На войне как на войне

События последних недель довольно чётко отвечают на вопрос, который занимает умы многих калининградцев на протяжении уже даже не нескольких лет, но десятилетия с лишним. Что мы для России? Каким видит развитие Калининградской области Москва, правительство страны и администрация президента, эта внеконституционная, но всесильная химера? 

Какова наша роль? Европейская витрина полуазиатской, но стремящейся к мировым стандартам жизни страны? Полигон для отработки механизмов взаимодействия с западными странами? Торгово-промышленный эпицентр на перепутье транспортных потоков? Туристическая Мекка для тех, кто предпочитает спокойствие и умеренный климат суете жарких пляжей и тёплых морей?

По итогам сентября 2013 года с сожалением приходится констатировать: те, кто рассчитывал на реализацию хотя бы одной, а лучше — нескольких вместе концепций, увидели в исполнении федерального центра изящную фигуру из трёх пальцев. В течение всего прошлого месяца с переменным успехом сотрудники Федеральной таможенной службы вели ожесточённую войну с ближайшим соседом Калининградской области — Литвой. Сами таможенники назвали эти мероприятия «повышенными мерами таможенного контроля грузов из Литвы». Назвали в ответе на запрос, пожалуй, единственного местного политика, который в сложившейся ситуации не стал делать вид, что ничего не происходит. Сенатор Совета Федерации Николай Власенко сделал запрос в ФТС и получил ответ от руководителя службы Андрея Бельянинова. Не то чтобы в ответе было что-то конкретное. Но очередное очко в свою пользу пытающийся вернуть себе приличное лицо после позорного голосования за «закон Димы Яковлева» сенатор может записать.

Официальная позиция таможенного ведомства, ужесточение контроля в ответ на якобы имевший место рост нарушений при ввозе грузов с территории Литвы выглядит, конечно, странно. Хотя бы потому, что ввозятся грузы на машинах как с литовскими номерами, так и с российскими, но проверяют почему-то лишь транспорт, зарегистрированный у соседей. И совсем уж никакой критики эта версия не выдерживает, если посмотреть на легковые машины, которые вынуждены стоять по 10 часов на границе после всех возможных проверок. Какую именно контрабанду везли в «Шкоде-Октавии» три вполне русского вида женщины, которых я встретил на пункте пропуска «Морское-Нида» в начале сентября? Они пытались попасть в аэропорт «Храброво», из северной части Литвы это самый короткий путь в Москву. Но осели на таможне минимум на полдня. И почему эту контрабанду не нашли за первые 3 часа ожидания? За это время умелые люди разбирают машину на запчасти.

Политическая версия происходящего существовала с первых дней неприятностей на границе. Однако звучали и иные — вроде того, что многие калининградцы предпочитают пригонять машины из Литвы и ездить на них, не регистрируя дома. Однако когда дело дошло до грузового транспорта и затронуло торговые отношения двух стран, объяснение проблемы политическими причинами, в первую очередь — председательством Литвы в Евросоюзе и позицией по сирийскому вопросу вышло на первый план. Особенно учитывая то, что в начале сентября именно в Литве состоялась встреча лидеров ЕС и госсекретаря США Джона Керри, на которой тот добивался и добился согласия европейских государств более решительно поддержать силовые меры в отношении Сирии.

Окончательно сомнения в том, что причина очередей на литовско-российской границе лежит в политической плоскости, развеял ключевой актор современной российской агрессивной дипломатии, главный санитарный врач страны Геннадий Онищенко. Подтвердив железное правило: если в отношениях с какой-то страной у России что-то идёт не так, то что-то не то тут же обнаруживается в продукции этой страны, Онищенко немедленно нашёл нарушения требований технического регламента на молоко и молочную продукцию из Литвы. В частности — в молочной продукции, выпускаемой под брендом «Сваля». Которую местные торговые сети, поняв бессмысленность дальнейшей борьбы, уже довольно давно стали предлагать калининградцам по умеренным даже с учётом алчности нашего ритейла ценам.

