Всё остальное у нас есть

В минувшую субботу в Калининграде прошло мероприятие если не всемирной, то наверняка государственной важности. При участии самого Патриарха Кирилла, а также сонма иных видных православных деятелей в Калининграде состоялся первый областной форум Всемирного русского народного собора. Тема высокого собрания была сформулирована актуально почти что до скрежета зубов: «Рубежи русской государственности: глобальные вызовы, региональные ответы».

Мы живем в эпоху дисциплины, культуры и цивилизованности, но еще далеко не в эпоху распространения нравственности. О настоящем положении людей можно сказать, что благоденствие государств растет вместе с несчастием людей. И еще вопрос, не были бы мы счастливее в первобытном состоянии, без всей этой культуры, нежели в нашем теперешнем положении. В самом деле, как можно сделать людей счастливыми, не делая их нравственными и мудрыми? Ведь тогда зло не уменьшится.

Иммануил Кант. «О педагогике». 1803 год.

К сожалению, большинство региональных СМИ ограничилось простой констатацией этого факта, прославлением его местных участников (в зависимости от того, кто какое издание и из какого бюджета финансирует) да цитированием по поводу и без повода резолюции этого славного собрания. Между тем, русский народный собор и мысли, высказанные его светлейшими участниками, крайне достойны осмысления и обсуждения. Но, для начала — микрозарисовка из жизни, обычное вечернее наблюдение, сердца некоторые заметы. То ли радостные, то ли горестные, а скорее всего — обыденные. Про региональные вызовы на глобальные ответы.

Чуть более чем через сутки после завершения форума Всемирного русского народного собора я пошёл в ларёк у дома во вполне себе центре города, чтобы обрести духовность, а также более приземлённые хлеб и яйца. Передо мной в очереди были двое, мужчина и женщина.

— Вчера два литра выпила, откуда фингал появился — сама не знаю. А, в целом, и неважно, — заявила она.

— Вот и славно, — отметил он.

— Что вам, молодые люди? — поинтересовалась продавщица.

— Водка за сто десять есть? — спросили они почти хором.

— Конечно! — с готовностью ответила продавщица.

— Вот её и давайте! Всё остальное у нас есть! — гордо заявил мужчина.

Но отбросим в сторону иллюстрации, констатации и коннотации, вернёмся к собору. Резолюция, опубликованная по итогам его проведения, содержит массу благих призывов и ценных намерений. Недостатков в ней — сущие крупицы. Вот, например, православные авторы наивно полагают следующее: «Часть региональной бизнес-элиты начала ориентироваться на западные ценности. Накопление капиталов этой элитой способствовало появлению сил, выступающих за независимость региона от России под видом республики, „особой“ либо „заграничной“ территории. Началась пропаганда идеи постепенной интеграции региона в ЕС и отделения от России».

Это они, конечно, так думают совершенно зря. Ведь даже калининградским детям известно, что все без исключения региональные бизнес-элиты всегда ориентировались сугубо на русские народные ценности. На их царственную триаду: «авось, небось и как-нибудь». Концепция «авось» выражалась в безудержном и, как ни странно, безнаказанном оттяпывании не очень хорошо лежавшей после распада СССР государственной и муниципальной собственности. В первую очередь — земельных участков под застройку и сельское хозяйство. А также государственных активов, вроде флота и крупной промышленности. Элемент «небось» выражался в надеждах на то, что такая вот изящная предприимчивость пройдёт незамеченной для правоохранительных органов. А если и не пройдёт, то усыпить их бдительность, небось, получится при помощи небольших инвестиций. 

Наконец, концепция «как-нибудь» весьма успешно описывает то, каким образом обращались с вновь обретённой собственностью эти самые «бизнес-элиты». Поля зарастали, на участках под застройку появлялись архитектурные монстры, а флагманы промышленности вначале скукоживали свой спектр продукции до рулонов туалетной бумаги и гигиенических платочков. А затем и вовсе начинали процедуру банкротства.

Патриарху Кириллу и иным соборным людям бояться нечего: западные ценности население Калининградской области воспринять за 24 прошедших с момента падения железного занавеса лет то ли не смогло, то ли не захотело. Скорее всего, всё вместе. Нам глубоко чужда, к примеру, такая европейская ценность, как уважение к продуктам человеческого труда. Неважно, были ли эти люди нашими единоверцами и соплеменниками или у них просто руки росли из нужного места. Иначе мы бы не уничтожали с таким ажиотажем последние 70 лет всё то полезное, что досталось нам в качестве военного трофея по результатам Второй мировой войны. И речь даже не о памятниках архитектуры, которые многие уверенно считают враждебным плевком воинствующего империализма. В конце концов, практическая ценность кирх и замков всё же неоднозначна, особенно сегодня. Не ровен час — развалятся на куски, туристы то ли приедут, то ли нет, а денег на содержание нужно ой как немало. 

Но вот уничтожение большей части вполне работоспособных восточно-прусских предприятий, в первую очередь сельскохозяйственных — тут явно поработала русская ментальность. Подвиг жителей Железнодорожного, успешно сровнявших с землёй пивоваренный завод, несомненно достоин похвалы со стороны призывающих отринуть чуждые ценности участников первого Калининградского форума Всемирного русского народного собора. Отринули враждебную ценность, разобрали на кирпичи, сложили из них народные свинарники — и радуемся жизни. А таких заводов на территории региона — сотни. Были. Завод в современной русской культуре есть лишь средство выжимания всех возможных средств, до последней копейки. Когда всё выжато, можно разбирать на кирпичи.

