Зомбоящик..

Ни дня без Путина. Путин по телевизору каждый день. И Иванов. Или Медведев. Или Иванов с Медведевым. И еще Грызлов. Под ним всегда подпись: «Председатель Государственной думы. Председатель партии «Единая Россия». Вот никак нельзя написать просто «Председатель Госдумы». Нет, обязательно нужно добавить партийную принадлежность. Чтобы никто его ни с кем не перепутал.
Еще по телевизору часто показывают Жириновского. Иногда – другие партии. Правда, не всегда в положительном свете. К примеру, новости про СПС шли в контексте «один из региональных лидеров вышел из списка, потому что считает главных лидеров СПС плохими». Что касается коммунистов, то ведущий «Вестей» Дмитрий Киселев как-то несколько раз повторил, что «во время репрессий в 30 -ые годы коммунисты расстреляли несколько миллионов невинных жертв». Какая разница, «новые» коммунисты или «старые». Зато в голове четко встает образ Зюганова и Илюхина с пистолетами в руках.
Путина на днях показали в строительной бытовке в Красноярске. Владимир Владимирович в своей знаменитой куртке а-ля «Аляска» отвечал на вопросы дорожных рабочих. Тех, естественно, интересовало все то же самое. «Почему президент согласился возглавить список «Единой России»?». А мне вот что интересно: оказывается, в Красноярске дороги ремонтируются «местными» силами. (В Калининграде-то для общения с дорожными рабочими Владимиру Владимировичу, наверное, пришлось бы прибегать к услугам переводчиков с узбекского и таджикского.) Может, поэтому в Красноярске и дороги такие хорошие? Что дорожные рабочие там на морозе чайком греются, а не чем покрепче?
Впрочем, я отвлеклась. Путин в телевизоре – это хит сезона. Сегодня вот по телевизору показали телеадвоката Павла Астахова. Он рассказал всем, что 35 миллионов россиян высказались в поддержку Путина и что «они не успокоятся, пока не убедятся в преемственности курса власти после марта 2008-го». Иногда даже страшно становится: что же будет после этого самого марта, когда Путин больше не сможет быть президентом? Кого тогда будут показывать наши телевизионщики?
Кстати, показали Путина и на концерте, посвященном Дню милиции. На концерте выступали не только Надежда Бабкина и Валерий Леонтьев, но и солист Мариинского театра Василий Герелло с арией «Фигаро». Все знают, что милиционеры любят группу «Любэ» и песню Олега Газманова «Офицеры». Но сидящие в зале люди в серо-голубых мундирах дружно аплодировали Герелле. Потому что в глазах наших соотечественников, которые взирали на концерт по телевизору, милиционеры должны выглядеть культурно просвещенными и слушать оперные арии. Концерты по государственному телевидению показывают часто. Каждое воскресенье, наверное. Благодаря этим концертам я узнаю, когда у нас профессиональный праздник дорожного строителя, энергетика или наркополицейского.
А еще по государственному телевидению любят рассказывать про то, как плохо закончились для Грузии и Украины «революция роз» и «оранжевая революция». И какие ужасные президенты пришли к власти в этих странах. И что этих президентов никто не уважает.
Кроме новостей, по телевизору еще показывают передачи на криминальные темы, сериалы про умных, добрых и порядочных спецназовцев, милиционеров или прокурорских работников. И смешное «Кривое зеркало».
Местные телепрограммы куда грустнее. Что ни передача – министры регионального Правительства. Рассказывают про нацпроекты или про то, как хорошо работает наше местное правительство. Складывается иногда впечатление, что министры только и делают, что дают интервью. Когда только работать успевают?
Еще по местному телевидению показывали фильм про губернатора. Я посмотрела его целых два раза. Хотя, честно говоря, в девичьей моей памяти ничего от этого фильма не осталось. Только песня, которая завершала фильм, до сих пор в голове крутится.
«Скоростное шоссе,  скоростное шоссе, скоростное шоссе,
И куда-то бегут и куда-то спешат и торопятся все.
И куда-то спешу я за всеми
По бетонной тугой полосе…»
К чему эта песня была, интересно?

PS. 7 ноября российские «Вести-24» с удовольствием показывали в прямом эфире кадры из Тбилиси о подавлении митинга оппозиции. Но что интересно. Кадры эти были не собственного производства. «Вести» ретранслировали грузинский канал «Имеди» (совладельцем которого является знаменитый Руперт Мердок). Красивые грузинские журналистки, как в настоящих американских фильмах, выходили в прямой эфир непосредственно с проспекта Руставели, из здания парламента из других мест. Эти «мобильные корреспондентские группы» журналист+оператор постоянно перемещались, подбегая с микрофоном то к представителю оппозиции, то к митингующим.
И мне подумалось: а почему же наши телевизионщики всегда выходят в прямой эфир, стоя перед камерой на одном и том же месте, как истуканы. И если и хотят кому-то «передать слово», то этот кто-то тоже обязательно стоит рядом и, по всей видимости, прокручивает в мыслях ответы на вопросы, о которых ему сообщили заранее. Неужели бюджет нашего государственного российского телевидения настолько скуден, что не может организовать подобную спутниковую передачу картинки в прямой эфир в реальном времени? Думаю, вряд ли дело в деньгах. Скорее всего, само появление на нашем телевидении «мобильных корреспондентских групп», которые могли бы передавать прямую картинку, без «редакторской» правки, вряд ли возможно. Как и появление на нашем телевидении оппозиционного телеканала. Потому что страна должна быть уверена, что живет хорошо.
Потому и в Калининграде месяц назад в очередной раз собрали местных работников пера и микрофона и попросили «не заострять». Как минимум, до 2 декабря. Как максимум – до марта 2008-го. Вот и не заостряют.
А вообще телевидение – чудесная штука. Может запросто сделать из хорошего человека плохого. Или (не буду оригинальной) из плохого – хорошего. Еще можно  сделать из танцующей на курорте бабульки «оду монетизации льгот». А из «девочки с котенком» - сюжет о бомбардировках на Балканах.