Удар пришёлся по больному месту: 85% экспорта молочной продукции из Литвы идёт в Россию, а Калининград — самое удобное со всех точек зрения направление. Ответ соседей оказался таким, какой любит наш президент — адекватным и асимметричным. Глава МИД Литвы Линас Линкявичюс заявил, что в принципе его правительство может взять да и прикрыть весь российско-калининградский транзит. Нет, не планирует и даже не рассматривает такую возможность. Но может. И поезда, и автомобили; но всё же не планирует. Но, опять-таки, может. Имейте, мол, в виду, любители технических регламентов. Онищенко не отстаёт: по его словам, отношения с Литвой находятся на грани полного запрета ввоза тамошней молочной продукции на российский рынок.

Но отвлечёмся на минуту от таможенников, потрошащих литовский транспорт, и гражданина Онищенко, так внезапно увидавшего зло в творожке, милом желудку калининградского покупателя. Неделю назад, 26 сентября, нашу область почтил своим вниманием президент Российской Федерации Владимир Путин. Он у нас — гость нечастый. Собирался прилететь на празднование очередного дня Военно-морского флота в последнее воскресенье июля. Но взял да и поменял планы. Да так, что ремонт улицы Ленина в Балтийске, который резко возобновили, узнав о предстоящем визите, тут же бросили, когда приезд отменился. Так что нынешняя поездка в самый западный регион страны — первая в очередной президентской ипостаси Путина.

Конечно, губернатору Николаю Цуканову было о чём поговорить с первым лицом государства. Громадьё планов, стремительно придуманных чиновниками областного правительства, которым дали отмашку по наполнению госпрограммы, требует ну хоть каких-то гарантий финансирования. Пока что уверенности, что желаемое сбудется, пусть даже на малую часть, нет. Деньги идут в рамках старой, хоть и скорректированной Федеральной целевой программы развития. Да и ту мы освоить не в состоянии, в силу тысячи причин. Но, конечно, никак не бессилия и некомпетентности верхушки региональной исполнительной власти. Так что нужно бы гарантии — получить, а существующие огрехи — объяснить. Да так, чтобы остаться в шоколаде. Подготовка к теоретически возможным в наших пределах матчам Чемпионата мира по футболу-2018 также нуждается в высочайшем внимании. Ведь даже стадион мы пока что проектируем за свои средства, а запланировано столько, что боже мой. А денег всё нет.

Но тщетно корпел целый аналитический отдел минэкономики в правительстве, в задачи которого входит продумывать наилучшие из возможных линии разговора первого лица региона с первым лицом государства. Единственной целью приезда Путина в Калининградскую область была... война. Он прибыл сюда в компании белорусского президента Александра Лукашенко, чтобы показать врагам за границей: несмотря на лёгкие разногласия по части калийных удобрений, в вопросах обороноспособности мы едины, как никогда. Особенно учитывая, что в начале ноября неподалёку, на территории Латвии и Польши пройдут крупнейшие с 2006 года манёвры НАТО в Восточной Европе «Steadfast Jazz-2013». Такому джазу обязательно нужно показать нашу русскую кузькину мать.

Местных журналистов от освещения региональной составляющей учений «Запад-2013» отсекли напрочь, так что процитируем официальную прессу. «Поднявшись на высокую смотровую площадку, президенты стали наблюдать за тем, как морской десант борется с террористами, окопавшимися на берегу и пытавшимися отойти дальше к населенному пункту. Состояла морская пехота, разумеется, из российских и белорусских бойцов. Вскоре все потонуло в дыму, и звуки от выстрелов смешались с ревом моторов. Бороться с небольшой кучкой диверсантов помогали как корабли Балтийского флота, так и вертолеты армейской авиации. Неудивительно, что через 50 минут после начала учений гипотетические террористы были обезврежены, а захваченный ими прибрежный пункт — освобожден», — живописует ход учений «Российская газета».

