрочем, были узкие специалисты и организаторы здравоохранения от Бога и здесь. Да только развернуться им особо не давали — не то место и время было. 

Местные жители относились к нехитрому медицинскому сервису спокойно. У рыбаков, моряков и военных были свои ведомственные больницы, а остальные особенно ни в чем и не нуждались, получая свое в рамках социальной справедливости. В особых случаях отправляясь в Москву и Ленинград. Однако, с обретением Калининградской областью подлинной демократии и свободы, времена изменились и в здравоохранении. Жизнь становилась все жестче, скорая помощь — все медленнее, а количество больниц неумолимо сокращалось, в отличие от скандалов, которые сотрясали региональную медицину.

Время Елены Клюйковой, еще совсем недавно правившей областной медициной под знаменами модернизации и эффективности, запомнилось разорением больницы рыбаков, возникновением огромного количества откровенно бесполезных частных медицинских учреждений, грандиозным коррупционным скандалом с томографами и длинным судебным процессом, из которого Елена Александровна еле-еле смогла выпутаться. После Клюйковой всем миром выбрали нового министра, который долго не продержался и был заменен на расхваленного губернатором заезжего академика из Питера. Медицинское светило, обещавшее золотые горы «туземцам», и не запомнившееся в областном здравоохранении ничем кроме потерянного времени и публичных выяснений отношений с подчиненными, уже давно пребывает в родной Северной Пальмире, вспоминая о Калининграде разве что морщась. 

Нынешний министр Владимир Вольф, которого подчиненные за глаза зовут Адольфычем, а в социальных сетях уже прозвали Вуди Алленом за подозрительное внешнее сходство с печальноликим актером, тоже не местный. Прибыл на Балтику в 2011-м откуда-то из Южной Сибири, где, согласно официальной биографии, руководил горздравом и местной больницей. Официально министром он служит меньше полугода, однако именно ему достался самый серьезный репутационный скандал калининградского здравоохранения, постепенно выросший до фактически уголовного дела. Дела о льготных лекарствах.

Особенностью некоторых болезней, например, такой как сахарный диабет, которым страдает не один десяток тысяч жителей Калининградской области, является ежедневная потребность в инсулине — гормоне, вырабатываемом поджелудочной железой. У диабетиков по разным причинам этот гормон не вырабатывается и в результате они не могут усваивать пищу как здоровые люди. Спустя некоторое время в их крови накапливается глюкоза, вызывая массу последствий вроде невыносимой костной боли, слепоты, отказа почек, отмирания конечностей, комы. 

Излечивать сахарный диабет пока не научились — для этого, наверное, нужно изобрести искусственную поджелудочную железу, однако больше ста лет назад медики научились поддерживать жизнь больных, страдающих этой известной со времен древних греков болезнью. В настоящее время во всех цивилизованных странах, к которым причисляет себя и Российская Федерация, жизнь диабетиков практически не отличается от жизни здоровых людей. Правительства таких стран финансируют из бюджетных средств программы государственных гарантий, обеспечивающие сносное существование диабетиков благодаря льготным и бесплатным лекарствам. 

Организовать производство и распределение человеческого инсулина под силу только крупным корпорациям и государству, обходится это довольно дорого и, в конечном счете, покупать ежедневную дозу лекарства может позволить себе не всякий. Необходимая месячная доза инсулина вкупе с другими сопутствующими лекарствами в коммерческой аптеке обойдется в сумму, превышающую среднюю пенсию. Поэтому для большинства больных, которыми являются пенсионеры и инвалиды, получение инсулина по льготному рецепту — единственный способ обеспечить себя. Да, в общем то, в частных аптеках инсулина практически и нет. Кто из предпринимателей согласится везти дорогое и капризное лекарство, требующее особых условий хранения, туда, где его должны выдавать бесплатно?

То же самое касается и больных с онкологическими диагнозами. Рак способен вызывать настолько жесточайшие болезненные ощущения, что боль испытывает не только сам больной, но и все его окружение при виде этих мучений. Обезболивающие средства для онкологических больных — единственный способ сделать жизнь хотя бы частично выносимой.

wolf_2.jpg

Неэффективность системы обеспечения льготными лекарствами в Калининграде никого не удивляет. Так же, как не удивляет и неэффективность всего здравоохранения. И раньше в этой системе бывали перебои, лекарства задерживались, но, в конечном счете, диабетики и онкологические больные умудрялись изворачиваться, скапливали небольшой запас, позволяющий протянуть немного до следующей выдачи порции продления жизни. 

События, развернувшиеся в октябре—ноябре этого года, показали крайне низкий уровень компетентности правительства Николая Цуканова, оставившего на довольно длительное время жителей области, получающих льготные лекарства, без жизненно необходимых им медицинских препаратов. Задержки с выдачей лекарств начались задолго до октябрьской интернет-конференции министра здравоохранения Владимира Вольфа, прошедшей на портале «Новый Калининград.Ru». Однако именно с ответа министра на вопрос двух пенсионеров, пожаловавшихся на недоступность гарантированной государством медицинской помощи, все и началось. Министр «успокоил», мол, на самом деле все это временные трудности — правительство решило «улучшить» систему и начать обеспечивать льготников через государственную фармкомпанию, основанную правительством специально для этих целей. Все проблемы решаются по мере поступления через «горячую линию» минздрава, тем более что жизненно необходимые лекарства, т. е. для диабетиков и онкологические, выдаются бесперебойно по мере обращения больных.

