Огонь в себе

Помню как сейчас это безграничное чувство внутреннего ликования. Выставить в открытое окно видавшие виды колонки, подключенные хитросплетениями проводов к простенькому кассетному магнитофону и врубить на всю улицу бодрую композицию... Какую именно, вспомнить вряд ли получится, да и песни те давно уже вышли из чартов, а их исполнителей ждут лишь в провинциальных домах культуры. Дело было давно, в начале девяностых; вероятно, многие мои сверстники поступали также, в странной попытке разделить свои музыкальные пристрастия со всем миром, вне зависимости от его желаний. Время, к счастью, приводит в чувство. Большинство, к счастью, с возрастом очеловечились и пользуются наушниками. Малая часть, судя по творящемуся на улицах города, к сожалению, побороть инстинкты оказалась не в силах, и льёт сомнительного качества музыку в погожий день из окон своих авто в уши горожан.

Разнообразные молодёжные шествия, ради которых регулярно перекрываются улицы нашего города, чем-то напоминают эти детские аудиозабавы. В понедельник движение транспорта в Калининграде оказалось парализованным на два часа в связи с тем, что в июле в Казани пройдёт XXVII Всемирная Летняя Универсиада. Остров и Московский проспект, улица Александра Невского и Литовский вал были перекрыты для того, чтобы огонь Универсиады пронесли по ним ректоры КГТУ и БФУ имени Канта, молодые спортсмены и члены молодёжного правительства Калининградской области. Для того, чтобы спортивной студенческой феерии не помешали ненужные элементы общества, на всём протяжении пробега дороги были оцеплены полицией и собственно силами учащихся. Меры безопасности были в самом деле усиленными. Правоохранители даже не пускали на трассу журналистов, которые, казалось бы, и должны были донести до народа величие момента. На какое-то время почти весь город превратился в одну большую пробку, причём в некоторых местах пробку безысходную — люди просто бросали автомобили и шли пешком, что раньше было реалией сугубо столичной.

Был во всём этом, правда, и позитивный для всего города момент. Так, Литовский вал, доселе представлявший собой сущее проклятье для автомобилистов, наспех (работали и днём, и ночью) привели в порядок, залатав дыры и нарисовав, наконец, разметку. Есть, правда, странное опасение, что нарисованные границы рядов и полос смоются с первым дождём, а дыры, залитые асфальтом, проявятся вновь ещё до наступления лета. Но хотя бы несколько дней обитатели окрестных кварталов почувствуют себя в подобии европейского города, а не в обычной российской провинции.

Разум, всё же, отказывается понять причину, по которой для проведения торжественной церемонии эстафеты огня Универсиады был выбран разгар рабочего дня. Обычно, когда кто-то делает что-то в публичном, общественном месте, он ставит своей задачей привлечение максимального внимания. Конечно, всемирные студенческо-молодёжные спортивные соревнования — это событие глобального масштаба. Но как-то сложно поверить в то, что днём в понедельник жители Калининграда будут отпрашиваться с работы, чтобы хотя бы одним глазком взглянуть на то, как ректор БФУ имени Канта Андрей Клемешев несёт факел Универсиады. Говоря по правде, сами соревнования в Казани, при всей высоте уровня их организации (и масштабам бюджетного финансирования — четверть триллиона рублей) вряд ли привлекут к экранам значительную часть населения.

Как верно подметил в своём Фейсбуке редактор газеты «Дворник» Алексей Шабунин, логичней было бы пронести факел Универсиады от аэропорта «Храброво», куда он, скорее всего, и прибыл изначально. Для этого потребовалось бы перекрывать только одну-единственную улицу Невского, которую, в конце концов, можно и объехать, в отличие от извилистого маршрута, выбранного организаторами. Но, конечно, огонь, воспламенивший чашу у главного корпуса БФУ имени Канта, нужно было нести от могилы великого философа. Которого нынче университетские функционеры и чиновники от образованя и не только используют без доли уважения к его возрасту и наследию. И в этом есть определённый символизм.

Идеологическая составляющая, которую волей-неволей транслируют участникам подобных действ их организаторы, может крайне пагубно отразиться на их юных мозгах. «Смотрите, какие мы крутые, мы можем взять и перекрыть полгорода!» — как бы говорят они. Ничего, что мероприятия, подобные эстафете огня Универсиады являются абсолютной вещью в себе, самодостаточным процессом, у которого не может быть аудитории — потому что потенциальная аудитория стоит в пробках и материт юных спортсменов, на чём свет стоит. Или ждёт битый час, пока к ней доедут те, кто стоит в пробках; хорошо ещё, если они ждут не «скорую». Не важно, что идея популяризации юношеского спорта замыкается лишь на тех, кто этим спортом уже благополучно занимается. «Смотрите, как мы можем — потому, что мы можем!» — заявляют организаторы как этого, так и иных шествий, навроде марша в честь 66-летия БФУ, ради которого в час пик в пятницу перекрыли подъезды к площади Василевского.

Люди, получающие удовольствие от мероприятий, подобных шествию в рабочий полдень по перекрытому городу во славу Универсиады, чем-то похожи на тех, кто мчится по улицам, врубив любимую музыку на полную катушку, или суёт в окно колонки, чтобы «порадовать» прохожих разудалыми песнями. Они похожи и на губернатора, предпочитающего лёгкой прогулке от правительства до соседнего здания «Янтарьэнерго» в погожий день поездку в полицейском кортеже. Наверное, им доставляет удовольствие и картина проносящегося по опустевшей Москве президента Путина, спешащего на очередную церемонию инаугурации. Люди вокруг им не просто не нужны — они их даже не интересуют, как и их восприятие. Наше восприятие. Вряд ли Кант мог такое представить.
Комментировать

Комментарии

prealoader
prealoader