Неофициально в правительстве области говорят, что губернатора Цуканова президент Путин взял с собой в вертолёт и подробно с ним о чём-то говорил. Но резюме этих подробных воздушных бесед уложилось в две бездушных строчки пресс-релиза: «Во время беседы глава государства и губернатор обсудили вопросы социально-экономического развития Калининградской области». Никаких заявлений. Никаких деклараций. Даже завалящей цитатки из двух-трёх слов президента — и той нет. По сравнению с валом бравурных заявлений о перспективных договорённостях, инвестиционных планах, возможных проектах и прочих горизонтах счастья, которыми фонтанирует пресс-служба «красного дома» после каждой мало-мальски важной встречи, это — ноль. И причина понятна. Президент приехал на войну. Он проверял обороноспособность расквартированной на территории региона группировки, а также демонстрировал внимательно следившему за ходом учений потенциальному противнику пресловутую «полную оперативную совместимость Вооруженных сил союзных государств». А губернатора — так, взял на вертолёте покатать. Чтобы скучно не было.

Плацдарм для военных действий, как настоящих — с оружием, танками, вертолётами, кораблями и морпехами, так и политико-экономических, с таможенниками и Человеком-Онищенко. Вот что мы для федерального центра. Идёт война. Она не была объявлена официально. Но военные действия ведутся совсем не иллюзорно. Частично мы — полигон, где можно отрабатывать взаимодействие войск с союзниками. Но в значительной степени мы всё же театр военных действий. А когда идёт война, всякие там мелочи вроде товаров, которые привыкли покупать живущие на охваченной сражением территории граждане, для полководцев, понятное дело, не так уж важны. Да и экономика тоже дело десятое, главное — победить. Динамика большинства показателей социально-экономического положения Калининградской области в 2013 году замедлилась, цены растут, спрос падает, а средняя зарплата ниже среднероссийской. Всё сильнее ощущение, что пушистый полярный зверёк не намерен ждать пресловутого 2016 года. Он уже тут, рядом, скребёт лапкой дверь, а для некоторых так вообще трётся о ноги.

Искренне жаль тех, кто, слушая и читая щедро оплаченные из скудного регионального бюджета материалы в местной прессе, продолжает питать иллюзии насчёт существования неких сверхумных людей в столице, анализирующих ситуацию в Калининграде и придумывающих варианты решения наших проблем. У них самих проблем — выше крыши. Бюджет трещит по швам настолько, что правительство страны вынуждено было запустить руку в пенсионные накопления граждан, чтобы выплачивать обещанное нынешним пенсионерам. Причём запустить настолько беспардонно, что даже самому Путину пришлось успокаивать население. Которое почему-то продолжает вестись на эти мантры о «повышении эффективности использования пенсионных накоплений». Особо приятно читать эти заявления президента на фоне информации калининградского отделения Пенсионного фонда России, зачем-то решившего сообщить именно сейчас о размере средней пенсии в регионе. Она составляет 10 226 рублей. Как гордо подчёркивают специалисты ПФР, это почти в два раза больше, чем размер прожиточного минимума пенсионера. Просто-таки золотое дно. Хочется уйти на пенсию прямо здесь и сейчас.

Глубину федерального погружения в региональную специфику как нельзя лучше продемонстрировал третьего дня в интервью четырём столичным изданиям одновременно глава президентской администрации Сергей Иванов. Рассуждая о столице — городе, где он не родился, конечно, но всё же живёт и вроде бы работает, Иванов заявил, что «жители Москвы это дворники, офисный планктон, журналисты, чиновники, сфера обслуживания, торговля, в крайнем случае, блогеры». Людей этих, в картине мира главы АП, «15-20 миллионов», а что они производят, он не понимает. Стоит ли ждать от подобных руководителей досконального понимания наших калининградских проблем, рисков 2016 года, необходимости модернизации инфраструктуры и сложностей, которые несёт ужесточение отношений с соседями?