Возмущенные калининградцы отреагировали немедля. С жалобами на вранье обращаться льготники стали в средства массовой информации, ведь на «горячую линию» министерства и в обычные дни сложно дозвониться, а тут видимо количество желающих высказаться превысило все разумные пределы. Накал страстей был таков, что уже через неделю министр был вынужден признаться в том, что его ответ на вопрос пенсионеров действительности не соответствует. И принес свои извинения. Дескать, для урегулирования ситуации нужно всего несколько дней, максимум 10–12. Тем же льготникам, кому пришлось купить лекарства за свой счет в аптеке, министр предложил обратиться за компенсациями в министерство социальной политики правительства Калининградской области. Со слов министра казалось, что проблема исчерпана.

Однако действительность оказалась обычной: за словами Владимира Вольфа правды не было. Неназванные сотрудники министерства соцполитики публично открестились от обещаний минздрава и заявили через СМИ, что никаких компенсаций, за исключением уже существующих не будет. А из тех, что есть, могут предложить попавшим в трудную жизненную ситуацию лишь 2000 рублей максимум, причем не чаще одного раза в год и только тем, у кого доходы ниже прожиточного минимума. Учитывая то, что 2000 рублей хватит лишь на десятидневную порцию все еще дорожающего инсулина, компенсация смысла не имеет. Да и прошло со времени ответа министра гораздо больше 10–12 дней, а поставки льготных лекарств все еще не налажены, и необеспеченные рецепты по истечении сроков превращаются в никому не нужные бумажки. 

Государственная фармацевтическая компания фактически не заработала и скорее всего не заработает до следующего года, существующая же система раздачи лекарств явно работает вхолостую, и именно это важно для нуждающихся в поддержке жизни калининградцев и их близких, а вовсе не печальные оправдания чиновников. Чиновников, которые явно не озаботились перспективой трудной ситуации для льготников и, скорее всего, официально не предупредили заранее аптечные сети о возможности перебоев с выдачей льготных лекарств и необходимости на переходное время резко увеличить объем поставки средств, жизненно необходимых для онкологических больных и диабетиков.

Поэтому никто не обманывается печальными глазами извиняющегося министра. Люди ждали от него, как и от губернатора эффективной работы, которой до сих пор не наблюдается. Неэффективность организации здравоохранения и расходов на него просто бросаются в глаза и примеров этому можно привести сколько угодно. Взять хотя бы выписку самих рецептов на льготные лекарства. Они финансируются за счет федеральных и региональных средств. Однако если федеральные льготники получают свои лекарства в расчете на два месяца, то региональные вынуждены ходить за выпиской рецептов ежемесячно. 

Вначале они должны выписать в регистратуре талон к врачу — несмотря на пропаганду, рассказывающую о возможности записаться на прием через интернет, даже в городе это возможно не во всех поликлиниках. Затем, попадая к специалисту, допустим, во второй половине дня, льготник должен будет появиться в медучреждении и на следующий день — специалист, занимающийся выпиской рецептов, обычно работает до 16:00. И таким образом, для того чтобы получить заветный рецепт, нужно потратить три из двадцати двух рабочих дней каждый месяц. 

Врач, в соответствии с системой учета времени, тратит на прием одного больного 15 минут. За свой шестичасовой трудодень он может официально принять 24 человека или 587 человек за условное среднемесячное количество рабочих часов. Если взять за ориентир озвученное несколько лет назад кем-то из депутатов облдумы количество в 18000 льготников, получающих лекарства за счет регионального бюджета, то выходит, что в калининградском здравоохранении просто на выписке рецептов, не поднимая головы, ежемесячно занято примерно 36 врачей. Тех самых узких специалистов, на острую нехватку которых постоянно жалуется минздрав и огромные очереди калининградцев, пытающихся своевременно попасть к так необходимому врачу. 

Если бы минздрав додумался разрешить обеспечение лекарствами льготников сразу на два месяца, то одним росчерком пера от дурной писанины освободились бы специалисты, занимающие 18 врачебных ставок. А если бы сразу на три месяца, то больных по действительной необходимости смогли бы принимать дополнительно к имеющимся уже 24 врача, не тратящих время на пустую работу по переписыванию одних и тех же рецептов по одним и тем же схемам лечения. Ведь льготники, посещающие врачей, прекрасно знают, что во время конвейерной выписки рецептов врачу просто некогда поинтересоваться самим больным. Но минздрав, представляющий правительство области, не видит того, что заметно невооруженным взглядом специалисту и предпочитает разводить руками, намекая на извечное «надо понять». И, видимо, поверить и простить.

Только вот верь министру Вольфу, или нет — но ситуация явно зашла в тупик. Губернатор, как глава правительства области, и его министр здравоохранения, фактически один на один на длительное время оставили льготников с проблемой самостоятельного поиска лекарств. Многие с этой проблемой справиться не в состоянии. Многие пытаются обращаться в больницы к знакомым медсестрам, но те вынужденно отказывают — медучреждения и сами на «голодном пайке». 

Остается либо молча ждать развязки, которая так или иначе наступит, или пытаться сделать хоть что-то в рамках тех немногих возможностей, что предоставляет закон, например, обращаться через голову губернатора к его начальнику — президенту, в прокуратуру, в суды. И ничего не забывать. Потому что, как учит старая пословица, с волками жить — по-волчьи выть. 

Фото — flickr.com/Aki Hänninen, из архива «Нового Калининграда.Ru»