Вопросы языкознания

В прошлом году в Москве ко Дню Победы установили стенды со стихами советских поэтов времен войны. То, что под стихами Бориса Пастернака, поместили портрет Иосифа Уткина, еще как-то можно понять: для исполнителей слишком умного заказа все евреи, видимо, на одно лицо. Но те же мастера фотошопа и принтера напечатали в стихотворении Юлии Друниной исконно русское слово «дура» с двумя буквами «р»…

В этом году творцы мемориальной рекламы отличились в Чите: интернет-СМИ растиражировали баннер в честь ветерана-героя с двенадцатью (!) орфографическими ошибками. Мастера широкополосной печати винят во всем заказчиков-коммунистов — такой, мол, оригинал представили.

Наш любимый город тоже может спать спокойно: он в увековечении памяти героев не отстал от столичных и читинских грамотеев. Есть у нас улица, названная в честь самого юного Героя Советского Союза. Так вот она называется «ул. В. Котик». Но это с одной стороны, где старые дома, а с другой стороны есть новый дом с табличкой «ул. Вали Котика». Возможно, муниципальным нашим хозяйственникам не совсем ясно, пионер-герой Валя — мальчик или девочка, а следовательно, склоняется ли фамилия. Между прочим, на этой улице находится областное управление дорожного хозяйства. И его сотрудники могли бы задуматься, верной ли дорогой они ходят каждый день в присутственное место.

Гуляющие последнее время по интернету сканы предвоенных взаимных дружественных приветствий вождя советского народа и фюрера народа немецкого для меня не стали большой новостью — о том, что кроме «пакта Молотова и Риббентроппа» был еще и договор о дружбе между советской страной и Третьим рейхом, я помню из курса истории. Но я сейчас не об истории. Товарищ Сталин, как поется в песне, был «большой ученый, в языкознании познавший толк». Но факты ставят почти хрестоматийные строки под сомнение — обращение вождя к фюреру «АдольфУ ГитлерУ» написано грамотно, чего нельзя сказать о телеграмме «господинУ Иоахим фон Риббентроп». Неужели в протокольном отделе Совнаркома не нашлось референтов, знавших, что иностранные мужские фамилии с нулевым окончанием склоняются в русском языке по второму склонению? Мальчик или девочка господин Риббентроп, надеюсь, сомнений не было. Позволю себе предположить, что тут сыграло роль латентное благоговение будущего генералиссимуса перед всякими имперскими и аристократическими атрибутами. Если с величанием простолюдина рейхсканцлера можно было не церемониться, то дворянскую фамилию рейхсминистра с союзом «фон», требующим неведомого русскому разуму падежа, рука не поднялась просклонять.

Как на мой взгляд, так в отношении нацистов более уместны слова, которые с недавних пор Государственная Дума писать запретила. Но, что касается самого слова «нацизм», то историки и юристы жалуются, что после принятия Госдумой закона о введении в Уголовный кодекс статьи «Реабилитация нацизма» у них начнутся проблемы с семантикой. Якобы этот закон не дает определения понятию «нацизм» и ставит под угрозу взаимопонимание ученых и полицейских. Я — не историк, проблемы историков — их проблемы. Но для меня очевидна проблема стилистическая. Услышав такое название закона, можно подумать, что он как раз и реабилитирует нацизм, хотя законодатель имел в виду обратное.

Вышеописанные «вопросы языкознания» — это, по моему скромному разумению, издержки известного ленинского подхода к государственному строительству, когда кухарка, немного подучившись, может управлять государством, не говоря уже о муниципальном хозяйстве. Кухарка — она и правда много чего может: и состряпать, и накормить, и скалкой кого надо огреть. Однако, подчеркивал Ильич, «кухарка» никак не может без «училки», иначе стряпуху все время будут попрекать за неотесанность. Союз «кухарки» и «училки» — большая сила. Но проблема в том, что разудалая «кухарка» тяготится всякими там правилами, о которых все время напоминает въедливая «училка». И если «кухарка» захочет «в единое слово слить свою грусть и печаль» и сольет, а «училка» начнет верещать, что слово написано с нарушением правил орфографии, то у «кухарки» всегда скалка под рукой.

С приближением праздника Победы сеть опять запестрела сообщениями о курьезных поздравлениях. Брянские колбасники рекламируют свою продукцию свиными тушами в образе партизан, московские карамельщики выпустили леденец цвета георгиевской ленты… В нашем Зелике написали на плакате: «опять не спитЬся ветеранам» — глаголы на -ться/-тся — это же, как Пушкин — наше все. Даже на сайте областного правительства и в блогах областных оппозиционеров не чувствуют разницу между инфинитивом и третьим лицом возвратных глаголов.

В уже помянутой не к ночи Госдуме обсуждается законопроект об ответственности за осквернении Дня Победы. Если дело пойдет, то возможно, нас ждут громкие процессы «левых уклонистов от правописания» и «дизайнеров-вредителей». Но это в том случае, если правоприменительной практикой будет руководить «училка». А если «кухарка», то скалка может опуститься на головы «грамотеев-предателей», которые оскверняют все вокруг своим нездоровым интересам к ошибкам. Кстати, пару таких слишком грамотных уже заклеймили: Шендеровича и Рабиновича, скрывавшегося, как все космополиты, под псевдонимом Иртеньев.

И в заключение английский анекдот.

У королевы Виктории спросили:

— Почему Вы, Ваше Величество, не совсем грамотно говорите по-английски?

— Чтоб не подумали, что я еврейка.

Марина Райберг, Выпускающий редактор

Комментировать (5)

Комментарии

prealoader
prealoader