Итак, мы — военный полигон в первую, вторую и третью очередь. Вы бывали на военных полигонах? Да, трава там местами подстрижена и даже покрашена. Кое-где относительный порядок, особенно там, куда часто наведывается начальство. Стоят фанерные домики, посажены кое-какие деревца и даже есть более-менее сносные дороги. Но ждать от военного полигона социально-экономического развития, тем более — развития амбициозного, способного в итоге поднять уровень жизни его обитателей выше, чем в сопредельных государствах? Это вряд ли. На нашем полигоне есть море и пляж, но пользоваться ими мы можем примерно как герои знаменитого теперь на весь мир видео про высадку десанта в Мечниково. Загораем и купаемся, радуемся тёплым денькам и даже, возможно, приглашаем на пляж друзей и знакомых. Но в самый приятный момент из моря выплывает десантный корабль на воздушной подушке, а из него выбегают вооружённые люди.

И не то, чтобы нас совсем уж бросят на произвол судьбы, обрекут на питание подножным кормом и обогрев собранным в округе хворостом. Конечно, федеральный центр будет время от времени подкидывать какие-то подачки. Ведь кому же хочется, чтобы по полигону расхаживали с лозунгами недовольные аборигены. Но мы были, есть и остаёмся заложниками этой странной имперской модели поведения нынешней российской власти. Для которой сиюминутная возможность уязвить мелкое государство на берегу Балтики — вполне достаточная цель, ради которой можно пренебречь последствиями для собственных сограждан в богом забытом эксклаве.

Именно поэтому самым страшным сном для местных чиновников во главе с губернатором является тот, в котором они заявляют нечто, идущее вразрез с политикой Кремля. Всё иное можно делать, это не страшно, никто не накажет, никто не осудит, но вот если вдруг кто-то в должности скажет что-то не то про Москву — пиши пропало. Именно поэтому последние 20 лет так старательно искоренялись на территории области все возможные попытки не только развить какие-либо протосепаратистские идеи, но даже осмыслить вопрос «зачем мы России и зачем она нам?» Закон об особом статусе Калининградской области? Забыть и не вспоминать. А тех, кто всё же вспоминает, бомбардировать популистскими вопросами в духе «а что вы в нём хотите видеть?», пока они не умолкнут, поняв бесперспективность диалога. Открыть регион для безвизового въезда граждан Евросоюза? Окститесь, юнкер: там наши не бывают. Какие гости на военной базе? Впору ждать обратного ужесточения. И пионерам малого приграничного движения останется лишь с печалью вспоминать просторные торговые залы «Лидла» и «Бедронки», да переслушивать соответствующую песенку.

Но фарш, как известно, невозможно провернуть назад. Население области, и без подобных разворотов привыкшее жить с фигой в кармане по отношению к любой власти, распробовало на вкус эту странную жизнь по-калининградски. Когда ты вроде бы в России, но при желании можешь через пару часов оказаться в Европе. Когда вести бизнес здесь, не являясь участником ВЭД — внешнеэкономической деятельности, почти невозможно. Когда жители соседних государств — это не враги, а в хорошем смысле слова соседи, радующиеся твоему приезду. У этой жизни есть масса минусов, но есть и плюсы, благодаря которым, несмотря на все невнятные перспективы и существующие сегодня проблемы, пока что не наблюдается радикального исхода населения из региона. Кто-то уехал за длинным рублём в Москву, кто-то предпочёл трудолюбивую стабильность Европы. А многим нравится жить здесь. Многие чувствуют эту землю по-настоящему своей. Многие любят её, при всей её странности.

И если в столице будут продолжать тактику, согласно которой эта земля может и даже должна стать выжженной... Тогда вопросы насчёт того, кто кому нужнее, всё же возникнут. Где тонко, там и рвётся. Список претензий к маловнятной политике Москвы в отношении Калининграда у каждого свой. Для общего листа претензий не хватает лишь двух вещей. Воронки, через которую эта гремучая смесь соединится в опасно малом пространстве. И объединяющего повода, который сможет её воспламенить. Жаль, если федеральные чиновники будут продолжать столь безрассудно не замечать этой взрывоопасной перспективы. Как не замечают её сейчас.
Комментировать (29)

Комментарии

prealoader
prealoader