Ну а если бы какие-то потуги сепаратизма и существовали, то их бы напрочь пресекли «деловые элиты» новой формации, образом существования которых является поглощение падающих с федерального неба финансовых потоков. О какой независимости можно говорить, если в перспективе конца 2015 года федеральная казна будет основным инвестором в региональную экономику? И наиболее эффективными предпринимателями станут (если ещё не стали) те, кто более других успешен в деле освоения бюджетных потоков.

Калининградцы — мирные и доброжелательные соседи, готовые к развитию взаимовыгодных и дружеских отношений с другими странами. Уважая национальную культуру и самобытность этих стран, они оставляют за собой право укреплять, не менее чем соседствующие с ними народы, свою собственную культуру и национальное самосознание и разделять с этими народами общие озабоченности посредством честного и непредвзятого диалога.

Из резолюции форума Всемирного русского народного собора в Калининграде.

архитектурно-пространственную

С такой же идентичностью, с которой защищает эту шизофреническую архитектурную политику прошлых лет нынешний мэр города, с мрачным лицом восседавший в президиуме форума в минувшую субботу. «Ну, в советское время кто давал, кто спрашивал-то? Какие зоны? О чем вы говорите? Тогда только вы бы задали в советское время вопрос „А чего вы там построили?“, лет 20 бы получили бы. Сидели бы сейчас на Магадане со своими вопросами», — заявил во вторник журналистам Александр Ярошук. Журналисты, конечно, виноваты во всём и во все времена, это понятно. 

Но хотелось бы спросить в ответ у явно тоскующего по советским временам мэра: где бы оказался в таком случае в тот славный период нашей истории он, Ярошук, со своей виллой в Каннах и прочими проявлениями нестяжательства? Кстати, являющегося одной из главных духовно-нравственных основ Святой Руси, как сообщает нам энциклопедия «Русская цивилизация». В том же Магадане или чуть поближе? Может быть, в Норильске или в Воркуте? Отправился бы с ним на пару в теплушке «потерявший» в результате забавных банковских операций 317 миллионов бюджетных рублей губернатор? Но такой вопрос, пожалуй, пойдёт вразрез с нашей же русской культурной идентичностью. Предписывающей помалкивать в тряпочку, покуда барин повелевает.

Мысль участников первого областного форума Всемирного русского народного собора неизбежно простёрлась и в экономической плоскости. «Необходимо принятие комплекса мер по поддержке малого предпринимательства и личной инициативы граждан, особенно в районах с низкой плотностью населения, посредством создания максимально благоприятных условий для развития сельского хозяйства, рыболовства, предпринимательства», — гласит резолюция высокого собрания под предводительством духовенства. Полыхающие которую неделю по всей Калининградской области угодья явно дают понять: европейские сельскохозяйственные ценности нам чужды, у нас свой, особый путь создания благоприятных условий для зерновых и плодово-овощных. Подсечно-огневое земледелие, по сей день остро популярное у племён Центральной Африки, Океании и индейцев Южной и Центральной Америки. Кстати, никого в тюрьму за поджоги пока что не посадили и даже вроде бы не оштрафовали; власти в лице губернатора ограничиваются лишь громкими заявлениями о необходимости эти палы травы жёстко пресечь.

Ну и, наконец, о культуре. В резолюции форума собора особый акцент сделан на увековечивании во всех городах области «памяти видных российских государственных, военных и культурных деятелей, чья жизнь и творчество связаны с землей нынешней Калининградской области, путем установки памятников, малых архитектурных форм и памятных знаков, а также в топонимике». Тут как нельзя более кстати встаёт из глубины веков мрачный старец Иммануил Кант. Которому, пусть и ненадолго, всё же посчастливилось стать подданным Российской Империи.

«Мы обязательно найдём финансирование на создание данного музея. Я также дал поручение связаться с историками и любителями истории Канта в Германии, чтобы обсудить с ними концепцию создания музея и возможное приобретение экспонатов, связанных с Кантом. Да, мы создаем музей в том месте, а чтобы понять, что это будет, мы должны провести определенную работу», — заявил в январе 2014 года Николай Цуканов.

заявилкаких-тоукрашено исконно русским тезисомкакого-либо

Так что резолюция первого областного форума Всемирного русского народного собора, состоявшегося в минувшую субботу под председательством предстоятеля РПЦ, Патриарха Кирилла, малость запоздала. Мы для сохранения цивилизационной идентичности и единства русского народа на территории Калининградской области уже всё сделали сами, причём давно и всерьёз. Сломали, сожгли, растоптали и перепродали — и не только в окружающей среде, но, в первую очередь, в самих себе.

В самом начале XIX века Кант утверждал, что благоденствие государств растет вместе с несчастьем людей. Сегодняшние события выворачивают этот тезис наизнанку. Снижение нашего государственного благоденствия ничуть не препятствует пароксизму счастья. 70-процентная девальвация рубля, резкое сокращение государственных доходов и расходов, отсутствие экономических перспектив и буквально крах надежд совсем недавних лет вовсе не мешают нам со всё более растущим оптимизмом поджигать поля, уничтожать памятники истории и превозносить правителей до небес. Мы сами уже выстроили форпост нашей духовности в Европе, обсыпали его мусором, облили нечистотами (очистные-то так и не работают) и, весело смеясь, подожгли по периметру сухую траву.

Кант предполагал, что утилизация зла есть цель. Спустя всего лишь двести лет приходится констатировать, что это даже не средство. «В самом деле, как можно сделать людей счастливыми, не делая их нравственными и мудрыми?» — вопрошал философ в своей лекции образца 1803 года. «Давайте нам водку за сто десять рублей, — отвечают кёнигсбергскому философу посетители калининградского ночного ларька сквозь столетия. — Всё остальное у нас есть».

Алексей Милованов, главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментировать (16)

Комментарии

prealoader
prealoader